26/01 Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

26/01 Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 26 января 2021 г.

Ведущий: Мир разломан пополам, одна часть, это консерваторы и сторонники традиционных ценностей, вторая часть, это леволиберальное движение и меньшинства. Но, Запад нас ненавидят, потому что мы белые мужики нормальной ориентации.

Михеев Сергей Александрович:

Сначала о более простых и понятных вещах. Мы видели волнения в Нидерландах, там полиция очень жёстко применяет силу, и в Америке мы вдали, как фактически разворачиваются технологии цветной революции.

Что касается нас, то нам надо понимать чётко, что мы в этом смысле находимся в ситуации гораздо больших рисков. У США, Нидерландов, Германии нет внешней угрозы, поэтому эти волнения для них несут меньше рисков. А мы, когда планируем применение тех или иных политических технологий или даже санитарных, связанных с ковидом, нам всегда надо учитывать фактор безопасности.

Американцы «качнули» собственную страну, но они знают, что на них никто не нападёт, ни Китай, ни Россия. Для нас важно понять, что мы не можем равняться на другие страны, потому что мы должны быть гораздо более ответственными и держать порох сухим, потому что на нас действует целый комплекс угроз.

Мы говорим, что вот министр такого-то государства задает нам вопросы, а почему мол мы не можем задавать вопросы. Действительно, я не пойму, почему мы не можем! Я не вижу смысла в миндальничании и сохранении какого-то высокого политеса в этом отношении. Да, возможно есть минимальный шанс получить какой-то отклик от Запада, но практика показывает, что это всё романтические мечтания или необоснованные иллюзии по поводу того, что может быть. Мы говорим, что мол посмотрите, как они жёстко разгоняют демонстрантов, а мы действуем мягко, и мы будем так продолжать. Но, надо учитывать, что с нами работают по серьезному, давят не по-детски, а Голландия может себе позволить не «париться» по этому поводу. Завтра они могут ввести армию, но никто не собирается нападать на Голландию, никто не хочет менять там власть, а здесь в России собираются.

По поводу трансгендерного безумия. С точки зрения традиционной религии это откровенный сатанизм, это дьявол. Для тех, кто считает себя светским человеком, скажу по-другому, что это невероятно разрушительная и разлагающая общество тенденция, приводящая к легализации в массовом порядке извращений. Этот критерий, что я мол себя так почувствовал, он ничего не значит. Это разрушающие явления, приводящие в том числе и к педофилии. Почему Запад пошел по этому пути? Для меня лично это признак разложения истинной веры, а с точки зрения светской, это стремление так называемого интеллектуального класса легализовать свою извечную тягу к разного рода сексуальным извращениям и желание собственный порок распространить на других. Как можно собственный грех оправдать? Надо сделать так, чтобы все этим занимались.

И еще одна вещь. Мне кажется, что это очень серьезная большая подмена настоящей идеологии. Очень много разговоров звучит о том, что это левая или леволиберальная идеология. А, где в этой левой идеологии что-нибудь левого, кроме того, что все должны трахать друг друга как им вздумается?! Где в этой левой идеологии настоящая социальная справедливость и всё остальное, что ей классический присуще? Этого нет или это извращается на 100%. Для них социальное равенство, это равенство между трансгендерами и гомосексуалистами. Это как в Голливуде, вы можете выбирать, вы за вампиров или за оборотней. А хочется спросить: а, нормальных людей не осталось больше?

Я считаю, что это подмена, это погружение человека в греховную страстность, когда ему рассказывают, что это и есть равенство и торжество справедливости. Равенство для них заключается в том, чтобы всяких разных извращенцев сделать передовым отрядом общества. Когда ложь хочет поменять знак с минуса на плюс она называет себя пост-правдой. Они извращают как личную жизнь, так и идеологию. И Америка сегодня идёт в авангарде этой ситуации.

Если перекинуть мостик к нам. Несомненно, люди, идущие в авангарде американских западных проектов, хотят здесь в России утвердить эти вещи под видом некоего прогресса, и они будут делать это агрессивно. Они не борются за свободу, а как любая секта, они будут требовать личной преданности лидеру, полного отказа от свободы действий и принятия решений.

К вопросу о «политической педофилии». Они стали стремиться привлечь побольше детей и подростков на митинги, потому что это укладывается в этот самый западный «мейнстрим». Извращенцы читают лекции, как вы показывали, маленьким детям, потому что у детей нету опыта, знаний и они не способны отличить плохое от хорошего. Поэтому с детьми надо работать, надо их обманывать, их надо использовать, как это делают педофилы, в своих целях.

Почему здесь наши западники концентрируются на этих вещах? Потому что в противном случае Запад не даст им легитимации. Запад требует, чтобы вы эти вещи признавали, потому что это уводит от смысловых и крайне важных моментов. Например, наши «борцы с коррупцией» не имеют никакой позитивной программы. Хочется спросить, а что вы, лидеры протеста, собираетесь делать с оттоком капитала из России? Может быть вы готовы вступить в войну с МВФ, бросить вызов мировой финансовой олигархии?! Не могут, потому что им «оторвут голову» моментально. Как нарастить производство здесь в стране, если не выйти за рамки либеральной рыночной концепции? Никак. Никак, потому что в мировом разделении труда Россия нужна только как поставщик ресурсов. Лидеры протеста не хотят об этом говорить, потому что они пришли не для этого.

