25 Апреля. Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

25 Апреля. Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А.

Передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым», 25.04.2021 г.

Ведущий: Россия впервые вводит перечень недружественных государств. Байден признал геноцид армян. В таком хитросплетении могут разбираться только выдающиеся писатели и великие режиссеры.

Кургинян Сергей Ервандович:

Мне кажется, что на горизонте западной политики взошла «звезда» под названием Джон Керри, который оказался неожиданно близок Байдену. Администрация Байдена в бешенстве, а представители демократической партии говорят, что Байден их разочаровывает. А Байден начал прислушиваться к Керри, который всё время говорит, что надо дружить с атипичными государствами, с которыми все остальные Байдену говорят, что надо с ними остро воевать.

В этих условиях сразу возникает другой климат, потому что я убежден, что Российское государство, созданное для вхождения в западную цивилизацию и руководимое соответствующей элитой, будет хвататься за любой шанс того, что отношения с Западом могут быть хотя бы чуть-чуть не столь напряженными, как были, и будут рассуждать, как всё хорошо, и так будет опять до нового напряжения. Сейчас происходит такая временная пауза и «туберкулезные» надежды по поводу того, что отношения с Западом может быть наладятся.

Я считаю, что послание Путина Федеральному собранию не было только обращено к внутренним вопросам, была впервые поднята тема убийств глав государств, и она развита во всех вариантах. В этом технологическом ряду существуют не только Мадуро, Лукашенко или кто-то ещё. Когда глава Российского государства обращает на это внимание, то это говорит о том, что он много думает о том, где его место в этом ряду. Несмотря на это будут происходить какие-то разговоры, будет попытка смягчения напряжения на украинском направлении, это продлится примерно полтора месяца.

Сегодняшняя российская политика, да и политика во всём мире с большим унынием относится к вопросам стратегии, она не хочет придавать этим вопросом решающее значение, всё время мыслит практическими событиями, встречами, переговорами, соглашениями. Между тем поезд стратегии неумолимо движется в одном направлении, и Россия всё больше оказывается перед лицом системных угроз. И сейчас всё более ярко и выпукло начинает выступать вопрос, что с одной стороны есть Евро-Атлантика, а с другой стороны Евразия. Вопрос здесь один, который надо озвучить: «Чья это Евразия?» Если это русская Евразия, то всё замечательно! Когда-то речь шла о том, чтобы заключить русско-тюркский союз на основе доминирования России. Это была очень интересная тема и этот союз надо всегда поддерживать, и он должен занимать всегда большое место в русской стратегии.

Сейчас вопрос заключается в том, что Евразий возникает несколько и отнюдь не только наших. Возникает китайская Евразия или даже нечто большее, тюркская Евразия. В Средней Азии заключаются соглашения, которые совсем не мирные и может оказаться так, что ОДКБ будет оболочкой, в которой будет развиваться чисто тюркский проект, и мы потеряем ОДКБ как своё. Высокие деятели Израиля заявляют о том, что Китай скоро будет доминирующим на Ближнем Востоке.

В XXI веке тема транспортных путей – это супер-тема. Когда проложен транспортный коридор, то это покруче того, что въехали танки. Создаются различные новые транспортные коридоры, а нам нужен свой. Россию с одной стороны подпирают чужие Евразии, а с другой стороны продолжается давление Запада. Россию на украинском направлении могут только вынудить ответить на экстремальные действия, но её же вынудят! И я уверен, что все эти принуждения будут находиться где-то в коридоре наших политических событий. У нас впереди выборы в Думу, которые желательно для Запада каким-то образом проблематезировать. Если патриотическо-наступательная позиция России будет уступать место какой-то другой, то это будет иметь сокрушительное значение для этих выборов.

Мне кажется, что самый большой враг нашей политической элиты, это как ни странно, «господин шоколад». У них всё «в шоколаде»! Так вот, мне кажется, лучше вовремя сказать, что всё не «в шоколаде» и показать, где у нас болевые точки. На украинском направлении будут пытаться сделать что-нибудь такое, чтобы понизить наши акции на внутриполитическом рынке и как только это возникнет, начнётся усиление внешнеполитических событий.

В стратегическом смысле ничего не изменилось и происходит наращивание давления на Россию с разных сторон. Сейчас развиваются разные Евразии: и на Каспии, и на Дальнем Востоке, и не ответит на это стратегически нельзя. Арктика станет ещё более важной темой, чем тема Евразии в течении 5-6 лет, там происходит непрерывное наращивание американской мощи. Американцы придают этому вопросу может быть даже большее значение, чем всем остальным, мы на это отвечаем, но это означает наращивание напряженности и когда-нибудь она разрядится.

Когда мы слышим, как Владимир Владимирович Путин слегка сентиментальным жёстким тоном перечисляет все новые виды стратегического оружия, то мы же понимаем, что оно нужно только в одном случае, по отношению только к одному «герою», который известен. Я хочу сказать только одно: на Керри надейся, а сам не плошай!

