26/11 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

26/11 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: Каким мы хотим видеть будущее России? Мы точно не хотим социального неравенства, разделения общества и размывания национальных ценностей. Россия всегда была страной, которая жила большими проектами и сильными идеологиями. Сегодня у нас есть национальные цели, нужна ещё и национальная идеология, на чём её строить, и какой она должна быть?

Шахназаров Карен Георгиевич:

Если про идеологию говорить, то я как-то сразу вспоминаю бессмертный образ Армен Борисович Джигарханян из фильма «Место встречи изменить нельзя», образ Горбатова, когда он Конкину сказал: «Ты сейчас об одном думать должен, как тебе живым отсюда выйти?»

Я думаю, по большому счёту эта идея важная для нас, для России. Есть ощущение, что с нами ведется серьезная борьба, серьёзная война. На мой взгляд, она гораздо более серьезная, чем во времена холодной войны. Советский Союз сам не был целью, целью было оттянуть от Советского Союза Восточную Европу. Поэтому идея выживания сегодня для России не нуждается в каких-то особых подтверждениях, это важная часть нашего нынешнего существования.

Вообще-то это традиционная тема для всех и для России особенно. Россия зародилась в не очень благоприятных условиях. Я сейчас перечитывал Трубецкого, он говорит, что Россия вообще не должна была выжить. Россия зародилась во враждебном пространстве, выходов к морям вообще не было, тяжелейший климат.

Когда мы говорим о нашем отставании от Запада, то не надо забывать, что Романо-Германская цивилизация выросла из Римской империи в необыкновенно благоприятных условиях. Посмотрите Италию: Средиземное море, благоприятный климат, урожай несколько раз в год – тяжело сравнить с Россией.

Русские очень амбициозны, как говорил Чехов, и я согласен с Гумилевым, что Россия гораздо более молодая цивилизация чем европейская, поэтому нет ничего удивительного, что мы в некоторой степени находимся в состоянии догоняющего.

В сравнении с Советским Союзом Россия стала гораздо богаче, денег стало больше. Раньше мы бы строили дороги в Западной Украине, например, а сейчас мы строим дороги у себя, в Прибалтике строили бы заводы, а сейчас у себя. Поэтому на мой взгляд за эти 30 лет при всех недостатках страна сильно изменилась.

Мы говорим, что мы строим социальное государство. Социальное государство, это и есть социализм. Чего этого бояться? Но поскольку и для власти нашей, и для общества Социализм сопрягается с воспоминаниями о Советском Союзе, о магазинах, об очередях, то мы как-то стесняемся слова социализм. Но, это было для Советского Союза тоже понятно. Советский Союз был небогатой страной, а объемы были огромные того, что он делал. Но тем не менее, мы всё время вспоминаем это и нам кажется, что если мы вспоминаем социализм, то он должен быть именно такой, как был в Советском Союзе.

Я много об этом говорил, на мой взгляд социализм может иметь очень разные формы, точно так же, как и капитализм. Есть капитализм бразильский с «фавелами», есть Аргентина и Буэнос-Айрес с бесконечными трущобами на подъезде к городу, а есть капитализм швейцарский, японский. То есть, формы капитализма сами по себе очень разные.

Почему мы думаем, что у социализма есть только одна форма, та которая была в Советском Союзе. В Советском Союзе был социализм религиозный, компартия была как Орден. Это был необходимый период для быстрой и жесткой модернизации страны, для победы в войне и восстановления. Это не значит, что такой социализм должен быть всегда и везде, и что он не может сопрягаться с рынком. Китай – яркий пример. Я сторонник рыночной экономики.

Как устроен в Китае кинематограф. Он там абсолютно рыночный, государство там ни копейке не даёт. Тем не менее Китай 700 картин в год производит. Но, что они сделали? Государство полностью практически блокировало зарубежный прокат. Та же самая система и в Индии: внутри это рынок, никакой господдержки, но снаружи они полностью охраняют себя. Самое парадоксальное, что сегодня американцы вкладывают в китайское кино, потому что это единственный способ попасть на китайский рынок, а они туда хотят попасть, потому что это 70 тысяч кинотеатров.

То же самое индийский Болливуд. 1500 фильмов в год делают. Попасть на индийский рынок невозможно, очень трудно попасть. Сегодня в Индии уже выпускаются картины экстра-класса. Они простую вещь сделали. Во-первых, у них есть цензура для иностранного кино, и во-вторых, ты должен дублировать картину на три языка: английский, хинди и тамильский. Простите меня, но, это денег стоит! Китай – социалистическая страна, но нашёл какие-то рычаги, которые сохраняют рынок.

