25 Марта. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

25 Марта. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 25.03.2021 г.

Ведущий: Запад объявил России ментальную войну. Путин всё чаще ставит вопрос не о том, что нас объединяет с Западом, а о том, что нас делает иными. Всё-таки мы, как выясняется, не они.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Наше противоречие с Западом связано не с тем, что мы другие, а с тем, что наше пространство вызывает особый интерес. Гитлера интересовало в первую очередь жизненное пространство и в этом смысле Запад завоёвывал Америку, Индию, Африку. И мы, и Запад – это люди, которым свойственно любить своих детей, мы их воспитываем, то есть всё равно есть что-то такое, что свойственно всем людям.

В заявлении Владимира Владимировича Путина есть очень важный момент. Идеологически он высказал полный отход от той идеи, которую навязывали нашему народу демократы, либералы, западники в конце девяностых годов. Основная идея тогда была, в том, что мы такие как все и ничем не отличаемся от остального мира. Это была принципиальная идея для того времени, а мы были советскими людьми, которые выросли в ощущении, что мы не такие как все. Как у Полевого в романе «Повесть о настоящем человеке» говорится, что ты же советский человек и поэтому ты можешь всё. Это было, в это верили, так воспитывали, и это было правильно. Именно поэтому мы и выиграли войну.

Всё-таки при всех человеческих кодах у наших людей было внутреннее ощущение, которое дала Советская власть, это было ощущение интернациональной исключительности. Советский человек был брат всему миру, но именно в силу того, что он нёс эту идею, он чувствовал себя особым человеком. Это принципиальное отличие и под это дело в девяностые годы обрушилось всё мировоззрение советских людей. Им стали говорить, что вы не особые люди, что вы не выиграли войну, все ваши военачальники бездари, вы ничего не достигли, всё, что у вас есть, это ГУЛАГ. Это перемалывало сознание советского человека под разговоры о том, что вы такие как все.

Вот это заявление Путина, мне кажется, это очень важный идейный поворот. Я это воспринимаю не так, что мы другие, а так, что мы особые. Все нации особые, но и мы особые, мы не такие, как все. Мы народ, который сложился в определённых обстоятельствах со своей историей, со своей самобытной культурой, со своей идеологией, со своими историческими достижениями и в этом смысле мы особые. Когда мы воспитываем своих детей, то мы не говорим, что они лучше кого-то, а говорим, что они не такие как все, что ты можешь, ты необыкновенный, у тебя есть способности. Точно так и с народом: если вы ему говорите, что он ни на что не способен, то он такими и будет. Поэтому, это принципиальный отход от той идеи, что мы такие как все, и за 30 лет Россия идеологически наконец пришла к этому пониманию. На мой взгляд это очень важно, и это прозвучало из уст президента.

А общечеловеческий подход был действительно заложен в девяностые в наше образование. Тогда воспитывали «гражданина мира», впихивали в нашу школьную программу иностранную литературу. Ни в одной американской или английской школе вы не увидите, чтобы преподавали Гоголя, все изучают свою национальную литературу, ребёнок должен быть воспитан на своей культуре, в этом задача образования. А в девяностые годы стояла сверхзадача в образовании уничтожить это, и они это сумели сделать. Поэтому, каким мы воспитывали это поколение, таким оно и выросло. А на Украине вообще полностью переформатировали сознание людей.

Поэтому, выступление Путина – это очень важный момент, но он должен подкрепляться реальными действиями.

Ведущий: Бисмарк сказал, что в войне победил не прусский фельдфебель, а школьный учитель. А у нас в девяностые годы школьного учителя бросили, сказали, что, всё чему он учил, это ничтожно, его статус уронили начисто, с ним больше никто не работал, идеологическая составляющая исчезла.

Более того, надо сказать, что активно работали наши западные «партнёры», поощрялись те учителя, которые воспитывали «гражданина мира». У нас большая часть историографии фактически была антинациональной, потому что за антироссийский подход платили деньги. Историков, учителей с такой позицией приглашали на конференции на Запад, а ещё давали возможность прочитать там лекции. У нас до сих пор полки книжных магазинов забиты всякой ерундой, книгами всяких немецких генералов и прочей антироссийское литературой. И у меня подозрение, что это всё издаётся на наши государственные деньги, а тогда чего удивляться, что вырастает такая молодёжь.

Поэтому, этим словам Владимира Владимировича я очень рад. Мы с вами гумилёвцы, и мы за то, что пассионарность очень важна. Я вижу и знаю таких пассионариев, их немного, но они есть. Из этого надо делать практические выводы для образования, для информации. Надо ограничить количество иностранного содержания в нашем информационном поле, надо принять такой закон, по которому нельзя более определенного количества показывать иностранного материала в наших СМИ. Как раньше делали «Голубые огоньки», а когда уже все заснули, тогда показывали «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады».

