23 Марта. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

23 Марта. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 23.03.2021 г.

Ведущий: Сегодня очень любопытные разыгрываются диалоги: один, это конечно интереснейший диалог, который происходит между Китаем и Россией, а с другой стороны, Блинкен прилетел в Европу, общается со Столтенбергом и становится понятно, что мы вновь приближаемся к блоковому миру.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я считаю, что если Западу удастся расчленить Россию, то она Западу и достанется. На территории России будут «мини-Украины» и Запад сделает с ними тоже самое, что с Украиной. Они приведут там к власти свои националистические режимы, будут культивировать национализм русский, татарский, кавказский, они будут в конфликте между собой, и всё это будет прекрасно контролироваться. Запад никаких китайцев сюда не пустит. Более того, они полностью блокируют Китай, Иран, они решат все свои проблемы. При этом они будут полностью контролировать ресурсы, и это обеспечит им господство как минимум на 100-150 лет.

В случае расчленения России будет нанесен удар по русскому народу. Когда русский народ находиться на своей земле, то он грозен, он обладает колоссальной внутренней энергией, он способен совершать подвиги, но как только он отрывается от своей земли, то он теряет всё это. Нет в мире более жалких диаспор, чем русские, хотя они довольно многочисленны. Они нигде в мире не пользуются влиянием, у них нет никакой политической силы. В случае расчленения страны русские просто исчезнут, они начнут себя считать сибиряками, калужанами, кем угодно, и это будет удар по народу, который цементирует всё это Евразийское пространство. Запад считает, что им удалось развалить СССР, они сделали это с Украиной, они сумели её зачистить, привести к власти настоящих нацистов и там народ слова пикнуть не может, Украина полностью под контролем Запада. Я думаю, что план расчленения России у Запада есть, его пишут специалисты, аналитики.

Заметим, что после Римской империи Запад объединялся два раза. Первый раз он объединился Наполеоном, второй раз Гитлером. И каждый раз объединение Европы заканчивалось масштабнейшим походом на восток. Сегодня они в третий раз объединились, но объединились таким образом, как не объединялись ни при Наполеоне, ни при Гитлере – они объединились тотально. Они подобрали под себя все территории Европы и возглавили это объединение Соединенные Штаты. Да, они переживают серьёзный кризис, упадок, но это всё равно огромная сила, и они «заточены» на эту борьбу, поэтому нету никаких сомнений, что у них есть и планы, и возможности.

Мы сейчас находимся в ситуации, которая напоминает ситуацию перед началом Второй мировой войны. Я думаю, что политика нашего руководства в принципе такая же, которая была перед Второй мировой войной: максимально оттянуть жесткую конфронтацию и максимально использовать это время для того, чтобы решить свои технологические задачи. Но, если мы не будем заниматься идеологией, культурой, образованием, чем Советский Союз активно занимался перед Второй мировой войной, то мы в принципе можем эту историю и проиграть. Часть нашего населения разучилась уже говорить по-русски, по российским каналам в день идёт 100 американских фильмов! Этого нет нигде в мире! Я специально попросил посчитать! Я абсолютно уверен, что за этим стоит целенаправленная политика, которую проводит США.

Я напомню вам интересный факт, что президент США Трумэна в 1945 году распорядился бесплатно отправить в Европу 1000 американских кинокартин. Вот тогда они подсадили Европу на своё кино, а это мощнейшая часть информационной войны. В Америке есть замечательные кинокартины и мастера, но вы посмотрите, что твориться у нас! Вообще ничего другого, кроме американского кино не показывают. Мы говорим о союзе с Китаем, а китайские фирмы у нас не показывают, хотя там есть отличные картины.

Поэтому, если мы не будем заниматься идеологией и культурой, то у нас большие шансы проиграть эту войну.

Михеев Сергей Александрович:

О нехватке государственной стратегии многоуровневой, многолетней мы говорили неоднократно. У нас, когда слушаешь разные ведомства, то такое впечатление, что у нас много разных государств внутри России, поэтому нам не хватает единой стратегии, которая нацеливала бы разные ведомства на одну единую цель и обеспечивала их движение в одном стратегическом коридоре.

Эта проблема связана с историей XX века, в котором страну два раза разрушали, основываясь на антигосударственных теориях, говоря о том, что только через разрушение государства можно что-то улучшить, и под это была подведена огромная теоретическая база. Сегодня кроме разрушения государства с нас требуют получить разрешение на существование во внешнем центре влияния. Если мы эту ситуацию не изменим, то действительно, разрушение произойдет и в третий, и в четвёртый раз.

Если мы хотим что-то менять, то нам придётся подумать над той самой демократией. В условиях электоральной демократии никакая стратегия в России не будет возможна! В условиях постоянной (каждые четыре года) смены власти, это невозможно! США могут себе это позволить, у них нет внешней угрозы.