Поэтому я имею в виду, что социализм может быть очень разным. Я думаю, что Россия сама по себе даже обречена на какую-то форму социализма.

Ведущий: А, капитализм у нас не приживается.

Еще один важный момент, который я понял, когда стал директором «Мосфильма». Россия очень дорогостоящая страна с точки зрения коммунальных услуг. Ты не выдержишь конкуренции с точки зрения коммунальных услуг и расстояний. В Лос-Анджелесе сейчас плюс 25 градусов и им не нужно сосульки чистить с крыши, ни обогревать не нужно. В наши цены входят вот эти коммунальные и прочие затраты, поэтому мы дорогие без участия государства. А, что такое участие государства? Это и есть социализм, когда общество должно помогать своим производителям.

Владимир Владимирович (Путин) принял гениальный указ я считаю о том, что с 1 января запретить вывоз на экспорт необработанной древесины. Это значит, что надо будет сделать деревообработку, сюда пойдут инвестиции, рабочие места. 30 лет потребовалось! А, почему в 1992 году этого нельзя было сделать?

Поэтому даже с этой точки зрения Россия непременно будет двигаться в сторону социализма. Не надо в социализме видеть то, что было в 73-м году в городе Воронеж. Существовавшая тогда система могла работать только при Сталине. В шестидесятые годы пришёл Никита Сергеевич Хрущёв и первое, что он сделал, он запретил приусадебные участки, запретил подсобное хозяйство, стал совхозы создавать. И тогда всё исчезло потому, что как ни странно Сталин сохранял рынок в СССР и во время войны.

Я говорю не к тому, что нужно вернуть Сталина. Во-первых, такие как Сталин рождаются раз в полторы тысячи лет. Вы такого не найдёте сейчас. Я просто даю пример, почему в пятидесятые годы было так, а в шестидесятые стало так. А вообще Советский Союз кончился после XX съезда партии. И в этом смысле Мао Цзэдун был очень прав, который сразу сказал: «Всё! Вы вытянули основной кирпич!». Действительно, система жёсткого социализма держалась на фигуре Сталина.

Михеев Сергей Александрович:

Во-первых, совершенно очевидно, что вот эти концепции XX века они все отжили. Они себя уже не оправдывают с точки зрения имеющихся задач, а мы стилистически все еще находимся в советском прошлом или в перестроечном периоде, когда всё меряем: это советское, это антисоветское. Мир уже ушёл дальше, всё стало сложнее.

Совершенно очевидно вот что. Задачи, которые стоят перед такой сложной и огромной страной как Россия, требуют какой-то комплексной, но новой по качеству модели, учитывающей в себе все достижения прошлого и адаптированной к вызовам настоящего и будущего. Называться эта модель может по-разному. Лично мне бы подошло что-нибудь под названием «Православный Социализм». Православный ни с точки зрения навязывания исповедания, а с точки зрения сознания того, что морально-этические основы у нас всё равно базируется на корнях Православной веры и православной культуры, а Социализм ни с точки зрения возврата к советской практике, а с точки зрения ощущение того, что действительно огромное количество людей не ощущают то, что есть, справедливое. Они хотят правды. Тут даже слова правда и справедливость не совсем равны. Не всё что по Закону – по правде! Цель на самом деле должна быть такая, чтобы Закон и правда друг к другу приближались.

Очень часто в Западной системе ценностей закон вообще не равен правде. Ни к правде, ни к совести он не имеет никакого отношения, он только имеет отношение к хорошему адвокату. Хороший адвокат в Америке докажет, что белое, это чёрное, а чёрное, эта белое. А нам это надо?! Нам надо, когда этот закон становится издевательством над здравым смыслом, над чувством справедливости и правды? А то, что это несоответствие есть, это же очевидно.

Значит не надо копировать постоянно западные системы. Даже у тех, кто считает себя новыми прогрессивными молодыми, и у них это генетически заложено! Они видят, что это по закону, но не по правде! Они чувствуют это! Поэтому стратегической целью элиты, тех кто считает себя политиками, является нахождение вот этой новой модели качественного развития России. Но не в рамках возврата к чему-то старому, это вредно и не нужно.

