27 Декабря. Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

27 Декабря. Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 27.12.2021 г.

Ведущий: Идеологического конфликта между нами и Западом давно нет. Нет уже войны двух систем, но война идёт, она стала ценностной и нас в неё затягивают. Ценности, которые исповедуют Россия или Китай оказались не только более естественными, но ещё вдобавок привлекательными для других стран. Америка и Европа боятся не только российского стратегического консерватизма, они боятся, что рухнет весь их либеральный миропорядок, но для того, чтобы удержать его на плаву им нужен жёсткий авторитаризм.

Михеев Сергей Александрович:

Вроде бы у нас идеологических расхождений нету, но для меня метафизика процесса несколько иная. Есть «свиньи со двора Господня», потому что все мы не очень чисты, а есть те, кто откровенно живёт богоборчеством. Борьба добра и зла, Бога и тех, кто против него и будет определять все процессы в мире и в истории. На разных уровнях это может выражаться в разных вещах, в том числе в борьбе идеологий, концепций, в борьбе за влияние и так далее. Всё пронизано этим и это противоречие никто никогда не сможет снять.

В этом смысле наша страна, как говорят верующие люди, находится под каким-то покровом Богородицы. Потому что каким-то совершенно парадоксальным образом даже в период откровенного безбожия Россия остаётся на страже тех ценностей, которые Бога поддерживают. Наша Россия не сильно религиозная страна, но именно в ней находится последний ковчег мирового православия и без России процесс движения к «концу света» ускорится многократно. Может быть наша страна не религиозная формально, но она очень религиозная глубинно. Очень глубинно религиозным является наше отношение к жизни, друг к другу, к семье, к себе. Всё пронизано метафизикой самопожертвования, а самопожертвование и есть одна из главных составляющих христианства, как такового. Эти вещи не считаются на калькуляторе, и они иногда даже непознаваемы, мир в принципе непознаваем до конца.

Сегодня Запад конечно осознанно находится на богоборческой стороне и те, кто поумнее просто нутром чувствуют, что Россия мешает их богоборческой идеологии. Когда они говорят о либерализме, о сверхновых ценностях ведь речь идёт именно об этом.

Что касается противостояния на уровне пониже, то это борьба за власть. На самом деле огромное количество войн в истории вообще к идеологии никакого отношения не имели, в том числе под религиозными лозунгами. Запад хочет управлять планетой и у них уже было всё в руках, а потом оно из рук выскользнуло: вырос этот Китай, эта Россия. Запад хочет власти и все, кто хотят ограничить его в этом, все, кто претендует на самостоятельное поведение и не хочет подчиняться, автоматически становятся его врагами независимо от идеологии. Это действовало и будет действовать всегда. Россия посмела во многих вещах выйти из повиновения (хотя во многом, например, технологически она остаётся зависимой) и она естественно представляет для Запада угрозу.

То есть, Россия противоречит Западу в смыслах, не желает ему подчиняться и этого уже вполне достаточно для вражды. Для того, чтобы эти процессы понимать надо проникать в них гораздо глубже, чем то, что Ельцин объявил, что идол коммунизма повержен. Надо смотреть не на 10 лет вперёд, а гораздо дальше, чего и на Западе многие лишены. Мы их способности переоцениваем, и эта наша западофилия ещё осталась с девяностых.

Третий более низкий уровень, это то, что либерализм на самом деле перестал быть эффективным, он потерял способность решать проблемы, ему наступают на пятки другие формы организации жизни и способы решения проблем. Запад долго жил в религиозной уверенности, что само по себе исповедание либерализма автоматически даёт какие-то невероятные преимущества. Как многие люди думают, что если пойти покреститься и повесить на шею крестик, то печень перестанет болеть. Но она продолжает болеть, потому что человек продолжает пить! Крестик – не амулет и проблему не решает. Ты попробуй хотя бы что-то сделать!

Так же и на Западе, они в какой-то момент уверовали, что демократия, либерализм, свободный рынок всё так устроят, что всё будет замечательно, а оказалось, что всё это, мягко говоря, заблуждение. Ничего не устраивается, а в некоторых случаях полностью разваливается, причём с кровью, со страданиями, с мучениями, с невероятными разрушениями. Это одна из проблем, которую они не могут нам простить. Они не могут просить тем, кто в принципе в их ценности верил, а когда они перестали работать, тогда решил от них отказаться. Они думали, что «папуасам вручили бусы» и они будут трясти ими веки вечные.

