15 Июня. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

15 Июня. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 15.06.2021 г.

Ведущий: Саммит большой семерки, саммит стран НАТО – всюду обсуждали взаимодействие с Россией. Они заявляют, что не ищут конфликта, но, если что, будут защищать трансатлантический альянс и демократические ценности. Они заявляют, что будут бороться с нами и с Китаем. Байден не допустил на встречу российских журналистов, а мы открыты для всех.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я думаю, что Российская экономика составляет не 2% мирового ВВП. Если вы способны делать такие самолёты, как СУ-57, то очевидно, что у вас должна быть мощнейшая химическая, станкостроительная, металлургическая и прочие промышленности. Современное вооружение – это показатель того, что у страны есть очень мощная, развитая промышленность. Поэтому у меня всё время присутствует какое-то недоверие к этой статистике.

Я уже много раз говорил, что экономика – важная вещь, но у Александра Македонского, у Чингисхана вообще не было экономики, когда они отправились в поход. Надо сказать, что в 1941 году Советский Союз на порядки уступал экономике Третьего рейха, который объединил весь экономический потенциал Европы. СССР, вышедший из гражданской войны, не смотря на успехи индустриализации всё равно экономически уступал Европе. Поэтому экономика, это важно, но это не всё. Немцы говорили, что Россия, это «альфа и омега» европейской политики и её нельзя обойти. Сегодня можно это экстраполировать на весь мир, потому что без России сегодня ничего нельзя решить, как бы вы к этому не относились.

Послушав целиком интервью Владимира Владимировича американскому телеканалу, меня поразила нахальность, бесцеремонность и глупость журналиста, который брал интервью. Этот журналист представляет коллективный Запад и это пример, что если вот так он позволяет себе обращаться к главе великой державы, то как же они будут обращаться с нами в случае, если каким-то образом они будут определять нашу жизнь. Это можно себе представить, вот вам пример!

На мой взгляд для Запада это был очень неудачный выбор кандидатуры журналиста, который их представлял в этом интервью. В силу того, что этот журналист крайне недалёкий, он выдаёт все комплексы коллективного Запада. Умный человек не выдал бы эти комплексы, он выстроил бы свою беседу так, чтобы «открыть» собеседника, но не открыться самому, а он выдаёт всё! Это очевидно, и с этой точки зрения, это любопытно. Он выдаёт пассажи по поводу того, что почему мол вы не боитесь Китая, который мощнее вас и наращивает вооружения, что у вас непременно будут все противоречия с Китаем. Наши либеральные соотечественники всё время тоже заявляют, что мы не должны доверять Китаю, Китай непременно заселит наши пространства, мол Китай – это невероятная опасность. Всё это нам подсказывает, что, строго говоря, делать надо ровно наоборот. Это подсказывает, что самое опасное для Запада, это наше сближение с Китаем и этот журналист это проболтал.

Ведущий: Запад сам сближался с Китаем так, что Обама когда-то предлагал китайскому руководству союз «1 + 1». Тогда они не боялись, что у них будет разрыв с Китаем и вдруг они говорят, что России надо бояться Китая. Чего же им было не опасно?

Надо сказать, что ведь Китай отказался от этой идеи сближения с США, хотя Америка предлагала ему очень много разных выгодных вещей.

Я вообще не вижу угрозы во взаимоотношениях между Россией и Китаем просто в силу того, что мы играем на совершенно разных полях. Угроза может быть гипотетическая, если мы не решим вопрос с Дальним Востоком, и он вообще станет безлюдным, то я могу допустить это и то, не факт, потому что Китай на протяжении тысячи лет находился рядом с Сибирью и Дальним Востоком и не пытался никаким образом туда проникать.

Китай – это мастерская, мы – это ресурсы. Кстати, пора отходить от этого дурацкого понятия «нефтегазовая игла». «Нефтегазовая игла» – это когда вы продаёте свои месторождения на концессии и сами не разрабатываете свои ресурсы. Любой человек, который своими глазами видел, что такое добыча газа и нефти понимает, что это сложнейшие технологические процессы, которые нуждаются в мощнейшей промышленности и первоклассной науке. Поэтому, это не «игла», а промышленность. Нам всё время говорят на Западе, что мол вы на «игле» и вы должны от этого отказаться. Но, почему мы должны отказываться? Мы – великая энергетическая держава и это наше огромное преимущество. Поэтому я считаю, что в ближайшие сто лет наши интересы с Китаем никоим образом не будут противоречить друг другу.

