24/12 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

24/12 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: На Западе умерло реальное понимание России, российской мотивации. Они борются с отражением себя в зеркале, они считают, что Россия, это иррациональное зло. Абсолютно не понимают Путина.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Россия конечно странная страна. Мы сами себя понять зачастую не можем, так, куда уж американцам! Есть исторический анекдот о том, что Александра II-го как-то спросили, сложно ли управлять Россией, на что он сказал, что нет, не сложно, но бесполезно.

Мы сами себя не можем понять. Я вот, например, не могу понять: как мы, русские люди в девяностом году в Верховном Совете РСФСР проголосовали за суверенитет России, то есть за распад своей империи? В Верховном Совете РСФСР находились самые патриоты, члены Компартии, это в Верховном Совете СССР уже были либералы. И, как такое может быть, что Президент России приезжал в Соединенные Штаты, в логово своих соперников, и говорил, что наконец-то он стал свободным? Я не могу этого понять!

С другой стороны, я понимаю Запад, что у них было ощущение, что как бы всё закончилось, и тут вдруг опять началось. Я скажу больше, у них внутреннее ощущение, что их обманули. Мы же сами к ним попросились, мы же приняли их систему, а потом вдруг мы заявили, что мол нет, нас так не устраивает. У них есть психологическое ощущение, что их обманули.

Второй момент. Ресурсы – это конечно их мечта, нет сомнений, но у меня такое ощущение, что им даже уже ресурсы не нужны! Сейчас в их отношении к нам что-то запредельное, иррациональное, во времена холодной войны не было такого. Такое впечатление что им нужно, чтобы вся эта территория вместе с ресурсами куда-то исчезла, провалилась. Если даже мы будем вести себя, как они хотят, то даже это не поможет, потому что нам нельзя доверять в их понятии. Они стали одержимы этой идеей.

Это мне кажется связано ещё с тем, что чем хуже дела у глобальной империи, тем больше ей нужен внешний враг. Во времена Советского Союза их идея демократии ещё была плодотворной, а сегодня их идея рушится. Чем заменить? А, заменить можно только вот таким инфернальным противником, абсолютным исчадие зла.

Поэтому, мне кажется здесь есть важный психологический момент. Мы для них больше угроза, чем Китай, потому что Китай не может бороться за Европу, а мы можем. Борьба идет за Европу. Европа – это самый главный приз в этой борьбе.

Мы забываем, что в их памяти присутствует то, что в нашей памяти совсем отсутствует. За последние двести лет мы почти сто лет господствовали в Европе. Это было во времена наполеоновских войн и после нашего входа в Париж, когда наш корпус стоял во Франции почти 10 лет и для них мы были угрозой до Крымской войны. Также это было после 1945 года, когда вся восточная Европа была нашей. Для них Прага – это столица Европы. Берлин, Варшава, Будапешт, все восточные земли были нашими. То есть, как мы говорим, мы вошли после вас: сначала вы к нам пришли, потом мы к вам вынуждены были войти. И в их памяти это осталось.

Второй момент очень важный, то, что в Европе сегодня нету тех мощных государств, которые раньше могли противостоять России. До Второй мировой войны были и британская империя, и французская империя, кстати, чья армия считалась лучшей в мире до тех пор, пока в сороковом году Гитлер их не «раздолбал», и конечно был «третий рейх». Сегодня в Европе нет таких сил, и у них есть опасение, что ведётся борьба за Европу. Мне кажется, что это будет продолжаться до тех пор, пока кто-то не потерпит поражение.

Посмотрите, в Америке ничего не стабилизируется, всё будет усугубляться, так же, как и проблемы всего Запада тоже будут усугубляться. Поэтому, в этом смысле не надо нам так «посыпать голову пеплом». Да, нам нужен союзник. Нам не надо бояться Китая. Ну, входит Китай в Таджикистан, ну, и что? Пусть входит!

