25 Октября. Гости передачи: Кедми Я.И., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

25 Октября. Гости передачи: Кедми Я.И., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 25.10.2021 г.

Ведущий: Вашингтон объявил трансгендера первой американской женщиной адмиралом. У нас тем временем, как и ожидалось после выступления президента на Валдае, началась большая дискуссия вокруг здорового консерватизма и политических традиций.

Кедми Яков Иосифович:

Вот, что меня удивляет, когда я видел это самое явление адмирала. Дали звание адмирала человеку, который занимается здравоохранением и по этому поводу все молчат! Звание адмирала, как и звание генерала, это не просто эполеты – это означает воинскую честь и доблесть. Это не только оскорбление для женщин, это плевок в лицо всем адмиралам и генералам американской армии. Если такое может быть, то тогда кто они? Как можно приравнять вообще это чудо-юдо к американскому адмиралу или генералу?! Никто не возражает, когда естественная женщина, созданная природой была бы адмиралом. Но это искусственная женщина и поэтому ей надо дать четыре звёздочки!?

Если говорить о западных нравственных принципах и выступлении президента Путина на Валдайской конференции, то ваш президент упомянул один факт, который мне трудно понять: «Большевики призывали отказаться от семьи». Я что-то такого не помню. Вы все родились при Советской власти, в стране которую создали большевики и он тоже. Вы все родились в семьях, никто семьи не отменял. Советская власть в России была основана на марксистской идеологии. Энгельс написал, что семья, это ячейка общества и это есть основа марксистской идеологии. Как можно после этого говорить, что большевики были против семьи? Были отдельные люди, которые называли себя большевиками и выступали с этими идеями. Разве бесстыдство Коллонтай характеризует русскую аристократию? Не характеризует так же, как Юсупов не характеризует русскую аристократию! Сразу после революции гражданские и церковные браки отменили, потому что большевики были против домостроя, но не против семьи.

В этой стране пытались построить что-то новое чего никогда не было. Эксперименты были не по всей стране, а были отдельные люди, которые их устраивали. Большевики не были никогда против семьи, отдельные члены партии в своих поисках нового будущего говорили об этом. Это тоже самое, как обвинять русскую аристократию в бесстыдстве Коллонтай.

Россия до 1967 года была моей страной и вся история России до 1967 года, это моя история, моей страны, моего народа, поэтому я имею право об этом говорить и говорю.

Второе, что мне не понятно, это отношение вообще ко всем революциям. А почему свершаются революции? Потому что никто никогда не отдаёт власть и богатства добровольно! Это история развития и иногда история приводит к тому, что государство начинают ломать силой и тогда происходит революция. Какой бы кровавой не была Французская революция, она положительно повлияла на всю историю, не только Франции. Когда большевики в России пришли к власти, тогда страны уже не было! Россию разрушили не большевики! И армию, и страну довели до ручки те, которые хотели эволюцию, а оказалось, что это невозможно – у истории свои законы. Можно сколько угодно говорить, что мы хотим эволюцию, но это не получается. Кто расстреливал демонстрации из пулемётов в июне 1917 года? Большевики? Нет, это либеральное временное правительство стреляло по демонстрантам из пулемётов. Кто начал террор? Первым начался «белый» террор, а «красный» был в ответ!

Однажды мой внук, когда я ему рассказал, что я жил при Сталине и что он иногда действовал очень жестокими методами, задал мне вопрос: «А, может быть у Сталина не было другого способа сохранить государство?» Почему такой простой детский вопросы никто у вас не задаёт? Сохранилась бы Россия как государство без революции? Если бы не было Ленина и Сталина, существовало бы это государство? Вам было бы где жить? История не знает сослагательного наклонения, поэтому её надо принимать такой, какая она есть. Она естественная. Так развивалась Франция, так развивалась Россия. Великая Октябрьская социалистическая революция – это часть вашей истории и так её надо принимать, как естественное развитие тех событий и тех сил, которые были в России тогда.