В интервью был ещё один интересный момент, когда журналист сказал, что мол вы уйдёте и всё рухнет. Этот журналист – самый настоящий провокатор. Зачем вообще такие вопросы задавать? Какое это имеет отношение к саммиту? Понятно, что этот журналист работает на свою аудиторию и это показательно, потому что эта тема постоянно присутствует на Западе, что Путин уйдёт и тогда что-то изменится: то ли Россия рухнет, то ли придут те, которые повернут всё вспять. Это большое заблуждение! Я уже говорил, что на мой взгляд (после Путина) может прийти гораздо более радикальный и более жёсткий лидер. Владимир Владимирович является образцом дипломатичность и при всей его твердости понятно, что он действует достаточно мягко.

Я бы хотел сказать, что есть у нас какая-то иллюзия по поводу того, что мы сможем Западную Европу и США развести в какой-то момент. Это как на Западе есть иллюзия, что они смогут развести Россию и Китай. Это иллюзия и на мой взгляд это невозможно сделать. Во-первых, Америка состоит из выходцев из Западной Европы и это одна и та же цивилизация. Во-вторых, надо сказать, что американцы сделали много полезного для Западной Европы после войны за счёт своей умелой политики и «плана Маршалла», которые помогли восстановлению послевоенной Европы и они это помнят. И третий очень важный момент, который мы до сих пор недооцениваем, это огромное влияние американской культуры на западную Европу. Там в принципе своей культуры нету. Американская культура и Голливуд принципиально изменили сознание европейцев.

Мы знаем, что в целом европейцы хорошо относятся к американцам. Они могут ворчать и иметь своё мнение, но в целом европейцы относятся к американцам, как к своим, а мы для них чужие. Поэтому нет надежды на то, что в случае противостояния европейцев с американцами они предпочтут свои интересы. Нет, не предпочтут! Они свои интересы твёрдо связали с США. Мы в Европе, а тем более в её культурной сфере, вообще не присутствуем. Поэтому, это заблуждение и иллюзия нашей политической элиты, с которыми надо расставаться. Запад будет проводить единую политику в конфликте между Россией и Соединёнными Штатами.

Михеев Сергей Александрович:

По поводу встречи. Мне кажется, мы находимся в плену советского и постсоветского понимания, что такое успех и неуспех и думаем, что успехом будет достижение какой-то договоренности. Мне кажется, что ситуация изменилась, потому что если брать постсоветский опыт, то все договоренности и успехи были за наш счёт и успехами на самом деле никогда не являлись. Я лично считал бы, что, если Путин однозначно и твёрдо обозначить Байдену, что эпоха вот такой трактовки успеха закончилась, это уже для нас будет успехом, потому что попытки Запада продавать нам пустой звук и воздух в обмен на какие-то реальные уступки никуда не делись.

Например, сразу после саммита НАТО Столтенберг заявил, что «мы как в Бухаресте сказали, что Украину с Грузией примем в НАТО, так оно и будет, и не России ставить нам условия». То есть, они нам говорят, что они в любом случае примут Украину в НАТО и мы должны с этим смириться, но они могут отодвинуть или приблизить эти сроки в зависимости от нашего поведения. Это никакой не обмен и не взаимовыгодной подход, это попытки «навесить» на нас вину за то, что мы есть, обозначить свои приоритеты и сказать, что их приоритеты незыблемы, а вот мы, если не хотим, чтобы они нам сделали ещё больнее, то мы должны двигаться и делать уступки. Если однозначно мы на этой встрече твердо заявим, что речь о таких вариантах вообще идти не может, то это и будет успехом.

Мы здесь всё время зацикливаемся на приёме Украины в НАТО, но на самом деле это всё равно навязанная нам повестка дня, потому что Украину можно использовать против России, не принимая её в НАТО, и они уже её используют. Формальный приём Украины в НАТО – вещь эфемерная, они уже этим торгуют, это уже «торговля воздухом» на их условиях. Они говорят, что может примут её, может не примут – посмотрят, как мы себя будем вести. А тем временем продолжают делать всё для того, чтобы Украину можно было использовать против России в военном плане. На самом деле нет никаких таких препятствий для размещения ракет на Украине вне НАТО. Если Украина не в НАТО, то они могут подписать двустороннее соглашение с американцами или ещё с кем-нибудь о размещении таких-то видов вооружения на своей территории и для этого не надо Украину принимать в НАТО.