Но, есть некоторые понятные ограничения. Когда говорят социализм, то сразу вспоминают советское время. Давайте не будем называть это социализмом, давайте ещё как-нибудь назовём. Но по сути вот эта конвергентная сочетающаяся модель, она необходима! А практикуемая с девяностых годов по сей день модель не работает здесь.

С точки зрения экономики она не работает. Когда нас убеждают, что один или два процента роста для России это предел мечтаний! … Ну, хочется плюнуть в морду! Честное слово! Это неправда! Это враньё! Это ложь! Но, существующая система, фундамент которой заложен в девяностые годы, не может другого произвести или не хочет. Это значит, что её надо сменить. Хватит уже рассказывать, что наша цель – борьба за инвестиции: инвестиции не приходят, значит надо что-то такое сделать, чтобы инвестиции пришли… Эта модель не работает! Может для какой-нибудь страны эта модель работает, если она является результатом естественной эволюции. Потому что, когда говорят, что эти (западные) ценности абсолютные – это же ложь!

Мы привыкли с девяностых годов рассказывать, что у нас что-то не работает потому, что был Советский Союз. А в Латинской Америки какой был Советский Союз? Хорошо, мы что-то пытались сделать в Никарагуа и на Кубе, но есть же огромный мир, где никогда не было ни Советского Союза, ни Российской империи. Там почему ваши универсальные ценности не дают взрывных результатов?! Где там развитие?! Где там примат законов?! Где там всё это процветание? Это значит, что ваши (западные) ценности не универсальные! Это значит, что они где-то работают, что является результатом естественной эволюции, а где-то не работают. Вот в России они не работают. Пора это признать, это очевидно!

Второе, что касается ощущения людьми присутствия справедливости. Это крайне важно. Убеждать людей, что они дураки, что они не понимают, что такое настоящая справедливость или правда – это глупо. Люди не принимают этого и не чувствуют себя в этом естественно. Понятно, что идеальной справедливости не бывает. Но, стремиться к сближению того, что люди считают правдой и реальной действительности было бы правильно! Ну, если это так не работает, то хватит людям «долдонить», что они недостаточно просвещенные и образованные!

Я могу сказать, что ощущение вот этой правды, которое в россиянах заложено жизненным опытом, оно глубже всех, на хрен, Кантов, Фейербахов и всех вместе взятых! Глубже! Я в университете учился уже после срочной службы в Армии, после 10 лет работы в армейской среде, мне смешно было читать Ницше! Смешно! Смешно насколько это поверхностно и насколько это крик закомплексованного человека, который хочет быть чем-то, чем он не является!!! Он сам себя не осознал в конце концов, а эти вещи нам преподают как вверх мысли, как то, на что надо равняться. Да мы глубже многих европейских философов, у нас многие мужики из деревни глубже, чем известные европейские философы. А тем более современные, которые какую-то «ахинею несут» с умным видом и прочее: как мне «отиметь» миллиардера (это для женщин), ну или наоборот. Это вообще не является вершиной мысли.

И, что ещё важно, здесь кроме вещей концептуальных, есть вещи и чисто утилитарные. Почему вот Латинская Америка, общаясь с западным миром не достигла вот этих высот. А потому, что тот самый «Золотой миллиард» не заинтересован в их развитии! Объективно не заинтересован. В реальности этот «Золотой миллиард» умышленно тормозит развитие периферии мира. Потому что она нужна ему в качестве периферии. Запад умышленно тормозит развитие, обманывая огромное количество людей в мире.

Мы в любом случае не должны стремиться интегрироваться в глобальный мир. Нам говорят, вы тогда будете отставать. Даже лучше отставать, но быть свободным и самостоятельным, чем бежать сзади за хозяином, смотреть ему в задницу и лизать пятки.

Поэтому, любая идеологическая модель должна видеть эти вещи в качестве приоритета. Потому что сейчас нас склоняют к тому, что потеря суверенитета, это якобы возможность для развития. Но это ложь! Это, в лучшем случае заблуждение, а в худшем – ложь! Это ложь потому, что этот «глобальный центр» не заинтересован в исчезновении периферии. Ему нужна периферия как условие собственного процветания.

Кстати, вот насчёт стилистики. Слово идеология многим режет уши. Хорошо давайте уйдем от слова идеология. Назовем это «комплекс мыслей, идей», который обеспечивает ход, поиск этого качественного развития. Он несомненно должен быть.

Пролистать наверх