27 Мая. Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

27 Мая. Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 27.05.2021 г.

Ведущий: Я лично считаю, что коронавирус сильно влияет на голову. До коронавируса многие политики следили за языком, а сейчас они говорят просто запредельное, раньше из-за таких выражений начинались войны. Анджей Дуда заявил, что Россия ненормальная страна, агрессор и тому подобное.

Кургинян Сергей Ервандович:

Я присутствовал здесь на передаче, когда обсуждалось, что такое коронавирус: оружие или нет. И тогда один из медиков сказал, что если вы можете доказать, что в вирусе есть искусственная врезка в геном, то, что это может означать, мировую войну? Мир был поставлен «на уши» и запретили всем разговаривать о том, что вирус, это искусственная Химера. За эту идею арестовывали и сажали в сумасшедшие дома, например, крупных французских ученых. Теперь все повернулись на 180 градусов и говорят, что «это действительно наверно Химера, давайте обсудим эту версию». Мы присутствуем при глобальной риторической мошеннической операции, превратившейся в юридические процессы.

Я бы хотел обратить внимание на то, что колоссальные события произошли в Норвегии, которая превратилась фактически в колониальный придаток Штатов. Там размещается всё больше и больше американского военного контингента для решения проблем Арктики и Балтии.

Фразы Дуды обсудим отдельно, но количество польских провокаций по отношению к газопроводу «Северный поток-2» просто зашкаливает. Они что, хотят украсть польский участок этой трассы? Они хотят этот участок изъять из коллективной собственности и просто приватизировать, а дальше из этой самой Норвегии протянуть свои трубопроводы, построить терминалы для приёма сжиженного газа и любой ценой сделать так, чтобы русский газ не поступал в Европу.

У нас центральная точка климата, это Арктика, и Запад кричит, что «русские не смейте туда затягивать Китай». Вокруг Арктики американцы сплачивают северный кулак, который нацелен на нас, на Беларусь и всё остальное. А дальше происходит сплочение немецкой части и территорий вокруг неё, Австрии, Чехии и так далее. Дальше на юге уже надо иметь в виду Турцию, где есть и Болгария и так далее. Этот кордон уже делится на части и приватизируется отдельными слагаемыми, которые находятся в достаточно сложных отношениях друг с другом.

Касательно самих слов Дуды. Теперь уже разрешено национальное оскорбление, а это значит, что вся риторика уничтожена вообще. Эти высказывания сопряжены с реальностью и внутри на западном фланге наращивается ярость, бесконечная готовность оскорблять, формируются определённые военные группировки и интересы, которые рано или поздно превратятся в реальность. Конечно слова обесценились и виртуальный мир живёт в отрыве от реального, но не до конца. Вся система русофобии разворачивается и движется дальше.

Самое страшное в распаде Советского Союза заключалось в том, что все отделившиеся от СССР республики вдруг сами стали микро-империями неизмеримо более свирепыми, чем Российская империя и они тут же начали геноцид. Абхазия и Южная Осетия не входили ни в какую Грузию, они входили в Советский Союз, они понимали, что у них есть гарантия Москвы. Но вдруг это всё исчезло, и грузины стали уничтожать абхазов, осетин и так далее. Грузия, призывавшая к свободе, сама вдруг оказалась такой «держимордой», что и не снилось! Когда всё это дошло до резни, то мы отреагировали достаточно мягкое и не вошли в Тбилиси. Мы признали эти несчастные, истерзанные государства, а теперь говорят, что это жест чудовищного российского империализма и ненормальной страны.

Если кого-то называют ненормальным, то это имеет юридические последствия, заключающиеся в поражении в правах, и если он это не признаёт, то ему надо одеть смирительную рубашку. Не бывает так, что слова – сами по себе, а действия – сами по себе. Говорится о том, что Грузия будет принята в НАТО, которое там наведёт порядок, то есть позволит грузинам резать абхазов и осетин, а мы их признали. То есть, на южном фланге начинается сосредоточение военной истерики и на северном. А также у нас есть ещё Донбасс и Белоруссия, и мы фактически находимся на огромной дуге в какой-то предвоенной ситуации. Невозможно бесконечно на это не реагировать! Дальше втянется Кавказ и наш МИД прямо говорит, что если уважаемая Турция и дальше будет так сильно поддерживать Украину, то нам рано или поздно придётся обратить на это внимание, а в Турции есть «Южный поток» и там есть свои истории и сюжеты.

Фактически вопрос состоит в том, что Польша вместе с кем-то берёт «подряд» на эту антироссийскую деятельность и её президент говорит в глаза всему миру, что Россия ненормальная страна. А ненормальная страна может быть членом Совета Безопасности ООН? Не ему решать, но кто-то должен озвучивать. Поляки слова не могут «квакнуть» без одобрения США. Вашингтон признал «Северный поток-2» и ведёт себя более-менее прилично по Белоруссии, а это значит, что они хотят как-то провести саммит Байдена и Путина.