Я не думаю, что на этом саммите это будет обсуждаться, но нам было бы действительно интересна такая Украина (если они не хотят, чтобы мы прибрали её к рукам), в которой в Конституции вернут её нейтральный, внеблоковый статус, в которой не будет никаких учений и объектов НАТО независимо от того, что хочет, а что не хочет народ Украины. Вот, извините меня, не имеет значения, что там хочет народ Украины! Я считаю, что он не хочет в НАТО, американцы считают, что он хочет в НАТО, а на самом деле наша позиция и наши ресурсы позволяют нам поставить вопрос по-другому: независимо от того, что там хочет народ Украины, Украина не должна быть вовлечена в сферу военной активности НАТО. Вот это будет реальная вещь и интересный разговор.

Запад пытается нам продавать перспективу как будто нынешний статус-кво нас устраивает. Нынешний статус-кво не отвечает нашим интересам и его сохранение не есть наш успех и победа. Если тот же Байден по итогам этой встречи поймёт эти вещи, то вот это и будет успех! А всё остальное – вернутся послы или не вернутся послы – это всё несущественно. Нам интересно изменение статус-кво и не в пользу американцев. Вот это реальная политика! Я считаю, что наши ресурсы и политическая воля позволяют нам так говорить.

Надо понимать, что американская сторона всё равно будет трактовать события так, как ей выгодно и подавать так, что Байден приехал и поставил Путина на место. Но совершенно очевидно, что Байден боится пресс-конференции, он и его люди боятся Путина. Байден у себя внутри в Штатах говорит, что он гораздо лучше Трампа, потому что Трамп не умел вести внешнюю политику, Путин его победил и, как дипломат, он – ноль. Но совместная пресс-конференция с Путиным покажет, что это не так, поэтому надо выстроить сценарий таким образом, чтобы, вернувшись в США, Байден мог сказать, что он гораздо сильнее Трампа. И он это может сделать только, нарисовав собственную картинку с помощью своих журналистов, своей отдельной пресс-конференцией и полным удалением Путина из информационной повестки дня.

Поэтому я вам скажу парадоксальную вещь, что Байден едет встретиться с Путиным для того, чтобы самоутвердиться, ему этого не хватает. Это как Макрон хотел встретиться с Путиным, как пытаются встретиться с Путиным другие президенты. А, если он не встретится с Путиным, то будет всё время висеть некая интрига, что он боится Путина или что-то в этом роде. Вот и весь «супер-пупер» секрет, почему же Байден не хочет совместную пресс-конференцию! Он боится вопросов, боится сравнения с Путиным и ему нужна картинка внутри США. Путин много раз говорил, что он готов встретиться с Байденом, но наши руководители и в советское время всегда были готовы встретиться с западными лидерами и это не значит, что они заискивали перед ними. Это такая местная традиция. Лично я её не очень поддерживаю, но такая традиция была и в советское время.

По поводу журналиста, что он задавал Путину разные вопросы, это тоже интересно. С одной стороны, можно сказать, что это плохой журналист и он задавал хамские вопросы, но с другой стороны, это некая ловушка игры в демократию, потому что мы видим, как повсеместно снижается качество политического диалога и политической культуры. Никому не интересны литературные аллегории и ассоциации, сложные построения и тонкие ходы, потому что сперва американские политики, а потом и европейские спустились на уровень среднего обывателя, а потом на уровень, как сказал Путин, «ниже плинтуса».

Современный язык американской и европейской политики, это язык Твиттера и долбаных соцсетей. Политический контекст и качество переговоров начинают определяться вот этим языком, а язык – это очень важно! Американцы привыкли, что с ними говорят на плохом английском языке «шестёрки», которые «подползают к ним на пузе», там всё понятно и переводить ничего не надо. А, когда Путин говорит с литературными оборотами, пословицами и прочим, то в это надо вникать, а вникать никому не интересно, никто не умеет и все разучились. В Америке просто не осталось специалистов, чтобы перевести русский язык так, чтобы понять все полутона, потому что полутона никому не нужны, в американской политике их вообще нету.

Движение к демократии, это движение вниз и это действует на качество всех геополитических комбинаций, которые выстраиваются. И в авангарде всего этого находятся именно американцы, они не хотят понимать сложность мира, он им не интересен, они уверены в своём превосходстве и не способны понять других. Поэтому этот корреспондент и не только он, они перестали себя утруждать, им люди не интересны, они знают только текстовые модули. Человек, который растёт на комиксах и на американском мультипликационном дерьме, не способен понимать более сложные смыслы.

Пролистать наверх