17/12 Гости передачи: Жириновский В.В., Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

17/12 Гости передачи: Жириновский В.В., Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым»

Ведущий: Сегодня состоялась большая пресс-конференция Владимира Путина, которая в этом году включала в себя элементы прямой линии, длилась четыре с половиной часа. Президент ответил на 60 вопросов.

Жириновский Владимир Вольфович:

Было приятно услышать, что глава государства каких-то прямых претензий, как к главе субъекта Федерации, к Фургалу не имел. И партию он не стал лишний раз называть для того, чтобы люди лишний раз не ассоциировали партию и уголовное дело. Вы правы, что некоторые вопросы были немножко слабоваты и наивны, но вы поймите, что люди впервые задают вопрос Президенту на весь мир, и поэтому они волнуются. Тот же самый вопрос по Фургала надо было сформулировать так: а, вот почему информация пятнадцатилетней давности только сейчас стала известна? Он бы тогда не был депутатом и не был бы губернатором! То есть, надо высказать немножко претензию к тем, кто эту информацию скрывал. И я бы добавил, чтобы увести от Фургала: а, почему не пустили депутатов фракции ЛДПР навестить его в следственном изоляторе? В этом плане журналистам не хватает знаний, информации. Надо было мне позвонить, я бы сформулировал, и Президент был бы вынужден перевести критику на тех, кто скрывал информацию, или не пустил депутатов в Лефортово.

Конечно всех волнует эпидемия коронавируса. Президенту надо было ответить, что из Москвы все деньги на поддержку регионов ушли, несколько триллионов, но не до всех дошли, или же все лекарства и вакцина пошли в регионы, но где-то кому-то возможно не хватает. Это вопрос огромной страны, действительно где-то что-то могло не дойти.

Когда Президент заинтересовался вопросом из Башкирии о том, что мать с ребёнком не получила якобы пособие за октябрь-ноябрь, то выяснили, и оказалось, что ей не положено. Иногда в интернете запускали ложную информацию. Люди начинают волноваться, а это специально запускают, чтобы взбудоражить людей.

То, что было положено в 2020 году – всё выполнено, все деньги ушли, и Президент сделал подарок к Новому году по 5 тысяч рублей каждому ребёнку, и это важно. Ко мне обратилась женщина с просьбой подарить внучке велосипед, который стоит всего 3 тысячи рублей. То есть, 5 тысяч рублей – это не такие маленькие деньги! Можно купить даже велосипед.

Я не очень согласен с длительностью пресс-конференций. Это очень большая нагрузка на Президента. Ни один Президент в мире такую конференцию никогда не проводил. Два-три вопроса и всё. Вот, Макарон заболел, Президент Франции, а наш то не болеет.

Ведущий: Меня смутило, что нет обратной связи. Насколько быстро деньги спускаются вниз, а вот обратная связь о том, что дошли ли деньги до каждого адресата, не работает до сих пор.

Я даю совет Президенту и Правительству: такие деньги должны идти с «зелёным светом». У нас на пути к человеку 5 бухгалтеров сидят и каждый тормозит перечисление денег. Они все хотят, чтобы у них на счету были деньги. В прокуратуре для ускорения необходимых дел придумали арестантскую печать. Когда человек сидит в тюрьме, его дело рассматривают в первую очередь. Так и здесь надо! Президентские деньги должны идти без остановки. Или курьерский поезд мчит без остановки, товарняк стоит, пассажирский стоит, а курьерские мчится по «зелёной» дороге. Тогда действительно будет обратная связь, и сразу будут сообщения о том, что деньги дошли до самого глухого посёлка. Деньги людям важнее может быть даже, чем лекарства.

Ведущий. Также взбесил разрыв представлений о важном. Люди говорят с мест, задают вопросы о реальных проблемах, уровне жизни, рабочих местах, образовании. Выступает эта «гламурная нечисть» и спрашивает, какое слово заменить на мат? Или, а что вы скажете по поводу Дзюбы?

Она обиженная, эта журналистка! Там всё время показывали верхнюю часть тела Дзюбы, а она хотела нижнюю увидеть. Здесь по поводу Дзюбы, и по поводу личной жизни Президента: я бы на месте Президента ответил, что мы специально в Конституцию вели статью номер 24, где написано, что сбор информации о личной жизни граждан запрещается. И уголовная статья есть, а дела не возбуждают! Джигарханяна покойного сколько обсуждали! Я уверен, что одна из причин его преждевременного ухода в том, что вся страна знала его личную жизнь. Всю личную жизни Петросяна показали. Нельзя выносить на уровень Президента чью-то личную жизнь.