Михеев Сергей Александрович:

Мы здесь рассуждали о нравственности, о том, что хорошо, что плохо. Я лично глубоко уверен, что в этом мире любое свойство с Богом имеет знак плюс, без Бога имеет знак минус. Например, любовь с Богом, это готовность к самопожертвованию, а любовь без Бога – это готовность к использованию. И то и другое называется любовью: я использую другого человека, потому что я люблю, или я люблю другого человека и готов пожертвовать ради него собой и своими интересами. Это разные совершенно вещи.

Точно так же и в самокритике. В православии роль самокритики, роль осознания собственного греха крайне важна, это один из фундаментальных факторов, надо осознать в первую очередь что ты из себя представляешь, что происходит внутри тебя и пытаться исправить то, что в тебе, а потом вокруг тебя спасутся многие.

Но, одновременно с этим страшнейшим грехом является самоубийство, оно не оправдывается ничем вообще. Это я к тому, что с Богом самокритика приводит к росту вверх, а без Бога к самоубийству. Это касается наших исторических моментов, и с философской точки зрения это важно понять. Мы конечно не святые, у любого народа есть хорошие и плохие традиции, но надо понять, что движение вверх, движение к лучшему является основным, а не в принципе сохранение любой традиции, чем бы она ни была. Есть традиции абсолютно саморазрушительные, а есть те, которые необходимо развивать.

Здесь к вопросу о критике и самоуничтожении. Важно из ХХ века вынести урок о том, что самоуничтожение, самоубийство в масштабах одного человека и в масштабах страны и общества не оправдывается ничем, никакими разговорами о том, что якобы будет лучше. Дважды в XX веке была подведена целая теоретическая база под то, что улучшение может быть только через самоуничтожение. Это абсолютно саморазрушительные вещи, и так двигаться дальше невозможно. И сейчас примерно то же самое нам пытаются «впарить», снова подводя теоретическую базу. В политическом плане это крайне важная история.

О том, что мы святые или о каком-то чванстве здесь разговоров вообще нету. Есть у нас и такие крайности, и сякие крайности, вопрос в том, какие выводы делать и куда всё-таки идти. Понятно, что бороться с плохими чертами на практике не просто, но говорить, думать и стараться делать это надо.

Теперь насчёт того, другие мы или не другие. То, что мы с Западом разные, доказывают факты истории. Если бы мы были такие же как Запад, то не было бы этой многовековой конкуренции, не было бы этих смертельных схваток, не было бы и европейского понимания того, что существует загадочная русская душа. Это же в первую очередь их взгляд на нас, они никогда нас не понимали, это европейцы всегда считали нас другими. Вопрос в том, что они не принимали нас в гораздо большей степени, чем мы их.

Россия в самые разные периоды своего существования пыталась открыться для Европы, пыталась найти некий общий язык, а они нас не принимали, они как раз точно знают и уверены в том, что мы другие. У нас модно всё сводить к советскому периоду и делить всё на красных и белых, но это было и до, и после советского периода.

Запад считает себя победителями в холодной войне, они считают, что победили коммунизм, а тогда с кем сейчас конкурирует Запад? С кем вот это противостояние не на жизнь, а на смерть? Запад так отчаянно конкурирует с Россией, что даже вакцину объявляет «мягким оружием Путина»! Значит мы действительно другие, значит здесь есть и метафизика процесса и есть совершенно практические обстоятельства.

К вопросу о технологиях, о том, что сказал президент Владимир Путин. Я скажу так, что ощущение своей цивилизационной особости является залогом эффективности и успеха, по-другому не было, нет и не будет никогда! Ощущение того, что вы другие и есть начальная точка на пути к успеху. Американцы говорят даже европейцам, что мы, не то, что вы! А европейцы говорят, что у нас свои ценности, у нас всё другое.

Нивелирование себя, разговор о том, что мы такие же, как кто-то ещё, означает автоматическое снижение планки и потерю вообще стимулов к движению. Быть похожим на кого-то ещё можно, только это не ценится никем. Шедевр всегда будет стоить очень дорого, а его репродукция будет стоить 3 копейки. Поэтому то, что сказал Путин важно, как отправная точка для чисто прикладной полит-технологической задачи.

Самое последнее по поводу образования. Это принципиально важная вещь, потому что может случиться так, что лет через 15-20 никто даже не поймёт смысла нашего разговора, потому что, к сожалению, убийство нашего образования продолжается, воспитание вообще выведено за скобки, роль учителя низведена до человека оказывающего услуги. Содержание образования подменяется чисто торговыми вещами, когда говорят, что у нас хорошее образование, потому что мы завезли много компьютеров, интерактивных досок и так далее. Поэтому стратегически важно восстановить всё лучшее, что было в нашем образовании. Это важнее даже чем оружие, я бы рискнул сказать!

Пролистать наверх