Я считаю, что во всём плохом, есть определенные плюсы. СССР распался, мы потеряли территории, но мы перестали за них платить. Всю Восточную Европу мы оплачивали, она всё получала бесплатно: газ, нефть, оружие.

Вы говорите, что мы потеряли Украину. А я не считаю, что мы потеряли Украину. Крым, на мой взгляд, стоит всей Украины! До четырнадцатого года мы фактически субсидировали Украину. Вот посчитайте, сколько за эти семь лет мы сэкономили средств.

Да, надо что-то делать на постсоветском пространстве, с Белоруссию надо понимать, что нам делать, потому что на мой взгляд руководство Белоруссии продолжает свою много-векторную политику и самая большая опасность для России в этом между прочим, именно в том, что наши патриотические силы Беларусь очень поддерживают. То, что посол Соединенных Штатов там присутствует, это не случайно. Заметьте, и санкций особых нет против Белоруссии, и послы все на месте. С этим надо каким-то образом разбираться, но это не значит, что надо принимать какие-то экстраординарные меры и куда-то водить войска. То, что Россия ведет себя достаточно осторожно, без всяких истерик, это очень верно.

И главная причина непримиримой позиции Запада по отношению к нам состоит всё в том же, что было между прочим до Второй мировой войны. В «Майн Кампф» Гитлер писал, что надо нападать на СССР сейчас, что если 10 лет пройдёт, то Советский Союз уже нельзя будет одолеть, Советский Союз развивался бешеными темпами. Да, Советский Союз отставал от Запада, но он развивался такими темпами, что скоро его уже догнать было бы нельзя.

Поэтому, то, что сейчас пишет Запад, это факт. Россия очень сильно продвинулась и выросла и в атомной энергетике, и в промышленности, и в вооружении, во всём. Если бы у нас показывали не «Дом 2», а колоссальные стройки, которые между прочим ведутся в стране, то у нас было бы немножко другое понимание себя и внутреннее ощущение своей силы.

Да, у нас не всё в порядке, Китай занимает первое место по суперкомпьютерам, а у нас их мало, хотя мы не знаем толком, может в обороне у нас и есть что-то такое. Надо быть готовым к тому, что Запад будет продолжать эту политику, к сожалению, и с этим ничего не поделаешь.

Михеев Сергей Александрович:

Всё-таки, если рассматривать какую-то вековую конкуренцию между Западом и Россией, то корни у неё иррациональные, религиозные. Если совсем кратко, то Запад не может вынести претензии России на особые отношения с Богом. Россия претендует на своё право говорить на том языке с Богом, на котором она хочет. Россия считает, что она богоизбранная, и Запад не может это перенести. Даже разделение между православием и католичеством было основано на том, что Папа Римский претендовал на то, что с Богом можно говорить только через него.

Русские, которые приняли православие у Византийской империи, с этим не согласились, не пошли на эту унию, которая больше всего вреда принесла Украине, чья проблема находится корнями в истории униатства. Даниил Галицкий пошёл на унию ради получения политической крыши и проиграл, а Александр Невский не пошёл на унию и не проиграл в исторической перспективе, как это выяснилось. У нас «упертые псевдорусские псевдонационалисты» вспоминают демократию Новгородской республики как пример сотрудничества с Западом, а на самом деле Новгород не пошёл под западную крышу, и центральный вопрос был не деньги, а вера. От Новгорода требовали сменить веру, и Ватикан направил «крестовый поход» на Россию, а чем это закончилось, мы знаем.

Затем протестанты ещё больше стали не понимать русских, потому что в их понятии угоден Богу человек успешный, богатый, демонстрирующий земные успехи, а для русских это вообще звучит дико и неприемлемо. У нас богатые люди всегда пытались отмаливать своё богатство, строить храмы, заниматься благотворительностью. Потому что они чувствовали в глубине души, что это богатство дано им в том числе, чтобы его раздать на благо других. Русские воспринимали богатство, как конечно дающее возможности, но и несущее проблемы с точки зрения спасения души. Никакие протестанты понять это не могли. Россия здесь претендовала на особый разговор с Богом. И, кстати говоря, советский проект, к которому у меня есть масса претензий в связи с его богоборчеством и, связанными с этим, репрессиями, но он опирался на эти моменты в русской душе.