Я ещё раз говорю, что Российское государство было построено на фундаменте разрушенного Советского Союза для вхождения в Запад, оно так построено, и там были созданы мощные элиты, поэтому, как только появляется какой-нибудь Керри или какая-нибудь «запятая», то сразу вся эта группа заявляет, что завтра мы войдём в НАТО и всё опять «в шоколаде»!

На самом деле ситуация ухудшается с каждым месяцем, «шоколада» не будет, и я убежден, что где-нибудь к июню, июлю она обострится снова до предела. Никто не снимает с повестки дня задачу добить Россию, это главная ставка! Главный китайский пропагандист говорит, что американцам Россия не нужна никакая, она нужна им мёртвая. Когда раньше так китайцы говорили? Господин Мур (глава британской разведки) заявляет, что Россия – слабеющее государство, глядя на отчеты и доклады своей агентуры, а я, глядя на лица молодёжи в зале после моих спектаклей, вижу, что Россия на порядок более живая, чем Запад. Поэтому списывать Россию со счёта было бы очень опрометчиво.

Михеев Сергей Александрович:

Я вчера приехал из Донецка и хочу сказать, что там люди нам верят. Мы ни при каких условиях и оправданиях не имеем права их предать. Я там был на форуме, который назывался «Единство русских, защита прав и свобод» и хочу сказать, что никто кроме России за судьбу русских в этом мире ответственности нести не может. Для русских Россия – это их единственная историческая Родина, мы только о России можем думать, а Россия как государство несет ответственность за всех русских, не взирая на паспорта. Это её историческая миссия быть ответственным за судьбу русских. Для русских Российское государство стало формой их существования в историческом процессе и без русских, при всём уважении к другим национальностям, не будет России.

После распада Советского Союза мы увидели построение этнократий во всех постсоветских республиках с разной степенью остроты, но с Украиной случай особый, потому что здесь никакой этнической разницы по крови нету. Граница между тем, что ты украинец или русский проходит в голове и людей одного народа, одной крови, одного языка фактически стали делить и разрывать на части по политическому признаку. И вот, это самое садистское, зверское разделение русских происходит на Украине: там из русских умышленно делали не русских, а тех, кто отказывался становиться не русским, тех подвергли дискриминации, объявив их гражданами второго сорта. Я со всем уважением отношусь ко всем нашим экономическим, геополитическим и прочим соображениям, но менять этих людей на что бы то ни было мы не имеем права. Надо понимать, что на Украине огромное количество запуганных, обманутых и потерянных людей, которым с детства «компостируют мозги» тем, что они не русские.

Переходя к геополитике, хочу сказать, что на Украине всю эту военную коллизию описывают совершенно по-другому: они говорят, что они России дали сигнал и Россия испугалась, хотя хронометраж событий был совершенно другим.

Все эти миролюбивые заявления американцев, того же Керри, всё это интересно, но всё, что они могут нам предложить, это какие-то семинары по демократии. Они используют ситуацию борьбы за климат в своих экономических и политических интересах, но на самом деле не сильно за него борются.

Я убеждён в том, что никакая конфликтность между США и Россией никуда не улетучится, и любой руководитель России, независимо от его фамилии, убеждений, партийной принадлежности, неизбежно столкнётся с дилеммой: или Россию отдать в услужение Западу, или вступить в конфликт с Западом. И на этой карте возможного торга я пока не вижу от американцев никакого предложения. Я считаю, что мы вполне можем делить мир на зоны влияния, а они готовы говорить только про демократию, климат и ограничение стратегических вооружений. Это не более, чем фальсификация с их стороны.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

Когда мы обсуждаем людей, которые явно стали на позицию измены Родине, то они ясны и понятны как люди, которые очень сильно выступают враждебно. Но мы не обсуждаем, и может быть это и правильно, прозападную часть нашей актуальной политической элиты. «Болотную» организовывали очень серьёзные части прозападной элиты, которые существуют на паях с другими группами. Кончится это в одном случае, когда станет понятно, что нам навязана смерть, мы ответим, прозападная часть элиты, как в 91-м году тут же сгинет, образуется другой элитный рельеф, дальше начнёт раскалываться центр и консервативные части будут вынуждены определяться в той роли, к которой они сейчас не готовы.

Я счастлив, если сейчас есть готовая консервативная экономическая команда, которая готова прийти и сделать что-нибудь всерьёз. Тогда это будет изменением типа Российского государства, а пока любые надежды, подаваемые Западом, будут приниматься этой элитой. И тут встаёт второй ограничитель – это русское общество в том виде, в котором оно сейчас существует. Любой политик, которому в голову придёт сдача Донбасса, дальше может только повеситься на столбе на Садовом кольце, потому что он с этого момента перестаёт быть политиком, и никакой такой политики быть уже не может, это постепенно неумолимо сдвигается в общественном сознании.

С одной стороны, давит Запад, и он будет давить, а с другой стороны, это сдвиги в обществе, которые ограничат возможности прозападной элиты проводить предательскую линию. Эти два ограничителя рано или поздно приведут государство, созданное для вхождения, в государство, созданное для «самостояния». И это будет самый счастливый момент в моей жизни!

Пролистать наверх