Главные противники США в Европе, это Германия и Франция, они конечно подчинённые и десять раз прижатые, но Польша – это главный сателлит США, который просто создан против Германии. Поэтому польский президент выходит и начинает оскорблять Россию нецензурными выражениями и это не может быть отдельно от грядущего саммита. Это фактическое заявление, что Польша будет лидером в собирании антирусских сил и приведении этой антирусской машины в действие. Эти силы собираются из восточноевропейских стран, и к ним очень хотят подключить Турцию. В результате возникает очень интересная военная ситуация, которая лежит третьим слоем под экономикой, над которой лежит риторика.

Шахназаров Карен Георгиевич:

В отношении слов Дуды, это тот случай, когда я думаю, что ковид как раз здесь не причём. Дело всё в том, что Дуда сказал то, что поляки говорили и 100, и 300, и 500 лет назад. Это такая глубокая генетическая русофобия, которая вопреки интересам поляков превратилась в глубокий комплекс. Общеизвестен национальный характер поляков: амбициозность, гордыня, польский гонор, которые уходят корнями в историю, в те времена, когда поляки претендовали на то, чтобы занять место Москвы. Мы вспоминаем «смутное время», поляки были в Москве, но поляки контролировали Смоленск чуть ли не 100 лет до XVII века, у них была огромная страна, которая занимала часть Украины, Белоруссию, часть России, была от моря до моря. Потом это всё закончилось тем, что поляки 200 лет были нашей провинцией, плюс 45 лет в советское время, куда приезжали не самые высокопоставленные чиновники из Российской империи или Советского Союза, например, инструктор ЦК партии и говорили, что надо делать вот так и они так делали. Поэтому я понимаю, что у них созрел глубокий комплекс, который превращается в такие идиотские, совершенно безнравственные заявления.

Я бы не стал это превращать в обобщение относительно всего польского народа. Польский народ сложный, там есть может быть и меньшая часть панславистов, которые выступают за союз с Россией и настроены очень антизападно. Они сейчас в загоне и помалкивают, но они есть. Плюс к этому мне неоднократно приходилось убеждаться, что никто в Европе так не интересуется русской культурой, как они. Не надо забывать и о том, что при всех тех преступлениях, которые происходили в Польше во время войны, было и двухсот тысячное «Войско польское», которое вместе с советскими солдатами брало Берлин, и наконец были и Константин Рокоссовский, и Феликс Дзержинский, которые очень много сделали для России и Советского Союза.

Поэтому не стоит это клеймо бросать на весь польский народ, но часть его элиты генетически русофобская. Самое поразительное, что Польша для старой Западной Европы второсортная, что исторически много раз было доказано и поляки или не могут это понять, или они в себе это скрывают. У части поляков есть безумная идея, что они смогут когда-нибудь занять какую-то позицию на востоке равную тому, что когда-то была в их истории. На мой взгляд это абсолютно бессмысленная идея, ведущая польский народ просто в пропасть.

Другое дело русофобия романо-германской, англо-саксонской старой Европы, которая основана на интересе. Она на мой взгляд всё-таки не генетическая, а основана на том, что Россия является для них конкурентом, а конкурентов они никогда не терпели и превращали их в неких монстров. В определенной степени сегодня их можно понять, с их точки зрения Россия их даже обманула. В 91-м году Россия отказалась от своего прошлого, объявила, что она не империя и никогда империей не будет. Мы захотели быть частью западного мира, пришли к ним, «сели в их вагон», сказали, что мы будем делать всё, как они скажут. Потом вдруг неожиданно каким-то образом Россия выросла и стала сегодня сверхдержавой, которая имеет огромное влияние, а по многим параметрам, например, вооружению вдруг обогнала их.

Самое интересное, что порой мы сами не можем понять, как это получилось. Потому что я хорошо помню девяностые годы, когда было полное ощущение, что нашей стране конец и она уже никогда не поднимется. Но, видимо это получилось, потому что в стране есть какая-то большая часть пассионарных людей, которые работали и сохраняли страну каждый на своём месте. Конечно в этом безусловно огромная заслуга Путина, но без людей, которые на своём месте сохраняли оборонные предприятия и несмотря на развал и разруху что-то пытались построить, подъёма России не случилось бы. Это феномен, и мы до конца не понимаем этот удивительный путь России от ужасающего краха в девяностые годы до нынешнего состояния. Может быть это национальный характер, потому что в 1922 году было тоже самое, когда уничтоженная гражданской войной страна, которую уже все списали со счетов, возродилась из руин. Поэтому я думаю, что Запад чувствует себя обманутым хотя мы ему ничего не обещали, когда «садились в его вагон». Мы не говорили, что мы не собираемся стать великой страной.

