19/11 Гость передачи: Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

19/11 Гость передачи: Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: В Думе рассматривается закон о статусе иностранного агента.

Михеев Сергей Александрович:

Я считаю, что обижаться тут не на что, потому что как по мне, так всё должно быть гораздо жестче. Россия не в том состоянии находится, чтобы «разводить какие-то сопли» и позволять кому-то говорить, что мол у нас есть альтернативное мнение: «Вы считаете, что Россия должна существовать, а мы считаем, что Россия не должна существовать. Вы считаете, что у вас парад на 9 мая, а мы считаем, что у нас день рождения Гитлера. Вы считаете, что надо было оборонять Ленинград, а мы считаем, что его надо было сдать». Это у нас такая свобода мнений!

Я считаю, что такая свобода мнений, это абсолютная ложь, она прикрывает ненависть к собственной стране, это оформляет одно единственное стремление: взрастить в России больше молодых людей, ненавидящих свою страну, чтобы потом в определённый момент повернуть выключатель и страны бы не стало. Всё остальное – враньё людей, которые или сошли с ума, не понимая самих себя, или откровенно врут, рассказывая всем остальным, что они так любят Родину. Вот, так Родину не любят!

Я считаю, в сфере внешней политики, суверенитета и безопасности должен быть сформулирован некий корпус идей, который в политическом классе вообще сомнений не должен вызывать. Сейчас мы приняли поправку о том, что территориальная целостность России не ставится под сомнение. Таких идей должен быть определенный набор, который будет означать, что у России ближайшие 50 лет внешняя политика будет вот в этих рамках, и никак по-другому. Независимо от того, какой новый Президент придёт, с какой фамилией, какая партия победит на выборах, есть внешнеполитический корпус, который вообще сомнению не подлежит. Такого не должно быть, что сегодня мы в НАТО не вступаем, потому что НАТО наш враг, а приходит следующий Президент и говорит, что я передумал, теперь мы будем вступать в НАТО. Не надо называть это свободой слова, это путь к самоуничтожению. Эти вещи вообще должны быть ограничены настолько, что вообще никто, ни в средствах массовой информации, ни в политическом процессе обсуждать их не имеет права.

Шпионы используют дураков, причём прекраснодушных дураков, в том числе дураков, у которых есть свои какие-то личные мотивы отомстить. Шпионы всегда так делают, они всегда используют тех, кто может им поверить, необязательно даже для этого покупать кого-то. Как минимум люди, получающие так или иначе, косвенно или напрямую финансирование из-за рубежа, должны быть очень серьезно ограничены в своей деятельности вообще. Не хочешь попасть под закон, не занимайся информационной деятельностью. Поэтому, на мой взгляд, вот эти законы, которые предлагают, их крайне недостаточно.

Касательно иностранных СМИ и иностранных платформ. Они действительно доминируют у нас внутри в нашем информационном поле. Говорить, что это не несет никакой угрозы, это значит противоречить самим американцам, которые выделяют деньги на это, которые говорят, что мы продвигаем свои ценности с помощью информационных систем. Американцы записывают это в своих доктринах. Поэтому здесь стоит вопросы информационной безопасности во весь рост.

Главная проблема здесь вот в чём. Я понимаю, что у нашего Президента такая манера общения с ними на западе, но честно говорю, вот эта риторика насчёт того, что и те партнеры, и эти коллеги, она на самом деле переносится и сюда, внутрь страны, и получается, что человек, который просто «помоями обливает» свою страну, он тоже как бы партнер и коллега. «В гробу» я видал таких коллег! Они мне не коллеги! Люди, которые обсуждают было ли правильно сопротивляться Гитлеру или нет, не коллеги! И не друзья, и не партнеры, а враги! Враги моего государства, находящиеся здесь внутри. И там, на внешнем контуре они тоже враги, а не коллеги и не партнеры. Президенту, исходя из его положения, может быть и надо так говорить, а, нам почему так надо говорить? Я это не понимаю и не считаю нужным. Если враги хотят уничтожить Россию, может быть это их убеждение, но их убеждения не является причиной нашего самоубийства. Самоубийство ещё раз страна себе позволить не может.

Но, в чём здесь есть «сермяжная правда». Она всё-таки есть. Не пытаясь создавать альтернативы здесь внутри, никакими ограничениями и запретами мы проблемы мы решим. И ограничения нужны и запреты нужны, но, если у вас нет ничего, что сопоставимо с этими платформами, вы всё равно проиграете. Не создавая, не продвигая, не раскручивая что-то своё альтернативное, вы всё равно проиграете, потому что никакие запреты в этом смысле вас не спасут.

И последнее, по поводу того, что люди, если захотят, то всегда обойдут законы. Да, конечно обойдут, но и те люди, которые хотят скачивать детскую порнографию или упиваются сценами насилия, тоже обходят эти законы и запреты. Но, это что означает, что это не надо запрещать? Здесь вопрос больших чисел. Да, кто-то найдет обходные пути, но основное количество людей останутся с нормальными мозгами, а не с извращенными такой непонятный любовью к Родине, которая является на самом деле своей противоположностью.

Пролистать наверх