И последнее на сиюминутном уровне по поводу наших предложений Западу. Я думаю, что такого легкого варианта, когда Запад их отвергнет нам никто не предоставит, не будет никакого нет. Будет гораздо более сложная, многоуровневая игра, целью которой будет спустить глобальные вопросы на региональный уровень, низвести их до уровня выполнения, например, Минских соглашений, а потом внутри этого попытаться обмануть. Я думаю, именно так Запад и будет действовать в отношении наших предложений.

Сегодня внутри Америки и Европы исчезла модель, которая выглядит, как «град на холме». Уже непонятно к чему стремиться и чему завидовать, потому что мы слишком много за эти 30 лет узнали, как там и за эти 30 лет эта их модель деградировала, нечему больше завидовать. Невозможно сказать, что если будете выполнять это, то будет «как там», уже «как там» не вызывает восхищения.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я вообще всю жизнь жил под санкциями, и страна моя была постоянно в состоянии конфликта с Западом. Мой эмпирический опыт говорит о том, что и дети мои, и внуки будут жить под санкциями и всю жизнь будут противниками Запада и так будет видимо всегда. Поэтому я считаю, что надо расслабиться и получать удовольствие, потому что это не помешало появиться множеству замечательных вещей в моих моей жизни.

Поэтому на мой взгляд конфликт с Западом не прекратится и нынешние переговоры могут привести к какому-то послаблению, но я, как истинный марксист, могу сказать, что идеология, это прикрытие для материальных интересов, которые сидят в основе западной агрессии.

У нас вообще-то у самих либеральная идеология и мы живём в системе буржуазно-либеральных ценностей, к которым мы перешли в 91-м году. После падения СССР у Запада не осталось своей идеологии, потому что все пришли в ту идеологию, которую он исповедует. Сейчас он пытается придумать некую новую неолиберальную идеологию с гендерными свободами, что является полной глупостью и каким-то жульничеством. Им нужна какая-то идеология, чтобы бороться с нами. Мы выбрали консерватизм, а в самой Америке есть трамповское направление, являющееся консервативным либерализмом и есть демократы, которые являются сторонниками неолиберализма. То есть, в сущности идеологического спора между нами нету, но он нужен для того, чтобы прикрыть тот главный интерес, который перманентно существует у Запада по отношению к нам.

Владимир Ильич Ленин в начале прошлого века сказал, что капитализм пришёл к той стадии, когда на смену производственному капитализму пришёл финансовый капитализм, которому нужны глобальные рынки и экспансия. В этом смысле Россия для Запада представляет непреодолимое препятствие. Она огромная и если она восстанавливается, то она требует контроля над огромной частью Евразии. Что касается Китая, то он сам себя отобрал у Запада и отбирает ещё колоссальное рынки: Африку, всю Азию, часть Европы, Латинскую Америку. То есть, фактически он отбирает у них хлеб. Вот за что они борются, и никакая смена идеологии эту борьбу не остановит. Они сами всё понимают и Соединенные Штаты проводят политику в интересах своей элиты, которая стоит за решениями американского президента, госдепа и так далее. Этот конфликт постоянный и он продлился до тех пор, пока одна из сторон не исчезнет: распадётся, сконцентрируется на себе, отвалится. Я очень надеюсь, что это будем не мы.

Если бы не было ядерного оружия, то уже шла бы третья мировая война. Но я не уверен, что они полностью исключают ядерный конфликт и там есть определённая прослойка людей в глубинном государстве, которые просчитывают этот вариант, как способ решения для себя этой проблемы раз и навсегда. Американские генералы во время Корейской войны планировали нанести ядерный удар по городам Советского Союза и Китая. Во время Карибского кризиса американские генералы тоже всерьёз рассматривали ядерный удар по Советскому Союзу, но в нашей истории я не помню момента, чтобы на уровне Политбюро или генералитета озвучивалась возможность применения ядерного оружия первыми.

Подытоживая, хочу сказать, что моя жизнь подсказывает, что конфликт с Западом будет продолжаться долго, но жизнь от этого не заканчивается. Моё поколение прожило долгую жизнь, находясь под постоянными санкциями и несмотря на противостояние коллективному Западу. Поэтому не следует отчаиваться, но и надо помнить о своих интересах.

Пролистать наверх