18 Марта. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

18 Марта. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович

Передача «Полный контакт», 18.03.2021 г.

Тема: Байден – симптом того, что происходит в США

Ведущий: Как нам реагировать на это хамство в адрес России?

Как реагировать сказала вчера Мария Захарова очень полно и однозначно. Государство должно реагировать так, как оно оценивает свои интересы в данной ситуации в зависимости от того, что важно, что нет. Насколько я понял, Захарова заявила, что самое важное не усугублять обстановку. Любое адекватное ответное действие будет обострять обстановку. Россия сделала то, что не может не сделать, она отозвала посла, а это обычная практика в дипломатических отношениях. На большее обострение Россия сегодня не готова. То есть, Россия не будет идти на обострение обстановки из-за выступления Байдена.

Вероятно, российское руководство не считает, что выступление Байдена однозначно говорит о том, что Соединенные Штаты переходят на новый этап отношений с Россией по сравнению с тем, что было до выступления. То есть, руководство России расценивает выступление Байдена, как попытку обострение ситуации, а Россия этого не хочет. Все карты у вашего президента, который знает положение своей страны. Фактически это выглядит так: пусть они выпустят пар, а ответные действия будут только те, которые необходимы в рамках вежливости – это отозвать обратно посла.

Ведущий: О чём говорит нам то, что они отказываются от дипломатического языка? Обозначает ли это команду своим агентам переходить к активным действиям по свержению Путина?

Все действия против России сегодня концентрируются на двух направлениях. Одно, это экономическое давление, но там мало осталось из того, что можно сделать, они уже почти всё сделали. Следующий этап совершенно другой, он переводит отношения в более сложную обстановку с точки зрения холодной войны. Остаётся одно, что можно и будут делать, насколько смогут, это внешнеполитическое давление с помощью пропаганды и истерии на Западе, чтобы трансформировать его во внутренний конфликт в России, который должен привести к уходу Путина, обострять насколько можно внутриполитическую ситуацию в России. На это были направлены все силы США, решение об этом было принято давно и не Байденом. Он не самостоятельная фигура и не определяет политику США, он – симптом того, что происходит сегодня в США.

У Соединенных Штатов нет времени. У них есть от 5 до 10 лет на то, чтобы сломать Россию и сломать Китай. В отношении России – ещё три года, и ситуация будет безвозвратной. В течение трёх лет войдут в строй такие вооружения, которые заставят США быть ещё более осторожными. Сегодня количество и качество вооружений России достаточное для того, чтобы США не решились на войну, зная, что удар по ним будет сокрушительный. Через три года для США думать о войне с Россией будет невозможно. Количество и качество новых российских вооружений, новых кораблей, новых самолётов, которые войдут в строй, сделают невозможным для США развязывание войны. Сегодня это опасно, но возможно, а через три года – это будет невозможно. Поэтому они торопятся.

И они совершенно справедливо считают, что потеря гегемонии США в мире поставит под вопрос существование США, как государства в том виде, в котором мы его знаем. Они слишком зависят от своей гегемонии, и она не под вопросом, а она под реальной угрозой. Коронавирус только обострил эту ситуацию, ухудшил положение США и абсолютно, и относительно.

У них осталось единственное оружие, это цветная революция в России, в фокусе которой находится тот, кого они считают главным виновником того положения России, которое она сегодня занимает в мире. Неважно насколько верно определение Соединённых Штатов, что на Путине держится вся Россия, что мол уберём Путина, и всё будет в порядке. Это определение – основа их политики, и поэтому они будут делать всё, что возможно в трёх направлениях. Первое, это мировое политическое и общественное мнение, где парламенты разных стран являются инструментом. Второе более эффективное с их точки зрения, это постсоветское пространство. Сегодня это в первую очередь Казахстан, а в отношении Грузии, Украины и Молдовы мы уже говорили. Неважно в каком месте, но им нужен любой успех, потому что привести всё постсоветское пространство в состоянии Молдовы или Украины, это означает поставить российскую власть под угрозу существования. И они к этому стремятся.

Ведущий: То есть получается, адекватный ответ, это решит проблему Украины кардинально и жёстко?

