30/11 Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

30/11 Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: Европа, окрыленная победой Байдена, собирается перезапустить отношения с Вашингтоном. Повестка Байдена заключается в совместном отстаивании интересов демократического мира против авторитарных держав и закрытых экономик. А, наша стратегия, это какая-то постоянная оборона, извинения, но не наступление. Мы не формируем правила игры, мы действуем на предлагаемом поле. Может нам пора понять, что мы понравимся Западу только «мертвыми»?

Кургинян Сергей Ервандович:

Конечно мы хотим демократии, но, чтобы была демократия, нужно гражданское общество, чтобы граждане избирали, а не некий такой глобалистический «фарш», из которого уже состоит существенная часть национальных стран.

Когда мы видим, что в США в некоторых Штатах голосуют по 845% избирателей, а некоторые избиратели рождены в 1805 году, то остаётся только воскликнуть: «Ну, вы даёте!»

Дальше начинается вопрос о ценностях, которые сделали человека человеком: семья, частная собственность, государство. В западных семьях возникает множество полов и возникает ощущение, что мы имеем дело с тем типом растления, который предвещает смерть Империи.

Здесь возникает вопрос, мы то, кто (россияне)? Откуда мы берём свою идентичность? Мы говорим о том, что мы являемся наследниками Византии, что мы являемся наследниками той греческой цивилизации, которая всегда смотрела на классический Рим, как на нечто достаточно бесовское.

И вот именно эта греко-центрическая идентичность перешла к Московскому царству. Другой вопрос, что Империя Романовых в последствии в какой-то степени хотела стать Европой. Перенос столицы в Петербург означал стремление поближе «подгрести» к западной классической римской идентичности, восстановленной уже Ватиканом и католическим Римом.

А дальше большевики перенесли столицу назад в Москву. И они же постепенно восстановили патриаршество. Потому что стало снова ясно, что есть один мир, который называется западным буржуазным европейским классическим, и есть второй, который мы строим с центром в Москве. И в сущности воспроизвелась каким-то образом вот эта концепция двух европейских идентичностей. В истории неумолимо раз за разом воспроизводятся две европейские идентичности!

Поэтому разговоры, что давайте мы или на Запад, или в Азию, это такой же нелепый разговор как о том, что мы живём отдельно от человечества. Мы являемся выразителями другой Западной идентичности. Поэтому, и я хочу это подчеркнуть, Запад так люто ненавидит нас, как никого другого! Запад преисполнен лютой ненавистью к существованию второй западной сущности!

Нас Запад загоняет в тупиковую альтернативу номер один, что есть только один Запад. И второе, во что нас загоняют: вот мол у нас есть ценности и наши ценности самые ценностные в мире. Нет их уже у вас! Нет у вас ценности семьи! Какие у вас остались ценности?!

Я долгое время всё время спрашивал: а, что демократия, это средство или цель? Уже нет ни одного эксперта, который ответит, что это цель. Но, это же полный бред! Если институциональная демократия становится целью, а потом мы видим на выборах 841 процент голосующих, то в чём вообще цель? Цель, вот в этом прозябании, гниении внутри разлагающейся Империи! Так что, в неё надо входить?

И тогда возникает последний вопрос, а кто-то хочет входить? Да, есть ещё фанаты вхождения в Запад, для которых это всё высшая сакральная ценность. А кто ещё из здравомыслящих людей еще в эту Европу верит?!

Остался только исступленный прозападный остаточный инстинкт, ужасно сильно укорененный в элите, который абсолютно отрицается народом и лишён всяческого смысла. Эта химера западничества рухнет под тремя факторами. Первое, никогда не было одного Запада и никогда не были мы вне него. Коммунизм, Московское царство, это западные идеи. Второе, полный крах классических западных ценностей, которые сегодня отстаивает меньшинство. И третье, что никто нас там не ждет никогда! Если кому-то мало этих трех факторов, то остаётся последний четвертый: когда они нас начнут уничтожать, тогда эти люди может опомнятся.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я согласен с Сергеем Ервандовичем. Я уточню своё понимание. Я считаю, что есть не два Запада, а две Европы. Одна Западная Европа, а вторая, это которую представляет Россия, то есть Евразийская Европа. Я считаю, что это была Евразийская Империя согласно Трубецкому, Гумилеву, которая наследовала монголо-татарскую Орду, которая была первой Империей на территории Евразии.

Я считаю, что есть два типа империи. Одни империи создавались от обороны и предназначались для отражение внешних угроз. Например, Австро-Венгрия была создана для обороны от Османской империи. Османская империя на мой взгляд тоже была создана от обороны, когда арабы и мусульмане приняли Османов как возможность защищаться от крестоносцев. Потом она переродилась в более агрессивную и заняла часть Балкан и прочее.

И есть империи чисто колониальные, которые создавались в целях обогащение, грабежа и эта традиция шла от Рима. Такими были Британская Империя, испанская, голландская, французская. Смысл этих империй был в экспансии. Империи от обороны всегда создавали государства, как Византия, Россия, Австро-Венгрия. Смысл Российской империи всегда был в обороне евразийского пространства, которое она занимала.

