20 Мая. Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

20 Мая. Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 20.05.2021 г.

Ведущий: Мы очень часто, особенно когда приходит Сергей Ервандович, обсуждаем тему очень опасного вхожденчества в Запад и вечного ожидания, что с нами начнут говорить и мы сейчас договоримся. Очень важно, что в результате переговоров Лаврова и Блинкена не наступило очарование, что мол с нами разговаривают, потому что Сергей Викторович сказал ряд очень важных слов, в частности о том, что надо говорить честно.

Кургинян Сергей Ервандович:

Я лично уже несколько раз сталкиваюсь с заявлениями Президента Российской Федерации об истории, с которыми я совершенно согласен. Я хочу подчеркнуть, что далеко не всегда и не со всеми утверждениями я согласен, но в том, что касается сказанного про историю мне тут в каком-то смысле добавить нечего с некими оговорками, конечно.

Оговорки мои таковы, что сейчас действительно много изменилось, мы в девяностые годы пережили период огульной дискредитации советской истории и всего, что с ней связано и было совершенно ясно, что правящий класс идёт к власти, чтобы построить нечто на обломках Советского Союза. Он должен был дискредитировать всё, что было тогда и залог устойчивости этого класса заключался в том, чтобы в исторической памяти всё было оболгано. Этот период кончился, а то, что мы теперь слышим от президента, иногда бывает более убедительно чем то, что мы слышали от Съезда народных депутатов СССР. Если бы то, что сказал президент о пакте Молотова-Риббентропа было сказано в конце восьмидесятых годов, то не было бы многих чудовищных деструктивных процессов. Я напоминаю, что признание чудовищным пакта Молотова-Риббентропа нашими депутатами, включая коммунистов, привело в конечном итоге к тому, что начался процесс развала Советского Союза. Так что, Путин в чём-то идёт дальше последних советских лидеров в том, что касается отстаивания истории вообще и советской в частности.

Я только не понимаю одного: что происходит с Солженицыным? Он дискредитировал советскую историю и Великую Отечественную войну, приводил данные каких-то странных «историков», которые «накручивали» и говорили, что в войне мы потеряли чуть ли не 100 миллионов человек и он находился на «подпитке» у соответствующих лидеров США. Получается, что с одной стороны мы говорим даже больше, чем говорили советские лидеры в последний период, Горбачёв и Яковлев, которые для меня просто изменники, а Путин человек, который страстно переживает за интересы своей страны и в этом у меня нет никаких сомнений. Но, с другой стороны, мы остаёмся в той инерции, которая была.

Почему дети в школах должны в обязательной программе изучать Солженицына, если у него сказано много антисоветского и антироссийского? Почему мы, извлекая какие-то куски чего-то плохого по поводу, например, великой Сталинградской битвы, оставляем целые пласты антироссийского из прошлого внутри нашей идеологической, исторической действительности и нашего общественного сознания? А потому, что идёт гибрид из этих двух вещей: из того прошлого, которое никоим образом не отменено и до сих пор не признано деструктивным, тех «лихих девяностых» и «Центром Ельцина» и из того нового курса, который я всячески поддерживаю, который призван возвеличить победу в Великой Отечественной войне, единство нашей истории, который говорит, что вся наша история, включая Советский Союз, это историческая Россия. Но, если это историческая Россия и если мы проводим парад 9-го мая, то почему мы проводим его в некоем декоруме (на фоне декораций на Мавзолее)?! Когда эта двойственность, внутри которой возникают все двусмысленности прекратится?

Я двумя руками поддерживаю защиту всех консервативных и религиозных ценностей, которые только существуют и в нашей стране, и в мире. Но, почему в Ямало-Ненецком округе преподавать некие дисциплины должен робот?! Я понимаю, что робота надо изучать, копаться в нём и дети могут играть с роботом, но все прекрасно понимают, что преподавательский процесс является живым контактом между преподавателем и аудиторией. Живой контакт не изымаем, ибо мы хотим не только дать эту проклятую компетентность (ненавижу это слово), но мы же хотим ещё вернуть людям многое из того, что было частично потеряно: понятие о благородстве, чести, достоинстве, нравственных ценностях, морально-духовном стержне и так далее. Это может сделать только человек, это не может сделать робот, какой бы компетенцией он не обладал, а его компетенция всегда ограничена.