И последнее. Мы должны опираться на то, что даёт православное христианство, как исторический культурный фундамент, на здравый смысл, естественное отношение к природе человека и на более социально-ориентированную организацию государства. Я могу это назвать православным социализмом. Естественное традиционное отношение к жизни и ценностям абсолютно сочетается с более широкой ролью государства и социальной политикой в экономики и жизни людей.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Сергей Александрович недолюбливает марксизм, но мне кажется, что он всё равно стихийный марксист. Это очень точное замечание насчёт леволиберального. У нас вообще существует «каша» в том, что такое либерализм, и что такое левое движение. Ничего общего между этими понятиями нет. Я вот вырос в левой стране, она считала себя крайне левой, но она была абсолютно не либеральной. Она отрицала любые формы либерализма и жёстко подавляла то, против чего мы сейчас выступаем. За гомосексуализм, трансгендерство в Советском Союзе был просто срок. Это было очень аскетичное, я бы сказал, в большой степени религиозно-аскетическое общество.

Всё, что происходит сегодня укладывается в марксистско-ленинские представления. В советской газете история о трансгендерах описывалась бы так, что мировая буржуазия, вместо того, чтобы решать социальные проблемы трудящихся, отвлекает их путём создания движений всевозможных сексуальных меньшинств. И, ведь это же правда! Посмотрите с чего начинается президентство Байдена, именно это становится главной темой.

Мы здесь всё время говорим, что в Соединенных Штатах существует масса проблем образования, здравоохранения, политической системы. Даже «гуру» западной идеологии Фукуяма написал, что система прогнила до конца. Но, вместо того, чтобы заниматься этими проблемами, они говорят о трансгендерах, СМИ, кино, искусство нацелены только в эту сторону. Это фрагментирует их общество, это позволяет ими легче управлять. У кого в руках деньги, тот и управляет. Здесь хорошо виден по Марксу классовый интерес, и в этом нету никакого противоречия.

Я согласен, что Западу никто не угрожает, а нам угрожают. А, почему им никто не угрожает? А потому, что мы не ведём никакой идеологической борьбы. Почему никто из официальных лиц государства не осудит насилие на улицах в Нидерландах? Мы совсем недавно наблюдали чудовищные сцены насилия в Штатах, но мы официально не сказали по этому поводу ни слова. Это и есть часть борьбы, в которой надо принимать участие. На мой взгляд, нам не следует беспокоиться, что в Штатах чёрные заставляют белых становиться на колено. Мы это примеряем на себя, как будто это нас заставляют, и мы становимся на сторону белых. Эта позиция совершенно бессмысленная! И правильно они заставляют белых встать на колени, потому что они ответственны за работорговлю! В этом смысле, в советское время чёрные были нашими союзниками по определению, но мы сейчас это не используем. Вот Сергей Борисович Станкевич смеётся, потому что он буржуазен, ему также не нравится, что белых принуждают становиться на колено.

Я не очень понимаю, почему мы себя стали так ассоциировать с консерватизмом. Консерватизм вообще-то проигрышное дело, консерваторы нигде никогда не выигрывали, консерватизм никогда никого не привлекал, особенно молодёжь. Мы жили в Советском Союзе, это была левая страна, но она не считала себя консервативной, наоборот она говорила о том, что она передовая, она авангард, она предлагает будущее миру, она знает, как это будущее построить.

Мы почему-то полюбили господина Трампа, но он также не терпит Россию, как и демократов, поэтому какой он нам друг?! Он действительно олицетворяет консервативную часть Америки, но нам-то, что до этой части Штатов?! Она для нас такой же противник, как и другая их часть. В Америке нет двух партий, есть одна партия из двух фракций. И демократическая фракция разыгрывает другую карту, чтобы сохранить свои привилегии, не делать никаких принципиальных изменений и отвлекает внимание народа от насущных проблем, как писали в советской прессе.

Совершенно непонятно, почему вдруг мы играем в эти игры и начинаем в какой-то степени содействовать этой позиции, вместо того, чтобы осудить угнетение чёрных. Такое ощущение, что мы за тридцать лет полностью потеряли чутье идеологической борьбы. Поэтому, как говорит Сергей Александрович, они не ощущают угрозы, потому что мы её не представляем. Это неправильно не потому, что я сторонник войны, а потому что я сторонник того, что страны и цивилизации борются за своё место под солнцем. Они действительно борются, у них нет сантиментов, они придумали историю с Навальным и прочее. Мы не создаем никаких угроз, поэтому они и чувствуют себя свободно.

Движение желтых жилетов во Франции длится год и у нас нету никакой консолидированной позиции по этой теме. Сотни тысяч людей выходят на улицы с социальными и политическими требованиями, там мордобой, убивают людей, а мы вроде бы как непонятно на чьей стороне. А потом, когда мы говорим, что у вас демонстранты в крови, что убили кого-то, то им плевать на наше мнение, потому что мы для этого ничего не делаем.

Такое ощущение, что мы встроены в эту общую политическую систему Запада, в которой мы вроде как на их стороне, но они почему-то нас всё время отталкивают. Но, если мы не выйдем из их системы, то, я вас уверяю, мы проиграем. Поэтому прежде всего надо понять свою позицию и не бояться в определённой степени вернуться к развитию советской идеологии, потому что без неё мы не решим этот вопрос. И прежде всего я бы вернул памятник Дзержинскому!

Пролистать наверх