Мне лично не хватило немножко больше жесткости. Например, по Приднестровью. Зачем хвалить эту … нового Президента Молдавии? Надо было сказать: «Вы что, забыли, что там было летом девяносто второго года?!» Да после этого нужно было пол Молдавии арестовать! А, мы говорим, что мол мы согласны, пусть наши миротворцы уйдут. А, кто наших молодых солдат из гробов поднимет?! Люди ведь ничего не знают этого. Об этом тогда ничего не писали. Я приезжал в Приднестровье дважды, и мне рассказывали очевидцы. А в нашей прессе ничего не писали. Как и про Карабах мало кто знает, какие вещи там происходили! Как там людей сжигали, расчленяли.

Но, Президент прав в том, что после его пресс-конференции ни у кого не будет какого-то лишнего испуга, будет всё тихо. Не было жестких вопросов, может быть это и хорошо. О хамстве чиновников в Батайске рассказали, «замотали» хорошую девушку-журналиста. На местах пресса беззащитная! В те страшные времена в Тольятти сколько убили районных редакторов газет, вы знаете? Сейчас другие времена и то, эту журналистку «замордовали» за то, что она покритиковала местного начальника. Надо бороться с этими мелкими начальниками. Губернаторы еще более не менее, спокойные, а в маленьких городах мэры себя чувствуют «султанами». Вот, их нужно наказывать!

Шахназаров Карен Георгиевич:

Мне показалось, что уровень вопросов не тот, которого я ожидал на такой пресс-конференции. Они в своей массе неинтересны и банальны. Они не отвечают на мой взгляд тем запросам, которые есть в обществе. Правда, тут возникает другая, более опасная мысль, что мол профессиональный уровень журналистов низкий, но журналисты – это тоже часть нашего общества. Может у нас общество в такой внутренний апатии находится?

Надо сказать, что самый пассионарный человек на этой пресс-конференции, это был сам Президент! Если бы это всё было срежиссировано, то таких идиотских вопросов, как про футболиста вообще бы не было, он бы просто в кадр не попал. И, может быть вежливость Президента по поводу такого неприличного вопроса неуместна? Такие вещи нельзя говорить Президенту. Я на месте Президента просто пропустил бы его, сказал бы, что давайте следующий вопрос. А, он отвечает вежливо?! Мне кажется уровень вопроса неуместный. Что, спросить больше не о чем?

А, что бояться спрашивать?! Шнуров и представитель «Ар-Ти-Ви-Ай» спрашивают про российских хакеров, они же не боятся! У журналистов просто вопросов нету! Значит люди только думают о какой-то ерунде, о футболистах, можно ли матом ругаться или нет, и спрашивают об этом Президента. Что это за уровень? Я не говорю, что все такие, но очень многие! Фактически Президент был вынужден сам генерировать ответы на вопросы, которые вроде бы его и не спрашивали. Это опасно, у нас что, общество вот в таком состоянии находится? Что вы мне всё рассказываете, что что-то бурлит?! Да, ничего не бурлит! Это очень опасно вообще!

Вот у нас вопрос с Беларусью, он что, исчез? Ни куда он исчез. Каковы наши взаимоотношения с Президентом Белоруссии, с белорусским народом? Да я бы простую вещь спросил: уровень нашего футбола – это тот вопрос, который надо обсуждать с Президентом. Но, это более серьезный вопрос, чем просто забили – не забили, потому что футбол у нас достиг «дна», это вопрос вообще экономический. Не пора ли вообще запретить госкорпорациям, ведомствам, губернаторам датировать футбол? Может быть пора их выпустить на «вольные хлеба»?

Мы до сих пор не ответили себе на вопрос, в какой экономической модели мы существуем, но экономические вопросы журналистов не интересуют. Мы вернулись в число сверхдержав. Три сверхдержавы есть сегодня: Китай, США, Россия. В Китае есть своя модель, в Соединенных Штатах есть своя модель, наша модель где-то посередине. Вот футбол, это часть этой модели, он и негосударственный, и нерыночный.

Это на самом деле во всём так! Остаётся ощущение, что мы ушли, никуда не пришли, и там, где были, не остались! Отсюда много проблем. Такие вопросы на мой взгляд надо ставить перед Президентом. Я абсолютно уверен, что он ими занимается. Политическая система развивается, есть масса вопросов, которые касаются будущего нашей политической системы, прихода новых политиков, таких вопросов тоже не было.