Российская империя много веков набирала силу, потому что в ней был политический класс, у которого был консенсус по целому ряду вопросов. Там были дворцовые перевороты, но был консенсус по поводу государства и его внешней политики. В 1917 году случилось разрушение страны, потому что у этого самого класса стало очень мало или полностью исчезло понимание ценности государства и государственного консенсуса. Мы живём в период этой турбулентности, и мы должны с этим справиться, иначе ничего не получится.

Я считаю, что, если мы не можем или не хотим прийти к согласию по поводу внутренней идеологии, давайте придём к однозначному согласию по поводу внешней политики. У нас ведь и этого нету! Причиной всех наших зигзагов является то, что внутри нашего государства одна группа людей считает, что нужно суверенное развитие, а другая группа людей считает, что этого не нужно, что нам нужно договориться с США, Евросоюзом и прочее. Давайте от этого оттолкнёмся и закрепим это законодательно. Давайте начнём консолидировать наш правящий класс, отталкиваясь хотя бы от чётких внешнеполитических приоритетов. Надо определить, что у нас является совершенно незыблемым во внешней политике, нужно достаточно чётко описать наши отношения с Западом, наши интересы на постсоветском пространстве и наши цели в глобальном масштабе в целом.

Диалог и международное право, это полная пустота. В зависимости от изменения ситуации можно что угодно назвать диалогом и международным правом, это не внешнеполитическая концепция, это зонтик, под который можно загнать что угодно. Ельцин говорил про международное право и диалог, Путин говорит про диалог и международное право, завтра придёт какой-нибудь оппозиционер типа Навального, и он будет говорить тоже самое, ему даже менять ничего не надо! Он будет говорить те же самые слова, но наполнять их прямо противоположным содержанием! Это не годится! Потому что именно это позволяет многим на внешнем контуре считать, что можно надавить на Россию так, что она может радикально изменить свой внешнеполитический вектор. Пока вот это известное явление на букву «б» у нас во внешней и во внутренней политике будет сохраняться, мы на Западе будем давать повод «столтенбергам», «венецианским комиссиям», НАТО и всем остальным думать, что Россию можно изменить и для этого надо предпринимать определенные, вполне понятные действия.

Мы здесь обсуждали возможные сценарии давления на Россию, и вопрос действительно в том, что, если дойдёт до военного сценария, то мы как будем действовать? Единственный неоспоримый аргумент, это ядерное оружие, а мы готовы применить ядерное оружие? Мы готовы первыми применить ядерное оружие? В нынешней концепции нет, не готовы. А, тогда чего Западу бояться? Им бояться вообще нечего! У Запада есть 150 вариантов как решить военным способом проблему с Россией, не нанося по ней никакого ядерного удара. И, что тогда стоит ваше ядерное оружие?! Ничего не стоит. Именно к этому они ведут: создать такую ситуацию, при которой применение ядерного оружия будет невозможным. Значит этого уже недостаточно, значит нам надо менять концепцию применения этого оружия. У нас есть ядерное оружие, только Советский Союз оно не спасло!

Если говорить о том, чего же хочет Запад от России, то моё личное мнение, как верующего человека, что метафизика религиозного раскола является главной причиной конфликта и непонимания между Россией и Западом, и в результате или Россия изменится до неузнаваемости и убьёт сама себя, или Запад готов воевать с Россией даже в ущерб себе. Здесь правильно вспомнили, что Европа предала Византийскую империю и сдала её османам, а потом Османская империя дошла до Вены! То есть, на самом деле Запад может действовать и в ущерб себе.

Дальше, наш министр иностранных дел сказал, что мы теперь понимаем, что Запад может отключить нам Свифт, а мы помним, как совсем ещё недавно наши чиновники заявляли, что это невозможно. Одна из проблем нашего правящего класса заключается в том, что они настолько религиозно верят в Запад, что не могут понять, что на самом деле нет никаких ограничений.

Стратегическое целеполагание необходимо нам для того, чтобы разработать понятный инструментарий. Если мы всё время говорим, что у нас есть такие приборы, но мы о них вам не расскажем, то это не работает, потому что это людей не убеждает, и вы провоцируете в отношении себя соответствующего рода действия. А внутри мы убеждаем сами себя, что мы готовы, а потом оказывается, что на самом деле не готовый. Пример – Украина. Я помню, как нам рассказывали, что там ничего такого не случится, что там всё под контролем, что мы со всеми договоримся. Договорились?!

Я настаиваю на том, что внутренняя консолидация должна сопровождаться государственной стратегией и согласованностью действий всех ведомств в одном направлении, и второе, что это должно обеспечиваться соответствующим инструментарием. В противном случае все разговоры на эти темы повисают в воздухе.

Пролистать наверх