29 Декабря. Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

29 Декабря. Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 29.12.2021 г.

Ведущий: Весь мир ждёт переговоров Россия-США и Россия-НАТО. Боррель вдруг сказал, что не надо говорить о Европе без Европы. Он не хочет новых ялтинских соглашений, а мечтает о «Хельсинки-2».

Михеев Сергей Александрович:

Мне нравится всё происходящее, потому что это пример того, когда в случае проявления политической воли картина мира меняется на глазах. Ещё недавно мы слышали какие-то истерические крики из Киева, что мы не дадим обсуждать судьбу Украины без Украины, но теперь об этом уже даже речи не идёт. Теперь дискуссия поднята на совершенно другой уровень: «Мы не дадим обсуждать судьбу Европы без Европы!» Эта качественная разница произошла в течение нескольких дней! Вот, что возможно, когда у вас есть политическая воля, вы готовы жёстко формулировать свои требования и чувствуете, что за этими требованиями есть достаточные ресурсы.

То, что ресурсы есть – это однозначно так, потому что в противном случае с нами никто бы не стал разговаривать. Первая реакция нашей оппозиционной либеральной общественности на наши требования-предложения была такой, что мол всё это ерунда, что Запад «плюнет в лицо» Путину. Оказывается, Запад собирается на переговоры, потому что в отличие от нашей либеральной оппозиции там люди понимают, что у России есть определённые ресурсы и она может заявлять эти требования. Им Россию надо переиграть и обмануть, но просто отмахнуться от неё уже нельзя. Мы увидели, как сверх быстро меняется картина мира.

Касательно Европы. Америка уже обсуждает судьбу Европы без Европы, поэтому всяким Боррелям приходится на эту тему выступать. Они хотят успеть в вагончик уходящего поезда и кричат, что не забудьте про нас. Европа сама в этом виновата. Она, как и Украина, только на более высоком уровне сама поставила себя в эту ситуацию. Она десятки лет делегировала вопросы собственной безопасности американцам и убаюкивала себя разговорами о том, что евроатлантическая солидарность, это самое главное в её жизни. Она долго говорила о том, как ей плохо, что пришёл негодяй Трамп и источала радость, что наконец-то пришёл Байден – «папа» вернулся! И вот в результате мы напрямую с американцами обсуждаем вопросы стратегической безопасности.

Когда американцы делают реверансы в сторону Европы и говорят, что они должны посоветоваться с НАТО, то это для них не более, чем технический инструмент. Также американцы могут использовать это как фактор в разговоре с нами: когда им надо будет, они вспомнят о европейских союзниках и заявят, что у европейских союзников другое мнение, а когда им не надо, то они будут обсуждать Европу с Россией без Европы. Они так действуют постоянно и всегда. Европа стала заложницей своего собственного безволия, она лишилась своей субъектности совершенно сознательно, ей было приятно жить в комфорте и не думать о своей безопасности.

Ей тоже было приятно ощущать себя победительницей в противостоянии с Советским Союзом. А, где они в этом поучаствовали? Может быть Европа держит руку на пульсе дискурса по Украине? Американцы их очень быстро вытеснили с Украины! Европы нигде нету и в этом их вина. Они могли наладить отдельный диалог с Россией, но когда Россия пыталась это делать, то тут же из Европы неслись истеричные вопли, что Россия пытается расколоть евроатлантическую солидарность и западную цивилизацию. А когда Россия пыталась наладить отношения с отдельными странами Европы, то они заявляли, что Россия пытается расколоть Евросоюз. Поэтому для России не осталось никаких других вариантов кроме как напрямую обсуждать вопросы безопасности с Америкой, потому что Америка в этом деле главная.

Что касается Борреля, то у него есть личная история. Мне кажется, что не столько он обиделся, когда он сюда приезжал, сколько, когда он вернулся в Европу, то на него набросились и стали осуждать за то, что он «не поставил на место» Лаврова и Путина. И теперь он всё время компенсирует это всякими рассказами о том, что Россия неправа. Он занимается внешней политикой, а может мне кто-нибудь определить в чётких тезисах в чём заключается внешняя политика Европы? Её просто нету! У Евросоюза нету чёткой, понятной, расписанной по пунктам внешней политики, с которой согласны все его члены. Европа стала заложницей своей собственной геополитической импотенции. Европа могла бы стать крупным игроком, но для этого ей пришлось бы отделить себя от США, а американцы её в грош не ставят. Они будут обсуждать с Россией стратегическую безопасность, вспоминая о Европе лишь тогда, когда им это будет выгодно.