Второй важный момент. У меня есть ощущение, что встреча Байдена и Путина в большей степени нужна Байдену, что связано ещё с тем, что Китай стал практически первой страной мира и вся американская элита понимает, что это уже произошло. В этом смысле мне кажется, что этот саммит, это запоздалая и бесполезная попытка развернуть каким-то образом Россию в борьбе с Китаем в сторону Запада, который вдруг поняли, что у них была иллюзия, что они могут бороться с Китаем без России.

Последнее, что хочу сказать. Мне не очень понятно наше российское простодушие. Почему мы так против БЛМ? Если что-то подобное было бы в России, то я могу себе представить, что сделали бы американцы. Этот БЛМ был бы объявлен лучшим движением в мире и ему была бы оказана всяческая помощь. Мы должны стать на позицию, что Флойд был отличным человеком, что его действительно задушили, мы должны это поддерживать.

Американцы абсолютно достойны своей истории. Тот, кто знает историю работорговли, тот знает, что это было преступление не меньше, чем холокост и геноцид армян в Османской империи. Они сделали гораздо больше ужасного на протяжении веков по отношению к африканцам и уничтожили десятки миллионов людей. Поэтому мы должны поддерживать афроамериканцев и демонстрировать им наше понимание их борьбы. Почему нам не открыть филиал, который будет бороться с расовой дискриминацией в США и в Европе?

Короче, я думаю, что нам надо отменять наше российское простодушие, тем более на фоне таких заявлений Дуды и прочих.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

Мир очень сильно меняет идеологии, просто мы не всегда это отслеживаем. У американцев в эпоху СССР была одна задача – уничтожить СССР. Вопрос заключался в том, как это сделать: задушить в объятиях или по-другому. Тогда было несколько разных идеологий: сначала были капитализм и социализм, потом их конвергенция, потом у нас была идеология вхожденчества – была такая утопия, она отвалилась, а вместо неё не понятно, что осталось.

Теперь возникает новый мир, в котором вообще непонятно о какой идеологии идёт речь. Сначала предлагали сражаться с терроризмом, потом с исламом, теперь по-видимому главная борьба идёт с Китаем. Путин сказал, что у нас как никогда близкие отношения с Китаем и мы ни одной крупицей этих отношений не пожертвуем и китайцы сказали об этом же. И не настолько сумасшедшая наша элита, чтобы сейчас в этой ситуации взять «подряд» на конфликт с Китаем. Байден предложил однозначный мир, но этот мир нацелен против Китая. Это мир, когда демократия борется против автократии и все мелкие частные проблемы будут решаться внутри этого мира. Может ли на встрече с Байденом быть предложено Путину навести демократический порядок в России и вернуть Навального?! Нет! Путин – главная фигура автократического мира и всё! Вся эта ситуация будет решаться таким способом.

Я хотел бы сказать, что конечно, это хорошо поддерживать деструктивные силы внутри разных государств, но только мир стал настолько смешанным, что это уже невозможно делать. Вы обратите внимание на то, что БЛМ уже вполне есть и в России. Стало казаться, что исламизм вроде как враг США, но только сразу оказывается, что он хочет вырезать всё население здесь в России. Поэтому мир оказался гораздо более сложным, чем мир, в котором врага нашего врага можно поддерживать.

И наконец одно слово про нас. У нас все видят этот мир, как мир нашего покоя, что мы создали себе счастливую нормальную жизнь, но не будет этого мира, полного доверия и покоя, потому что американцы будут его дестабилизировать, везде создавать для себя очаги внутренней поддержки, а мы, уповая на покой, будем всё время производить своего могильщика – эти проамериканские группы внутри страны – пока будут существовать американские фонды и бесконтрольный интернет. Поэтому, либо настоящая динамика, либо мы в этом покое всё проиграем, как проиграла Российская империя.

Шахназаров Карен Георгиевич (2-я часть):

Мне кажется, что мы недооцениваем Байдена, он порой нам представляется анекдотическим персонажем, но я думаю, что он очень опытный политик, умный и много понимающий.

Мы говорили про Афганистан, но вообще-то талибы до того, как американцы туда влезли, прекратили всю наркоторговлю. У них исламистская жёсткая власть, но у них порядок. Они не разбойники с большой дороги, их объявили террористами, но это потому, что они воевали с американцами и европейцами, которые туда вошли. То есть, я имею в виду, что вполне возможна ситуация нашего возвращения в Афганистан не военного, а на основе сотрудничества, и я думаю, что Байден это понимает.

Я это говорю к тому, что Байден и узкая часть их элиты понимают, что Америка уже не может быть глобальным лидером. Это время закончилось, и она ищет пути, чтобы найти себе новое место и в определенном смысле это может быть ситуация пред-Ялты. Это может быть процесс длительный, но такое ощущение, что империя уже клонится к упадку.

Пролистать наверх