Мы как хотим сочетать цифравизацию с морально нравственным воспитанием? Мы хотим человека цифравизировать окончательно или мы понимаем, что он принципиально не цифравизируемый? Нравственность, воспитание, любовь, в конце концов, надо передавать от сердца к сердцу параллельно со знаниями и делать это может только человек, только в личном общении и только на определённой основе. С учетом технического прогресса, того, чтобы у нас было постоянное техническое превосходство, с постоянным включением нашей действительности во всё это, но имея ввиду, что «все прогрессы реакционны, если рушится человек», что недопустимо, чтобы человек «обрушился» и его заменил робот. Эта главная проблема и она разделяет нас и то, что называется глубинным государством. Мы видим, что всё идёт к дегуманизации, к отрицанию абсолютности понятия человек и что он восходит. Если цифра должна помочь человеку – да здравствует цифра! Если цифра должна заменить человека и «вымыть» из него уникальность, которую поддерживают все религиозные люди, понимающие, что человек, это творение Божье, то какая может быть цифровизация?!

Мы видим, что мир движется трендом к дегуманизации и Россию так ненавидит весь мир не только потому, что она большая, а потому, что она другая! Она принципиально другая хотя бы на историческом горизонте, связанном с православием. Это христианский мир, но это православие, где вопрос об нисхождении Святого Духа, это не мелкий вопрос в нашей культуре. Можно быть светским человеком, но нельзя не чувствовать, что русская востребованность целостности, русское представление о единстве потустороннего и материального, русское представление о душе и обо всём прочем является абсолютно другим, чем то, что было навязано и католицизмом, и протестантизмом тем более. Это разные миры уже сотни лет. Русский мир прекрасно умел совершать технические достижения и опережать мир, чему свидетельством является Гагарин и не только. Русский мир одинаков с Западом в том, что это христианство и абсолютно другой, потому что это православие. Рим и Константинополь не сойдутся, они существуют в разных измерениях, мирах и духовностях.

Поэтому, с одной стороны, мы всё время являемся предметом атаки Запада, потому что мы большие, у нас много сырья и всё прочее, а с другой стороны, мы близкие родственники, которых они особенно ненавидят и это не изживаемая черта. Чем больше мы будем пытаться сближаться в этом смысле с Западом, теряя себя, тем быстрее они нас будут добивать. Поэтому нам необходимо окончательное завершение представления нашей особенности, которая заключается в том, что мы не будем всем всё навязывать, мы будем с другими сотрудничать, как разные голоса в симфонии. Этот русский симфонизм, русский космизм, русская целостность, когда они объединятся и займут своё место вместе с советским периодом, тогда окончательно станет ясно на какой почве мы стоим и нам будет гораздо легче бороться с теми, кто в любом случае хочет нас уничтожить.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

Было сказано, что человеку дан язык для того, чтобы скрывать свои мысли. Потом было сказано, что это работает для дипломатов и в этом смысле язык, на котором Лавров говорил с Блинкеным был заведомо протокольным, дипломатическим, это надо приветствовать и вообще надо сказать, что Лавров блестяще ведёт эти вещи. Поскольку он обладает человеческим обаянием, что очень важно для эпохи масс-медиа, то он в каком-то смысле приподнял российский МИД, на фоне того, что в других странах уже далеко не те дипломаты, которые были раньше, теперь дипломатическая компонента ушла вниз, а поднялись спецслужбы.

Произошло то, что одновременно с этой встречей высказался Президент России на не дипломатическом языке и сказал, что «выбьем зубы» специально для того, чтобы у некоторых не было ощущения, что мы будем заниматься только дипломатией, а параллельно Запад будет перевооружать свои армии.

Теперь, что касается элиты. Для того, чтобы иметь исторический консенсус надо иметь гомогенную элиту. Если мы говорим молодёжи, что любой коллаборационизм омерзителен (а это то, что мы должны говорить о Навальном и обо всём прочем), то мы должны говорить, что коллаборационизм с ЦРУ, с британской разведкой, которые хотят разрушить историческую Россию, является таким же омерзительным, как и коллаборационизм с нацизмом. Это такая же измена Родине, как нахождение в иностранной армии, которая стремится расчленить твою страну. Эти вопросы болезненные, не на этом воспитана элита, а это придётся сделать рано или поздно.

У нас есть ультралиберальная элита, которая всегда стремится на любых основаниях подчинить нас Западу, у нас есть умеренно-либеральная элита, которая колеблется в своей позиции и у нас есть консервативная патриотическая элита. Как только Запад перестаёт с нами разговаривать и делает что-нибудь оскорбительное, то тут же ультралиберальной элите говорят «цыц» и она тут же замирает; умеренная элита как-бы чуть-чуть «засыпает» и говорит: «Ну, что ж тут поделать, они с нами так плохо себя ведут!», а более не менее активизируется консервативная элита, которая начинает проводить определенный курс, и когда она доходит до опасного для Запада момента, то Запад говорит простую вещь: «А, давайте поговорим! Давайте обсудим климат или что-нибудь созвучное!» Сразу же ультралиберальная элита «заводится», говорит: «Конечно же, мы только об этом и мечтаем!» Умеренно-либеральная элита воодушевляется, говорит, что она это всё приветствует и в результате тот курс, который вот-вот мог вывести нас за какие-то рамки и сделать что-нибудь спасительное для страны поворачивается в нужную Западу сторону. Эта трехкомпонентная элита работает как часы!

