17/02 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

17/02 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 17 февраля 2021 г.

Ведущий: Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение, которое предписывает освободить господина Навального.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Это действительно беспрецедентное требование. Вообще мы наблюдаем такую давно забытую картину, для моего поколения менее забытую, это времена холодной войны, самые что ни на есть яростные, и по большому счёту ничего нового в этом нет.

Из Навального не получилось сделать фигуру второго Ельцина, но может быть теперь получится сделать фигуру второго Сахарова. То есть, должен быть постоянный раздражитель, который будет позволять бесконечно будировать этот вопрос, вводить всевозможные санкции.

Я до сих пор не очень пойму, я уже об этом говорил, с какой целью Россия находится в Совете Европы, в ПАСЕ. Когда Совет Европы замышлялся то, тогда ещё в этом была какая-то логика, тогда все эти страны были суверенными и независимыми. Но, когда они все вошли в Евросоюз, то это стало уже какое-то государственное образование. В этом случае нам надо требовать, чтобы какие-то области России тоже входили в Совет Европы, иначе получается, что любое его решение будет не в пользу Российской Федерации.

Я не сторонник опрометчивых шагов и считаю, что всегда нужно соблюдать какую-то реалистичность в своих действиях. Поэтому, одно дело, когда отношения строятся с Евросоюзом и другое дело, когда с отдельными его странами. Когда Лавров однозначно сказал, что мы в принципе можем расстаться с Евросоюзом, то реакция была очень нервная, и я думаю, что по большому счёту там всё-таки не хотели бы такого варианта. Когда Россия проявляет какой-то характер, то это сразу действует на Запад отрезвляюще.

Но с какой целью мы находимся в Совете Европы – абсолютно непонятно. Очевидно у них остаются иллюзии, что Россию можно каким-то образом додавить, как это было в Советском Союзе, и в этом направлении будет всё движение. Они просчитывают ситуацию, исходя из общения с либерально-западнической частью нашего общества, которая докладывает им ситуацию в таком виде, в каком им представляется необходимым. Конечно они не настолько наивны, чтобы не получать информацию и из других источников.

Надо понимать, что наша западно-либеральная часть общества в масштабах страны представляет меньшинство, но в Москве с этим уже другая ситуация, здесь процент гораздо выше, чем по стране. Это имеет значение, потому что всем известно, что Москва определяет в конечном счете политическое движение страны, и у нас все основные пертурбации проходили в столицах, либо это был Петроград во времена Российской империи, либо Москва в нынешней ситуации. В этих городах есть гораздо более плотная прослойка людей, которые готовы поддерживать прозападное движение.

Я вот обратил внимание, какая в Москве развернулась борьба по поводу архитектурного решения Лубянской площади. Понятно, что там надо восстановить памятник Дзержинскому, но это вызвало решительное противодействие либерального сообщества. Казалось бы, что в этом такого по большому счёту? На мой взгляд однозначно там будет памятник Дзержинскому, но выдвигаются идеи, что это должен быть памятник Александру Невскому, Рюрику, Ивану Калите и так далее. В этом проявляется вся сущность борьбы! Понятно, что дело не в архитектуре, а в том, что возвращение Дзержинского на это место, это некий знак, символ. Дзержинский никакого отношения к 37-у году не имел, наоборот, у него есть масса заслуг. Да, гражданская война была кровавой и жестокой, но нельзя всё это вешать на Дзержинского.

Однако, почему всё-таки такая резкая реакция либералов? Потому что это всё связано с советским периодом России, а это всё должно подвергнуться полному уничтожению, потому что это была вершина государственности Российской империи, будь она империей царской или советской, это не имеет значения. Это для них принципиальный вопрос. И все ухищрения, которые придумывает наша либеральная интеллигенция и либеральная часть общества, они вполне могут сказаться на результатах голосования, так как всё это довольно умно продвигается.

Тут можно возразить, что вы не проводили референдум, когда вы снимали памятник Дзержинскому, почему надо проводить референдум, когда вы его восстанавливаете? Но, у либерального общества есть такая особенность: они очень организованы, все остальные будут голосовать по-разному, а они проголосуют единым фронтом, и в результате они могут провести то решение, которое им нужно.

Идея о том, что с Россией можно повторить то, что произошло в 91-м году, она не оставляет наших западных партнеров, как их называют Владимир Владимирович. При этом определенные задачи они могут выполнить. В этом смысле очень важна встреча Путина с журналистами, где он продемонстрировал серьезную решимость отстаивать суверенитет, и это уже радует. Мы говорили уже, что российская власть всегда находится в некоем колебаний, и ей свойственно в определённом смысле робеть перед либералами. Либералы всегда несколько вальяжны, много иностранных слов знают, они хорошо говорят, у них есть в этом смысле некое преимущество перед патриотами.

