20/12 Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

20/12 Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А.

Передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: Сегодня день работников органов безопасности и столетний юбилей службы внешней разведки. Как сказал Президент: мы белые и пушистые, но, если мы придурки, то сколько можно нас обманывать?

Кургинян Сергей Ервандович:

Они никак не могут понять: а, кого это сейчас волнует? Белые мы, пушистые, или не белые, и не пушистые – это никого не волнует. Если Запад хочет съесть какого-нибудь оппонента, то ему не так важен ни цвет, ни пушистость. Здесь вопрос в другом: насколько мы съедобны? Это определяется не только количеством ракет, хотя это совершенно необходимо, это определяется суммой показателей.

То, что сейчас происходит в США, это начало, как мне кажется, какой-то крупной игры. Мне кажется, что происходящим в Штатах управляет офис Обамы. Обама очень сильно связан с госпожой Харрис, а она с Соросом и всё прочее. Может оказаться, что Байден уйдёт на второй план, а на первом плане будут Обама, Харрис, Сорос.

Высказывания СМИ существуют сами по себе, а реальная политика сама по себе. Но, уж очень густо проливается дождь из этих информационных облаков СМИ. Посмотрите заголовки, идет нагнетание обстановки. Если помножить индекс авторитетности этих газет на количество этих заголовков, то получится сумасшедшая цифра.

Можно с иронией относиться к тому, как Трамп долго держится за власть, но у него есть для этого основания – это яростное отношение к происходящему. Он абсолютно убежден, что у него украли выборы. У него масса доказательств, и он вдвойне в ярости, что на эти доказательства никто не обращает внимание. Но, вместе с ним половина Америки, которая никуда не исчезнет. Демократы занимаются только внешней политикой, которая народу не сильно интересна. Значит вся обстановка будет только ухудшаться. Значит у Трампа или у республиканцев в целом будет всё более усиливаться позиция, и тогда, что мы увидим через четыре года, и как пройдут эти четыре года? Одна ситуация, когда люди идут к власти полагаясь на закон и удачу, и совершенно другая, когда люди яростно рвутся к власти любыми способами. И вот, Байден добрался до власти, но по физиономии понятно, что ничего особенного он сделать не может. Значит кто-то будет управлять за него.

Совершенно отдельным фактором за последние недели стала Турция. Наше миролюбие по отношению к Турции мне кажется двусмысленным. Мне кажется внутри России накапливается какое-то раздражение по поводу того, что уж слишком вольно и энергично ведут себя наши замечательные «партнеры» по Средиземноморью. Вы могли себе представить, что главным врагом Израиля будет объявлена Турция? Турция говорит, что Иерусалим – это её город, и что арабы мол возились с этим Израилем и не довозились, а мы не арабы, мы великие османы. Внутри Средней Азии они ведут себя так, как будто у них ощущение, что они «схватили Бога за бороду».

Вместе с этим существует двусмысленность в американской позиции, и висит вопрос: кто стоит за спиной этого интерьера Байдена? Хакерская атака, многократное отравление Навального… Смысл заключается в том, что внутри этого рисуется какой-то зловещий трагически-фарсовый рисунок с какими-то повторами на тему тридцатых годов прошлого века. Про короновирус каждую неделю говорится что-то новенькое. У нас на горизонте парламентские выборы, никто не снял в повестке дня Белоруссию.

Говорят, что совокупные силы нескольких стран слабее, чем сила одной страны. Но это пока эти страны не имеют общей цели и не дополняют друг друга по определенным параметрам. Например, у Украины нет военно-морского флота, но у Турции он есть, тоже самое происходит с беспилотниками и другими новыми проектами. И за этим за всем стоит хозяин, который даёт команду «фас», но в какую сторону?

Пакистан, Афганистан оказываются точками растущей напряженности. Средняя Азия взбудоражена, и это будет усиливаться. И Китай не может за этим всем спокойно наблюдать. И наконец, по самым главным критериям экономической мощи вдруг оказалось, что Китай на 10% выше США. Это что за новое «кино»? А, когда он будет выше на 20%, то экономическая мощь останется сама по себе, а политика сама по себе? Так никогда не бывает! Поэтому начинаются мягкие разминки того, как может выглядеть театр военных действий в Тихом океане. Может быть эти угрозы ничем не закончится, но насчёт экономического потенциала, то, это же ведь реальность!

То есть, мы живем в мире, в котором не наша степень «белости» и «пушистости» определяет результат, а наши ракеты и наша способность создать такую внутреннюю ситуацию в стране, при которой любое посягательство на нашу целостность и политическую стабильность окажется невозможным. Пока этого нет.

Михеев Сергей Александрович:

Что касается рассуждений о национальных интересах, то мне кажется, что все эти вещи ушли в прошлое, потому что, например, разве в интересах США было вот такое возрождение России, которое мы сейчас видим? Нет. Значит в девяностые годы им надо было действовать как-то так, чтобы мир изменился настолько, чтобы это просто не потребовалось. Ну, раз американцы так не действовали, то они или чего-то не понимали, в чем я сильно сомневаюсь, или хотели принципиального уничтожения России любым способом. И здесь они демонстрируют подходы, который Запад практиковал многие века.