Говорят, что на Западе сейчас нет никаких христиан, там все атеисты… А, атеизм и есть следствие разложения западного христианства! Почему западные державы поддержали революцию в семнадцатом году и не стали спасать царя? Потому что они надеялись, что пришедший туда атеизм уничтожит вот эту вот особенность русской души, а он каким-то непонятным образом переродился и стал для них опять угрозой и вызовом. Примерно в этом направлении мы движемся и сейчас, и у Запада претензия, что они единственные могут разговаривать с Богом, сидит в глубине их сознания.

Теперь по поводу концептуальных философских вещей. Несомненно, Запад уязвлён еще и тем, что концептуально после распада Советского Союза и биполярной системы он не смог предложить миру такой системы устройства отношений, которая бы действительно исключала в дальнейшем возникновение таких конфликтов. Потому что Запад повяз в своей гордыне, которая внушает им, что только они могут разговаривать с Богом, из которой выросла другая гордыня, совершенно земная, мирская, что только они могут определять, как может жить мир, только они могут конструировать модели, которые должны устроить всё человечество, отсюда все эти концы истории и прочее.

В результате, как говорят: бойтесь своих желаний, они сбываются. Сбылась их мечта, они стали властелинами мира, а что они смогли предложить? Советского Союза больше нету, вы всех победили, а что вы предложили этому миру? Фуфло! Ничего не предложили! И они это понимают! И тут проблема не только с Россией, но и со всеми остальными: Китай, Индия, Иран. Нынешняя Западная модель напоминает поведение победителя в войне, они просто забирают трофеи. Это не новое качество или философия, здесь нет вообще ничего нового.

Это с концептуальной точки зрения провал, но простить этот провал всем остальным они не могут. Здесь психологическая вещь, о которой здесь уже говорили. Да, им обидно, как человеку, у которого был «замах на рубль, а удар на копейку». Им обидно, что здесь выявляется их внутренняя, глубинная, духовная и философское нищета. Запад по большому счёту – это «голый король». И, это обидно, здесь начинается рефлексия: «Как так? Мне обидно!» И здесь от рефлексии до ненависти, один шаг: «Я хочу наказать их и отомстить им!»

Здесь перехожу к практическим вещам. Все западные публикации, которые огромным валом льются в Западной прессе, здесь в России должны показать всем абсолютно простую вещь: Запад не допустит никакого развития России, ни при каких условиях. Посмотрите, что нам ставят в вину. У России есть ресурсы, армия, атомная энергия, и это плохо. Всё, что дает способность развития, это всё плохо. А, хорошо было бы, чтобы мы «торчали грязными ногами в помойке», тогда они могли бы сюда забрасывать свои пайки, и говорить: «Смотрите, мы их облагодетельствовали!»

Мы единственная страна, которая может уничтожить Запад, что они конечно воспринимают как вызов. Россия как-то слишком независимо себя ведёт на их взгляд, она сейчас ничего не делает, но теоретически может себе позволить что-то предпринять серьёзное против Запада. И поэтому нас ненавидят за то, что Россия чувствует себя свободной. Чувство свободы и даёт истинная вера в Бога. Наша свобода их раздражает. Когда мы чувствовали себя абсолютно зависимыми, бессильными, несвободными – это было хорошо. А, как только мы стали чувствовать себя свободными то, это нам стали вменять в вину. Поэтому они хотят, чтобы здесь в России было как можно больше людей, чувствующих свою зависимость от Запада.

Некогда Запад не позволит России развиваться, ни при каких правителях, ни с какими фамилиями (Путин или кто-то другой), ни при каких партиях. Вот с этим приходится жить, вот и всё!

Пролистать наверх