Школа борьбы с Западом – она давняя, ей уже 300 лет со времён, когда Пётр прорубил окно в Европу, и которое всё время хочется обратно закрыть. Опыт есть, им надо пользоваться, но при этом я не думаю, что к этому нельзя относиться беспечно. Я думаю, что есть важные моменты, которые надо постоянно отслеживать и принимать контрмеры, поскольку Запад, это очень серьёзный противник, и для Запада борьба с нами не является чем-то противоестественным, это есть его естественная борьба за существование, которая сделала когда-то Запад великим.

И последнее, что я скажу, это то, что в этой борьбе у Запада нет мелочей. Он очень организован и всегда предусматривает все мелочи. Древний Рим побеждал варваров и завоевал этот мир, потому что у них каждая деталь движения их войск и так далее была продумана, и это качество у западных элит сохранилось, они интеллектуально мощные, они хорошо продумывают свои действия и самое главное, никаких мелочей не упускают.

Михеев Сергей Александрович:

Я понимаю, что многие дежурные слова надо говорить, но тем не менее. Вот, здесь мы обсуждаем ЕСПЧ и задаёмся вопросом о том, действительно ли ЕСПЧ не понимает суть дела Навального или прикидывается. Может быть они не разбираются в деталях нашего уголовного законодательства? Плевать они на всё это хотели! Это совершенно политически мотивированный подход.

Мне не так давно один знакомый рассказывал, что ещё лет 12-13 назад, он был на встрече с консультантами одной из англосаксонских нефтяных компаний в Москве на Старой площади, где в неофициальной части беседы его спросили, знает ли он, кто такой Навальный. Он о таком не слышал и сказал, что не знает. А они ему сказали: «Присмотритесь, это возможно будущий президент России».

Поэтому, вы что думаете, они там действительно в чем-то не разбираются? Запад ведёт сразу несколько проектов, и если не выстрелил один проект, то заменят его на другой, это обычный системный подход. Они давно определились со своей политикой в отношении России. Занимаются они этим проектом давно и то, что Навальный завязан в каких-то уголовных делах, связанных с коммерцией, это даже хорошо, потому что ему деваться будет некуда, ему будет труднее выйти из системы зависимости и слезть с тех или иных крючков.

Теперь от этого частного случая к более общему подходу. Запад однозначно считает себя высшей расой, считают себя в отношении геополитики и судьбы мира людьми первого сорта, они так относились веками ко всему остальному миру. Но, самое главное то, что если не дай Бог в России произойдёт какая-нибудь дестабилизация и вдруг поменяется власть, то Запад не перестанет к нам относиться вот так же, ничего не изменится. Они скажут: «Отлично, эти лохи ещё раз сожрали то, что мы им предложили, а это значит, что их можно третировать и обманывать ещё жёстче!»

Они так уже делали неоднократно и со всеми сторонниками Навального они будут точно так же поступать, потому что это их принципиальный подход, который концептуально не может измениться вообще никогда. Инструментально он может измениться только тогда, когда они видят силу, которая им противостоит. Если нет силы, и они поставили тех людей, которые молятся на Запад, то замечательно, на дураках воду возят. Они считали и считают себя вправе на то, на что другим права не оставляют. Этот принцип до сих пор четко действует.

По поводу ЕСПЧ и всего нашего участия в этих делах. Надо действительно провести аудит нашего участия во всех этих институтах, и определиться, зачем они нам нужны. Я понимаю, что участие в них даёт возможность спокойно и дипломатично им доказывать, что они не правы, что они то-сё. Но, надо разобраться, есть ли от этого нам какая-то польза.

В девяностые годы мы вступили во все эти институты для легитимации нашей тогдашней элиты. Кроме того, участвуя в европейских институтах, элита нам рассказывала здесь, что ещё немножко и мы войдем в этот «светлый европейский мир». Но, время прошло и ничего не случилось.

Поэтому у меня есть своё радикальное предложение: послать ЕСПЧ на хрен, и сделать это нормой международного права. Но, есть и другие варианты. Например, мы продолжаем доказывать им, что их решение несостоятельно, а если они продолжают пытаться давить на нас, то мы должны вспомнить простую вещь, что мы этим летом приняли соответствующую поправку в Конституцию. Я думаю, что поправку о приоритете нашего внутреннего законодательства над международным одобряют 90% нашего населения, если не больше. Поэтому эта поправка должна быть применена на практике.

И последнее, по поводу выборов. Надо уже сейчас готовиться к выборам и к возможным атакам на них. Отношение этих международных институтов к результатам выборов будет априори критическое и, я думаю, что они могут попытаться не признать итоги этих выборов, неважно на основании чего. Они придумывают основание. Например, то, что мы не выполнили решение ЕСПЧ по Навальному. Я думаю, что они выстраивают некую систему наступления, и нам к этому надо быть готовыми.

Пролистать наверх