Жириновский Владимир Вольфович:

Потому что жизнь такая! Как живёшь? Как жёлудь: кругом дубы, и каждая свинья тебя сожрать хочет! Жизнь как детская рубашка: короткая и обосранная! …

Шахназаров Карен Георгиевич:

Короче говоря, мне это показалось тревожным с точки зрения аудитории. Пресса либо не представляет российское общество, либо более опасная мысль, что, российское общество у нас такое. У меня нет ощущения, что на пресс-конференцию журналисты как-то специально отбирались.

Президент продемонстрировал удивительную терпеливость. Можно было более жестко регулировать журналистов и в какой-то момент сказать, что если нечего спросить, то не надо и приходить. Это важное событие, которое смотрит весь мир, вся страна, ждут новых мыслей, новых тем, которые Президент может обозначить. Поэтому, с этой точки зрения пресс-конференция выглядела бледно, в то время как Президент демонстрировал ясность ума и готовность отвечать на любые вопросы.

И как всегда, что касается культуры, она на последнем месте! Таких вопросов не было.

Ведущий: Как жить, когда руководитель старейшей партии себя считает «жёлудем»?!

Жириновский Владимир Вольфович (2-я часть):

Тут прозвучало, что мы очень хорошо работаем, когда у нас мобилизационная обстановка. Разве она не была у нас мобилизационной весь период советской власти? А, перестройка – это не было мобилизацией? И сейчас 20 лет? … Для этого тоже надо было набрать силы.

Я боролся с Ельциным каждый день и каждый час, он меня ненавидел, это все знают. Я Конституцию поддерживал, я единственный кто говорил, что надо её принимать. Другой Конституции нету, только что гражданская война закончилась. Конституция, по которой вы все живёте, принята только при поддержке ЛДПР. Все были против, я один говорил, что надо принимать.

Пресс-конференция прошла, много вопросов поднято, журналисты не очень виноваты, в провинции тяжело, там не Москва, там другие взгляды, там правит местный «хан», «султан», деспот. Губернатор всё решает, мэр города, глава администрации района. Вот, когда мы туда приведём демократию, хотя бы как в Москве, тогда там будет как в Москве, уровень жизни будет и деньги будут. Люди этого хотят. При царе Москву или Петербург никто специально не снабжал. Снабжение шло по всей стране. Но в столицах всегда находится власть, поэтому все революции совершаются в столицах.

Вам сейчас есть о чём говорить, вас никто не задерживает, и претензии вам никто не предъявляет пока, и, так во всей стране. Развиваться надо дальше, есть чем заниматься. Если будет тотальная мобилизация, то вы чем будете заниматься? Радуйтесь, что вам есть ещё что-то делать! И Вы еще фильм снимите! (в адрес Шахназарова К.Г.)

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я про Вас сниму фильм!

Жириновский Владимир:

Да, Вы только обещаете! Сколько времени уже! Это будет действительно кассовый фильм! Я предложил в своё время Костолевскому сыграть меня, лет 20 тому назад. Сейчас он уже не нужен. Безруков в театре Сатиры начал выделяться, пародируя меня!

То есть, мы с вами живем в хорошее время, впереди год Быка, будет вам мобилизация, будут вам бои быков. Давайте восстановим бои быков!

Михеев Сергей Александрович:

Мне пресс-конференция Президента понравилась. Я слышал здесь дискуссию, вы что-то все критиковали. Мне кажется очень уверенно Путин держался, очень спокойно, невероятно вежливо, что подчеркивало его компетентность и владение ситуацией. Это не какие-то дифирамбы. У меня есть вопросы, например, по внутренней политике и экономики, но тем не менее он демонстрировал абсолютную уверенность, мне кажется, это очень важно. И в ситуации нервозности, связанной с коронавирусом, и в ситуации, связанной со следующими выборами, и в ситуации смены администрации в Штатах он демонстрировал уверенность и спокойствие.

Что касается претензий к журналистам и СМИ, там было две вещи. Первое, это проблема всех современных СМИ, которые привыкли работать со скандалами, и ничего им больше не нужно. Их интересует то, что даёт рейтинги. Они спросили про Навального, или про сроки, потому что это скандальная повестка, которая делает рейтинги. Или были люди из провинции, задающие не президентского уровня вопросы, я согласен, типа: а, у нас в квартире газ, а, у вас, и вообще, Владимир Владимирович, вмешайтесь! В принципе это тоже нужно, чтобы люди видели, что Президент – живой человек.

И то, что Путин решает некоторые вопросы в ручном режиме, ничего плохого в этом нету. Не бывает никаких таких абсолютных систем, где ручной режим вообще не нужен. Даже в самолётах современных есть функция автопилота, а есть переход на ручной режим, потому что бывает ситуация, которой без ручного режима невозможно управлять. И не надо врать, что есть какие-то западные общества, где есть супер-институты, где никто ни во что не вмешивается, и всё само по себе работает.