Вот вы смеётесь над американцами, что они – варвары, что они окунают свою историю в грязь, сносят памятники. А, скажите пожалуйста, когда на параде покрывают простынёй Мавзолей, это не варварство?! Это не пошлость?! Первые люди государства не обязаны стоять на Мавзолее, но закрывать его от стыда какой-то тряпкой, чтобы его не видели только на праздник, это элементарная пошлость и неуважение к своей истории!

Из истории невозможно выбросить ничего. У вас открыли памятник Александру III и чествуют его, но у вас после него были государственные деятели лучше. У вас воспевают Столыпина, его экономические реформы, его подход к России, помнят его знаменитые слова, что мне нужна Великая Россия. А, про «столыпинские галстуки» забыли? Так, чем же вы отличаетесь от американцев?! Над кем смеётесь? Они разрушают свои памятники, а вы их разрушили давно, так хотя бы восстановите части из них. Все знают каких памятников в вашей стране нет, каким людям, благодаря которым это государство существует до сегодняшнего дня.

Нельзя строить нравственную основу страны, выбросив часть её истории или замарав её. Если народ хочет будущего, то он должен развивать те основы, все те столпы, которые были в его истории, ничего не выбрасывая. Когда ты восстанавливаешь памятник Дзержинскому и особенно когда ты кладёшь к нему цветы, и когда ты отмечаешь день основания нынешней службы безопасности, которую он создал, ты создаёшь, а не разрушаешь! Варвары разрушают, а ты создаёшь – в этом и разница. Есть созидание, а есть разрушение. Столыпина надо оценивать таким, каким он был: великим реформатором, человеком, преданным России и жестоким человеком, который вешал людей. Всё было в нём: и то, и другое, и третье. Не надо закрашивать что-то одно в угоду политической конъюнктуре, потому что это сегодня неудобно. Так надо поступать по отношению ко всем в XX веке. Если восстанавливают памятник Александру III, который варвары разрушили, то надо восстановить памятник Дзержинскому, который те же варвары выбросили на свалку.

Нравственность нельзя разрывать и, если эти основы сохраняются, тогда народ развивается. Если нравственные основы подрываются, тогда народа нет. Если вы хотите в России заново возродить ваши национальные ценности и нравственные традиции, тогда вы прежде всего должны сохранить всё то, что у вас было, абсолютно всё! И каждый период вложил в вашу историю свою лепту. С 1917 по 1990 год тоже был период вашего развития, и вы не можете его выбросить, извратить или не принять его во внимание, когда вы оцениваете нынешние ценности. Речь идёт о развитии народа, а не о создании чего-то нового, чего не было. Слава Богу, народ российские существует уже тысячу лет.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я думаю, что консерватизм, это не идеология. Президент вообще нигде не сказал, что это идеология. Либерализм, коммунизм, социализм, ислам, христианство – это идеологии. Они сами могут быть консервативными, поэтому мы здесь может быть не вполне точно трактуем. Консерватизм – это вообще прилагательное или способ жизни, который ты выбираешь. Я, например, консерватор, в моём возрасте надо быть идиотом, чтобы быть прогрессистом.

В Советский период в 1937 году, как говорил Троцкий, Сталин учил нас контрреволюции. На самом деле это была ликвидация всей той революции 18-19 годов и её участников. В результате мы выросли в очень консервативной стране. Советский Союз был архи-консервативной страной. У нас была уголовная статья за гомосексуализм, если вы помните. Я помню, как женщинам запрещали носить брюки, запрещали носить брюки-клёш, насильно подстригали ребят, которая носили длинные волосы. С этой точки зрения, если мы хотим идти в консерватизм, то мы должны вернуться к советским ценностям. Если мы хотим, чтобы у нас помнили победу, то в школах надо учить Твардовского, «Как закалялась сталь» Островского.

Сам консерватизм не есть идеология, это некий взгляд на вещи и мне кажется, что основная масса нашего народа поняла нашего президента очень правильно и 8, а может и 9 россиян из 10 согласны с ним. Мы вообще народ консервативный в своей основе. Как кто-то из классиков сказал, что русские любят прошлое и в этом нет ничего предосудительного, потому что прошлое надо иметь, чтобы его любить. Есть масса народов, у которых по большому счёту нет прошлого, и все великие империи и цивилизации всегда основывались на своём прошлом, а если его не было, то они придумывали его, как американцы. У американцев нет прошлого, в их 200-летней истории ничего такого нет, за что можно уцепиться, но они мастерски придумали всю эту мифологию через Голливуд, культуру и прочее.