Я не против того, чтобы разговаривать, но нужно понять раз и навсегда, что такая структура элиты не позволит построить правильную экономику, восстановить историческое самосознание, построить правильные международные отношения и создать нашу идентичность. Либо будет эта элита, либо будет возможность борьбы с назревающими грозными тенденциями.

Ведущий: Два года своего президентства Зеленский отметил трехчасовой пресс-конференцией с элементами «шоу»: на фоне советского самолёта. Еврей Зеленский своим законопроектом отказал русским в праве называться коренным народом Украины.

Михеев Сергей Александрович:

Достаточно тяжело говорить интеллигентно, но я попытаюсь. С одной стороны, я понимаю смысл, но с другой стороны меня, конечно, удивляет «упёртость» и откровенное нежелание украинцев видеть очень простые и при этом достаточно технологичные вещи.

Начнём с инициативы о коренном народе Украины и нацменьшинствах. Формулировка коренного народа, во-первых, невероятно политизирована, а то, что русских фактически вытесняют за пределы коренного народа, это та же ошибка, которую украинская элита делает ровно с 91-го года. Ещё с тех пор я им говорю, что если вы хотите нивелировать те конфликты, которые могут возникать на исторической, национальной и прочей почве, то покажите, что украинское государство абсолютно дружественное для тех, кто считает себя русскими. Не заставляйте людей делать выбор в том, кто они: если украинец, то ты с нами, а если ты русский, то ты против нас. Вы таким образом раскалываете страну.

Это не понимают или от невероятной тупости, или этот конфликт противопоставления Украины и России и есть способ поддержания украинской государственности, начиная с момента распада СССР. В этом случае Украина является ничем иным, как инструментом давления на Россию. Или вы по дури раскалываете собственный народ, или вы на самом деле специально это делаете для того, чтобы Украину потом как «пушечное мясо» и расходный инструмент использовать в чьих-то геополитических планах. Украине, как независимой стране, абсолютно не нужно совершенно абсурдным образом объявлять русских не коренным народом, что не может не вызывать возмущения. При таком подходе у вас будет ещё много Крымов и Донбассов, а у нас будет достаточно поводов постоянно предъявлять вам претензии.

Вы объявили часть населения меньшинством в собственной стране, а для меня, как для политтехнолога, это как раз очень хорошая база для работы с ними, для радикализации этих людей. А большинство населения у вас будет определяться не по этническому, а по политическому признаку. Это путь к расколу государства. Если это не понятно, то это абсолютный признак недоделанной государственности или вы просто инструмент в чужих руках.

С точки зрения технологий в принципе мне понятен заход на пресс-конференции Зеленского, когда на фоне самолёта он заявил, что мы идём в будущее. Но делать пресс-конференцию о будущем на фоне советского самолёта, а внутри страны бороться с наследием Советского Союза, это абсурд и дурдом. Этот самолёт, это на самом деле символ последнего успеха советской Украины внутри Советского Союза.

Давайте честно признаемся, что за прошедшие два года Зеленский не выполнил вообще никаких своих обещаний, а теперь он пытается перезагрузить ситуацию и говорит, что теперь всё выполнит. Это на самом деле признание того, что он понимает, что за эти два года он не сделал ничего.

По поводу рейтингов надо понимать, что какими бы ни были рейтинги, действительность от этого не меняется: если нету производства, то его и не будет; если растут тарифы ЖКХ, то они и будут расти. Рейтинги, это в том числе в значительной степени результат манипуляции общественным мнением, но эта манипуляция возможна до определенной черты. Рейтинги, это не панацея, их нельзя потрогать.

Если бы у Зеленского было всё прекрасно, то он не боролся бы со своими оппонентами таким зверским способом, он видит в них угрозу и поэтому он пришёл к простейшей вещи, к репрессиям. Я не фанат Медведчука и считаю, что можно было найти людей и посвежее, но то, что Зеленский делает с Медведчуком при всей его очевидной «пыльности», это откровенный страх от понимания того, что Медведчук может стать для него серьезным конкурентом. Он боится его и ничего другого не придумал, кроме как репрессии.

По поводу встречи и переговоров между Украиной и Россией. Пока этого нету. Зеленский считает, что будет встреча Путина с Байденом, Байден что-нибудь скажет, глядишь, как-то российско-американские отношения сдвинутся с мёртвой точки, а тут и Зеленский подскочит и встретится с Путиным. Я должен вас разочаровать, мне кажется, что никаких существенных подвижек на встрече с Байденом не предвидится и уж точно совершенно это невозможно с Украиной. Повестки дня для разговора с Зеленским пока вообще не существует.

Пролистать наверх