Замминистра Рябков говорил, что наше предложение, это не меню и выбирать пункты не придётся, но понятно, что нам будет навязан сложный многоуровневый переговорный процесс, в ходе которого могут возникнуть и провокации. Например, для того, чтобы сменить карты на столе если переговоры идут не так как хочется, то можно подтолкнуть какую-нибудь Украину на какую-нибудь вооруженную провокацию, чтобы сказать, что теперь уже об этом разговора быть не может. Это может произойти, но тут надо помнить, что когда нам заявят, что по каким-то пунктам они готовы согласиться, а по каким-то нет, то по тем пунктам, по которым вы не готовы, мы вам напоминаем, что по этим пунктам мы считаем, что наши руки полностью развязаны и у нас будет военный и военно-технической ответ. Вот так было бы правильно!

Что касается раздела сфер влияния. Запад заявляет, что в XXI веке разделение на сферы влияния невозможно. Это из чего вообще следует?! Если нужно, то в XXI веке возможно всё! Боррель заявляет, что это чисто российская повестка дня и они не будут её обсуждать, но когда за ней стоит несколько тысяч ядерных боеголовок, то эта повестка дня становится глобальной и зависит только от готовности России делать её глобальной или не делать, это вопрос политической воли России. Если вам не удобен термин «раздел сфер влияния», то можем сказать, что наступила эпоха новых договорённостей, но в конечном итоге речь идёт о сферах влияния, потому что всё остальное нам задаром не надо!

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я согласен с Сергеем Александровичем, что ситуация после нашего послания буквально за несколько недель сильно изменилась. Мы смогли выдвинуть требования, потому что у нас сегодня за этим есть сила, мы созрели для этого. Ещё 2-3 года назад мы не могли себе позволить делать такие послания Западу. Мюнхенская речь Путина тоже была очень жёсткой и определённой, но ничего не произошло. Сегодня ситуация изменилась, и мы видим такую реакцию Запада, которая говорит о том, что они вынуждены с нашими требованиями считаться.

Другой вопрос, что у нашей замечательной страны есть такая привычка, что для того, чтобы модернизироваться, она должна до основания само-разрушиться, всё потерять, а потом, надрывая пупок, всё восстанавливаться. Нельзя ли в будущем как-то по-другому модернизироваться?! У нас было «смутное время», время перестройки. Это наша нехорошая традиция, видимо это лежит в нашем характере. Сейчас у нас идёт восстановление своего влияния в этом мире.

По поводу Борреля, его предложение по «Хельсинки» – хорошее дело, надо это обсудить. Принципом «Хельсинки» была нерушимость границ, хотя Запад это постоянно нарушал. Присоединение ГДР к ФРГ было без референдума, в прибалтийских республиках тоже не было референдумов о выходе из СССР. Хельсинкские соглашения нарушены Европой по всем пунктам, поэтому идея господина Борреля очень хорошая и нам стоит ей воспользоваться.

Я всё-таки думаю, что главная точка противостояния, это Украина. Это – та ловушка, в которую Запад попал и на мой взгляд мы весьма умело этим пользуемся. Помните, что на пресс-конференции Путин не ответил на вопрос, будут ли применены вооружённые силы России на Украине и правильно сделал. Это тот кошмар, который их мучает. Именно поэтому и Байден захотел в своё время встречаться с Путиным. Они не могут защищать Украину и бояться, что Россия под каким-нибудь предлогом введёт свои войска на Украину. Они бы так и сделали! Речь идет не об оккупации, а о возможности предоставить украинскому народу право выбора. Мы знаем, как это всё делается. Это тот сценарий, который разыгрывался американцами много раз. Это и есть главное опасения Запада и главный козырь в нашей игре. Мы говорим, что мы не собираемся вторгаться, но они нам не верят. Они не готовы защищать ни Украину, ни Прибалтику. Я не уверен, что они Польшу будут защищать.

Это всё происходит потому, что произошло перераспределение сил. Сегодня в мире есть три силы, которые могут называться сверхдержавами и могут реально влиять на всю мировую политику и на мой взгляд деление мира на сферы влияния неизбежно. Я считаю, что будущее вообще за большими образованиями, за теми самыми империями в разных формах по одной простой причине, что сегодняшний уровень военных технологий стал недоступен небольшим странам. Уже Германия не способна создать современные средства ПВО! Мир будет делиться на огромные кластеры, в которых будут свои лидеры. Такими лидерами будет США, Россия, Китай и возможно Индия присоединиться к этому через какое-то время.

Для того, чтобы поддерживать паритет и не скатиться к войне эти страны должны гласно или негласно разделить мир на свои сферы влияния и это очевидно. Запад с этим не хочет согласиться по той причине, что он слишком долго находился в лидерах в одиночестве. За 30 лет там выросло поколение политиков и дипломатов, которые не знают противостояния, а тут вдруг возникла ситуация, когда они вынуждены в чём-то уступать, идти на компромисс и уходить откуда-то. Они к этому не привыкли, но это неизбежно, другого пути просто нет, потому что иначе – это путь к войне. Это долгий процесс, это завтра не произойдёт, но ни в Венесуэле, ни в Северной Корее они уже не смогли применить силу. Поэтому, так или иначе им придётся идти на переговоры с Россией и делить мир на сферы влияния.

Пролистать наверх