Мне кажется Владимир Владимирович сказал простые, ясные вещи, что мы не хотим принимать ваши ценности, чтобы у нас женщины трансгендеры командовали флотом. У нас так не будет, мы этого не принимаем, мы с этим не согласны. Вы живите, как хотите, а мы будем жить так, как мы хотим. И на мой взгляд это абсолютно правильная позиция, учитывая то, что у нас ещё всего 30 лет назад была революция. Я считаю, что это была контрреволюция по отношению к 1917 году, но тем не менее, это всё равно была революция, огромное потрясение и сейчас стране нужен период стабильности и об этом на мой взгляд говорит президент. Это главный смысл, который он вкладывает в то, что он называет консерватизмом.

Второй важный момент, это то, как этот консерватизм осуществлять. Каким образом мы должны сохранять эти традиции? Что для этого надо сделать? В образовании надо вернуться к каким-то таким ценностям, которые мы называем традиционными. А, каким образом это будет осуществляться? Это пока не очень понятно. Как это будет осуществляться в культуре, в других областях? Что это будет значить практически? Кто это будет вообще осуществлять? Потому что на сегодняшний день у нас вообще-то капитализм и была либерально-буржуазная революция в 91-м году, её пока ещё никто не отменил. Мы находимся в капиталистической системе и если мы должны из кризиса капиталистической системы выйти, то весь вопрос в том, куда мы должны выходить. Пока на это ответ не прозвучал, а это очень важно.

В своём выступлении президент полностью отмежевался от того, что сегодня происходит с Западом. На мой взгляд, как я вижу все эти истории с адмиралами-трансгендерами, в Соединённых Штатах борются две группы одного класса. Я не согласен с тем, что классов нету. Я постоянно встречаюсь с разными людьми, и я вижу людей, у которых есть завод, есть ресторан и у которых их нет. И у них совсем разное сознание. Поэтому я думаю, что мы поспешили отменить теорию классовой борьбы Маркса, потому что классы существуют.

Американский высший класс сегодня разделился на две половины: одну половину либералов-консерваторов (они же сторонники либерального капитализма и они не говорят о переходе к социализму, в чём обвиняют другую сторону) олицетворяет Трамп, которая не хочет ничего менять и хочет вернуться к американским ценностям пятидесятых годов. А другая часть, которая себя называет демократической, понимает, что надо систему менять, они просто это чувствуют. И это понятно, что в США надо менять политическую систему, систему образования, необходимо проводить переустройство Америки, но они не хотят всерьёз ничего менять и поэтому они заменяют это псевдо-изменениями: трансгендерами, придумывают всякую чушь и это всё преподносится, как некий процесс изменений. То есть, морочат голову и в этом на мой взгляд заключается конфликт в Соединённых Штатах.

Бердяев сказал, что революция – это стихийное бедствие, которая невозможно остановить, это как землетрясение. Революция никому не нравится, но она приходит и это не изменишь, всё равно будут валить памятники, с этим ничего не поделаешь, это естественная история человека. У истории свой путь и она будет продолжаться таким образом, хотя я сторонник того, чтобы восстановили памятник Дзержинскому, и чтобы Александр III стоял, и даже чтобы Свердлов стоял в Екатеринбурге.

В этом смысле президент чётко и ясно сказал, что мы в этой вашей западной «каше» принимать участие не хотим. У нас свой путь, у нас тут масса проблем: и качество жизни, и бедность, и инфраструктура. Мы свою чашу уже испили в 91-м году, а до этого ещё в 17-м году. У нас было две революции в ХХ веке, с нас хватит, мы должны иметь стабильный период развития. Я увидел именно это главным идеологическим посылом в речи президента, а всё остальное, это некая форма, которая помогает нам уяснить сущность направления развития. Самый основной вопрос, это то, что мы сейчас находимся в капитализме и какой для нас будет дальнейший путь, этого пока не прозвучало. Но, посмотрим, потому что это всё идёт поэтапно.

Пролистать наверх