Я считаю, что здесь существует метафизическая подоплёка, то есть само существование России постоянно порождает вызов западной идеологии. Я считаю, что здесь есть религиозные корни, поэтому всё выходит за пределы логической аргументации, и на калькуляторе тут не посчитаешь. Из этого выходит вот что. Западная позиция состоит в том, что целеполагание Запада на принципиальное уничтожение России должно являться основой политики в России тех, кто считает себя правящим классом и элитой. Но, если исходить из этого, то в качестве прогнозного варианта действий Запада нужно исходить из худшего. Тогда, в первую очередь нужно убрать раздвоение в мозгах самого российского правящего класса, в котором до сих пор есть люди, которые свято верят в то, что с Западом можно договориться, Запад даст нам технологии, демократию, а есть люди, которые просто продают Россию.

А второе, во внешней политике нужно тоже исходить из худшего варианта. Например, вот именно так надо было думать в 2014 году, рассматривая украинский сценарий. Тогда сегодня может быть нам не пришлось бы с вами обсуждать, что Турция затевает на Чёрном море. Это мы уже сто раз обсуждали, что можно было Януковича оставить законно избранным президентом и заставить его делать так, как нам выгодно.

Я согласен с тезисом Президента: «ребята, давайте жить дружно!» Только ребята не хотят жить дружно! Понятно, что мир сегодня не биполярный, но в значительной мере он остаётся однополярным. Ни Турция не собирается выходить из НАТО, ни НАТО не собирается исключать Турцию. Кто и как кого использует – это нюансы, и в отношении наших интересов это одна и та же сила.

Наша внутренняя проблема, это двоемыслие, которая является ключевой, потому что, не имея политической воли, мы не можем делать много остального. Да, мы имеем современное оружие, которое гарантирует нас от ядерного удара или ещё чего-то, но, как говорил Президент, это вопрос времени. Мир естественно придумает что-то своё, мы в ответ своё, и это будет двигаться дальше. Главный вопрос, чтобы было у нас кому этим управлять!

Запад понимает свои интересы, он их четко формулирует, и они последовательно их продвигают. А наша проблема в том, что мы постоянно ведем на эту тему полярную дискуссию. Я неоднократно говорил, что принципы нашей внешней политики нужно утвердить на законодательном уровне, возможно включить их в Конституцию. Эти наши интересы должны быть сформулированы в таких формулировках, которые будут актуальны, скажем, лет 100. И те, кто ставит эти интересы под вопрос, те не имеют права участвовать в общественно-политической жизни страны.

У Запада есть представление о себе, как о некоей миссии, и у нас есть историческое мессианство. Вопрос в том, как это мессианство трактуется. Трактовка избранности. А, что это, для чего это, какими методами исполняется? Это разные вещи.

Вопрос о том, что давайте мы договоримся с Западом и мир станет другим, уже не подтвердился, и мы не можем это игнорировать. В девяностые годы мечта коллективного Запада сбылась, он встал во главе мира, и у него была историческая возможность показать что-то, что радикально качественно отличается от всего остального, что было, но он этого не сделал.

А, что касается России, я чаще всего слышу на банальном уровне, что мол Запад даст нам технологии… Возьмите простейший пример с авиапромом и с нашим новым самолетам МС-21. Запад убил наш авиапром и приложил максимум усилий, чтобы у нас не появился этот новый самолет. Поэтому, никто никакие новые технологии давать нам не собирается.

Если сейчас вдруг, не дай Бог, из-за этого двоемыслия придут к власти люди, подобной «закваски» девяностых, то они не оставят камня на камне от нашего ВПК, они уничтожат страну.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

В конце восьмидесятых годов товарищ Мильке, руководитель ГБ ГДР, и товарищ Вольф, руководитель Штази, предупреждали партию Советского Союза о многом. Они предупреждали о вражеских шпионах в рядах партий, а Горбачёву хватило ума сливать эту секретную информацию.

Это вхождение в Запад началось давно, когда ещё в семидесятых годах на Западе решили, что будут объединять Германию. Тогда ещё Германия заявляла, что мы американцев сбросим в Атлантику, и будем с Россией дружить. Но, всё это окончательно прекратилось к 2008 году, когда Европа официально признала, что она не самостоятельная.

Глава Российского государства должен развёрнуто заявить о том, что эпоха вхождения в Запад завершена, что она была ошибочной, что мы начинаем новую эру, когда «вхожденчество» отменяется: экономическое, культурное, идеологическое, практическое и всякое прочее. Мы должны завершить целую эпоху «вхожденчества», сам язык изменить: наши «партнеры», мы «подождём и потерпим». Если мы не заявляем идеологию этого «невхожденчества», сами не предъявляем те предельные претензии, от которых мы отказались во имя того, чтобы нас куда-то взяли, если мы всё это не заявим вовремя, то мы будем провоцировать их на удар. Мы окажемся в провокационно слабой позиции, мы соблазняем их своей слабостью и двусмысленностью. Единственное спасение от горячей войны, это война холодная, и это зависит от того, как быстро мы станем неуязвимыми.

Эпоха вхождения началась не Горбачёвым, она началась Куусиненем и Андроповым, гораздо раньше. Чекисты – молодцы, всё делали правильно, но, если бы было всё так однозначно, как мы сейчас говорим, мы бы не потеряли Советский Союз. Была иллюзия, что мы зайдём в Европу и захватим её. Эту иллюзию надо завершать! На это нам осталось не более полутора лет!

Пролистать наверх