Путин ответил на вопрос по поводу ситуации на постсоветском пространстве. Ничего такого особенного на самом деле на постсоветском пространстве сейчас не происходит. Что мне понравилось, это что Президент совершенно четко сказал на примере Киргизии, что бардак является обычным свойством несостоявшейся государственности. Он не сказал этими словами, но он сказал об этом. Мол чего вы хотите от государств, у которых государственности по большому счёту и не было. Сравнил с Францией или ещё с кем-то.

Или о Майе Санду. А, чего вы мол хотите от Президента или государства, у которого Президент имеет иностранное гражданство. И эта тенденция развивается на постсоветском пространстве все эти годы.

А, вот с чем я не согласен, так это с тем, что нельзя не видеть, что эти тенденции идут в сторону ухудшения. Президент говорит, что давайте бережно относиться к государственности, пусть они там вырастят то, что у них вырастет… Я считаю, что к сожалению ситуация такая, что ничего такого путного там не вырастает! Тенденция в большинстве случаев ведет ко всё большему снижению качества элит и ухудшению (отношений с Россией). Здесь придется вырабатывать всё более дифференцированные отношения, потому что никакого общего отношения к постсоветскому пространству уже быть не может.

Наши отношения с Украиной и Казахстаном – это две абсолютно разные ситуации. Молдавия и Приднестровье – отдельная история, Белоруссия – отдельная история, Закавказье – вообще про другое. Уже одного проекта для постсоветского пространства быть не может. Если где-то всё ещё будут работать старые подходы, «персоналистские» отношения лично Путина по личной договоренности, то где-то это уже совершенно невозможно. Невозможно контролировать ситуацию при том, что типа давайте подождём пока они все там поумнеют. Тут одно из двух, или надо их оставить, чтобы они «нажрались» своей независимости так, чтобы всё развалилось окончательно, и пришла наконец новая элита, которая наконец поймет значение отношений с Россией. Для многих нынешних элит постсоветского пространства главное – не потерять ту власть, которая на них свалилась в девяностых.

Или в другом случае надо действовать более решительно, и не ждать пока там кто-то появится, и они осознают, потому что это может растянуться на 100 лет, а в ряде случаев для нас это слишком критично. Есть страны на постсоветском пространстве, которое мы можем отпустить, а есть те, которые для нас важны с точки зрения военной безопасности, и там мы не можем позволить ситуации бесконтрольно развиваться, потому что в противном случае ими займутся другие.

Вопрос корреспондента «Би-Би-Си» – это иллюстрация того, что называется «западными СМИ». Человек отрабатывает задание. Когда ему ответили вопросом на вопрос, он тут же потерялся. Вот, корреспондент «Би-Би-Си» – стопроцентный пропагандист!

И последнее. А, какой отклик на пресс-конференцию Путина вы увидите в западных СМИ? Вы увидите пережёвывание темы Навального, пережёвывание всего того, что им интересно. И они ничего внятного не скажут. Политики, эксперты, военные – может быть. В СМИ не ждите никакого анализа.

Шахназаров Карен Георгиевич (2-я часть):

Президента можно было спросить о русском языке. Это серьёзный вопрос. Я в своё время предлагал Госдуме принять закон, запрещающий употребление некоторых слов. Слово «наратив» я бы точно запретил или «минимаркет»! Что, нету слова рынок? И Президент бы ответил на этот вопрос, он отвечает на очень острые вопросы.

Я не видел нигде в мире, чтобы глава государства на таком уровне в течение долгого времени общался и с прессой, и с людьми. Если в результате даже одному человеку газ провели, это уже хорошо! Я вас уверяю, что в Соединённых Штатах масса людей и по газу, и по-другому поводу имеют огромное количество вопросов, но им с этим не к кому пойти. Поэтому, то, что порой Президент включает ручное управление, это очень хорошо! Поэтому, дело не в формате пресс-конференции, а в том, что формат надо наполнять каким-то содержанием.

Будем прямо говорить, Президент России – самый популярный политические лидер мира, его знают все, и при этом мы видим такой (низкий) уровень вопросов. В этой ситуации я прямо не знаю, что делать! То ли готовить журналистов как-то надо, но тогда скажут, что срежиссированная пресс-конференция…

Журналист «Би-Би-Си» Стивен Розенберг профессионален, и он профессионально продемонстрировал отношение. Это был демарш! Он продемонстрировал отношения западного мира к Президенту Путину.

Пролистать наверх