Адекватный ответ России, это вернуть постсоветское пространство в состояние, когда оно не будет угрозой для российской безопасности. Украина, Белоруссия, Молдова – это только часть этого пространства.

Ведущий: Ты это видишь, как создание некоего военно-экономического союза, новой формы государственности? То есть, какую форму реализации ты бы видел?

На данном этапе России необходимо не допустить смены режимов в этих странах и установление власти наподобие Кишинёва, Киева или Тбилиси. Как учил нас великий Ленин, есть программа минимум и программа максимум. Сначала надо остановить скатывание постсоветских государств на активную агрессивную антироссийскую позицию. Второй этап, это возвращение их к здравому смыслу и нормальным отношениям с Россией. Сегодня чувствуется брожение во всех республиках, в Астане (Нур-Султан) больше всего.

Ведущий: Как решить проблему Украины?

Украина – только часть этой проблемы. Но, чтобы решить эту проблему надо ответить на вопрос насколько Россия готова идти на обострение и ухудшение отношений с Западом. Если Россия готова и считает необходимым решение проблемы Украины даже этой ценой, тогда она будет решена. Пока Россия считает, что решение проблемы Украины не настолько важно, чтобы идти на резкое ухудшение отношений с США и коллективным Западом, решения вопроса Украины не может быть.

Единственное в этом случае чего Россия должна добиться, поставив всё на свои места, это реального прекращения огня на Донбассе. Этого не добиваются за столом переговоров, а добиваются подавлением попыток украинской стороны произвести хотя бы один выстрел. Не надо вводить войска, достаточно предоставить возможность вооруженным силам Донбасса подавить огневые точки противника.

Ведущий: Какая может быть реакция Запада, если в случае обострения на Донбассе российская армия решит поставленную задачу?

Это будет резкое обострение отношений с Россией. Военной реакции не будет. Правила игры сегодня таковы: не может быть военной реакцией со стороны США по их решению на любые военные действия России, если они не направлены прямо против Соединённых Штатов.

Ведущий: Тогда вся реакция будет в области экономики вплоть до экономической блокады, отключение Свифта, всяческого разрыва торгово-экономических отношений?

Надо понимать, что у Соединенных Штатов сегодня такая же дилемма с Россией, как у России по отношению к Соединенным Штатам. У них стоит тот же вопрос, а насколько можно ухудшать отношения, чтобы не навредить своим государственным интересам. У них проблема не в том, что они этот вопрос никогда не ставят, у них проблема в том, что они ошибаются в своей оценке. Это вопрос более глубокой оценки, надо иметь намного больше данных, чтобы определить какой Россия может найти ответ, нестерпимый для США, не прибегая к военным действиям, которые могут поставить под угрозу существование Соединённых Штатов.

Ведущий: Какой вариант ответа ты считаешь возможным?

На сегодняшний день вряд ли что-то Россия может сделать в отношении ответа.

Ведущий: Непосредственно против Америки, что мы можем сделать? Разместить оружие на Кубе, в Венесуэле?

Все эти вещи известны и возможны. У меня нет достаточно данных, чтобы определить насколько Россия готова на это пойти. Разместить оружие на Кубе можно было давно. Но всё это вероятно вопрос развития российской военной техники и наличия достаточных средств доставки. Сирия показала, что Россия может вести военные действия, но Сирия также показала слабость России в возможностях обеспечения своей группы войск в дали от её берегов. Куба –намного дальше, чем Сирия.

Вопрос в том, есть ли у России достаточно средств для обеспечения своих войск на Кубе. Для Сирии – не было! Наскребли всё, что можно из последних сил, использовали всё, что плавало и что можно было взять, потому что своих средств обеспечения не было. Это не упрек, это факт. На мой взгляд сейчас стало лучше, но недостаточно.

Строить корабли – это дорого и долго. Было объявлено о строительстве боевых кораблей и подводных лодок, это ещё три-четыре года, но кораблей снабжения в достаточном количестве нету. Поэтому, развивайте судостроение. Если бы это было сделано вовремя, то сегодня не было бы проблем.

Пролистать наверх