Да, мы были в Европе. После Наполеона мы пришли в Европу и господствовали там почти 40 лет. Второй раз после Великой Отечественной войны мы заняли центральную Европу, но заметим, что смысл был не в присоединении этих стран, а в создании буфера. Изначально у Сталина даже не было мысли сделать эти страны социалистическими, всё это произошло, когда началась холодная война и эти страны надо было иметь как буфер, то есть опять это шло от обороны.

И мне кажется, что там, где Россия нарушала эту традицию, там она терпела крах. Например, при Николае II русско-японская война. Это было чрезмерно, это было за пределами Евразии. Китай за пределами Евразией, и там Россия потерпела крах. В советское время я считаю, что Афганистан – это тоже было за пределами того ареала, который присущ России.

Это факт! И заметьте, что и в том и в другом случае это послужило краху одной имперской системы и возникновению другой. Фактически русско-японская война на мой взгляд была началом конца Николаевской российской империи, а не Первая Мировая война. А Афганистан конечно сыграл большую роль в том, что произошло с Советским Союзом.

Я думаю, что Империя обороны, это естественное состояние России, и что не имеют смысла это менять. Как ни странно, это всегда была политика от обороны, политика выжидания, сдерживания, маневра и это всегда приносило Российской империи и Советскому Союзу успех. Я не думаю, что в этом смысле мы должны менять себя. Мы просто не сможем делать так, как Запад. Мы должны делать так, как мы умеем.

Вот, Крым – мы сделали, как мы умеем, в тот момент, когда это стало необходимым, когда созрела ситуация. В Карабахе именно так и происходит, как естественно нам. Надо делать всегда то, что у тебя получается и тогда будет успех.

У нас никогда не получался «PR», мы всегда проигрывали в информационной войне, у нас никогда не было склонности к саморекламе, но тем не менее всё у нас складывалось именно так, как мы поступали.

Вот посмотрите закат этой Западной Европы романо-германской цивилизации уже произошёл, это очевиден! Возьмите 1914 год и 2020-й, возьмите Англию, Францию, Германию. Что это были за страны? Были гигантские Империи! И возьмите сегодня! Вообще их можно понять, когда они так ждут Байдена. Представьте, что американцы уйдут из Европы и что будет? Россия автоматически становится главной европейской державой, потому, что ни у одной европейской страны нет возможности противостоять России ни в военным, ни в экономическом отношении.

Правильно вы сказали, у Александра Македонского вообще не было никаких экономических потенциалов, но он завоевал весь мир. И у монголов не было ничего экономического. Я считаю, что построение и укрепление Империи от обороны, это правильная позиция.

Кургинян Саргей Ервандович (2-я часть):

Я хотел бы очень дружески полемизировать. С одной стороны, вы абсолютно правы, конечно человек должен делать то, к чему он призван. Но, очень часто бывает так, что именно то, что человеку труднее всего даётся, а он это атакует, оно и движет его вперёд. Второе, я абсолютно согласен с тем тезисом: а, кто такой был Пётр Великий? Это было чудовище! Но, где бы мы (Россия) были без него?

И тут возникает самое главное. 2005-2006 годы, это было то время, когда нам сказали на Западе в рамках элитной дипломатии, что принимать вас будем только по частям!

И тогда разделилась элита ГБ (российской Госбезопасности), которая вся была за то, чтобы входить в Европу, на ту часть, которая сказала: «Фигушки!», и ту часть, которая сказала: «Ладно!». И тогда Ракитов (чей он агент – мы знаем) писал, что страна должна быть маленькой и в ней должны быть уютные «сортиры». И мы всю эту агентуру пятого управления знаем наизусть, которая «завыла» в 2005-2006-м, что надо делить Россию на части лишь бы войти в Европу. Вот тогда Путин сказал: нет! И не он один, вторая часть этой элиты тоже сказала нет.

А, что было в 2001-м? Кто главный вел Россию на Запад? Ельцин? Нет. Путин! Путин наиболее сильно вел на Запад страну до тех пор, пока ему не сказали, что по частям будем принимать.

А дискуссию о «термояде» мы помним? Мы что, действительно считаем, что некий нефтяник пострадал из-за того, что он неправильно налоги платил (Ходорковский)? Он пострадал за то, что на самом авторитетном заседании, какое только может быть, где сидел Чейни за другим столиком, а он сидел за главным, он сказал, что будет Президентом (России) и «сольет термояд» (избавиться от ядерного оружия). Вот тут элита не выдержала. Она поняла, что значит «слить термояд». И он сел! И Чейни же его заложил! И мы прекрасно понимаем какой сейчас настал момент. Либо вся эта прозападновосклицающая часть «уйдёт к чертям собачьим», либо мы погубим страну!

Шахназаров Карен Георгиевич (2-я часть):

Я считаю, что Петр I и все его реформы были направлены на то, чтобы всё это шло от обороны, потому что надо было дать выход России к морю. В этом была суть Петровских реформ.

Пролистать наверх