14 Сентября. Гость передачи: Кедми Я.И. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

14 Сентября. Гость передачи: Кедми Я.И.

Передача «Полный контакт», 14.09.2022 г.

Ведущий: Как работает военная цензура и как определить её границы?

В Израиле это отработано абсолютно чётко. Все корреспонденты знают, что всё, что они хотят передать должно пройти военную цензуру. Военные специалисты следят за тем, чтобы в информации не было ничего, что могло бы принести вред войскам с точки зрения безопасности. Цензура не занимается политическими вещами и её не интересует критика. Она следит за тем, чтобы не было утечки данных с точки зрения контрразведки.

Ведущий: Как бороться с «Хаймарсами» и как нивелировать космическую разведку?

Сами по себе «Хаймарсы» – не большая проблема. Их осталось допустим две с половиной батареи. Нужно уничтожать как их ракеты, так и сами «Хаймарсы». Для их обнаружения существует электронная, воздушная, космическая разведка, даже прослушивание связи. «Хаймарсы» нужно уничтожать до того, как они выходят на боевую позицию. Их надо взять под круглосуточное наблюдение, а это технический и организационный вопрос.

Что касается спутников, то если их количество недостаточно, то их нужно концентрироваться на критическом направлении. Если не хватает того или иного вида оружия, то происходит разделение целей по степени важности. Спрятаться от спутников невозможно. Можно организовать маскировку, но это не решает проблему полностью, а второе средство от спутников, это постоянное движение.

Война на Украине не маневренная. Почему так решили, я не знаю. В маневренной войне у России есть огромное преимущество – большое количество бронетанковых войск, которые могут совершать манёвры. Укрепления всегда лучше атаковать с тыла, а для этого можно прорваться на удобном участке и их обойти. Почему-то считают, что работа только артиллерии сокращает потери. Я в этом не уверен, даже если есть огромный перевес в артиллерии, потому что это растягивает саму военную операцию, а время во время войны играет огромное значение.

Второе, это выход в тыл и отрезание путей снабжения, что имеет огромное значение, потому что количество боеприпасов на передовой всегда ограничено и требуется их постоянный подвоз. Если все пути снабжения перерезаны манёвренными бронетанковыми частями, тогда боевые действия быстро заканчиваются. Для российской армии не было бы никакой проблемы выйти к Днепру от Чернигова до Днепропетровска и уничтожить все мосты кроме тех, возле которых находятся серьёзные группировки российских войск. На этом бы снабжении украинской армии закончилось и за неделю все их укрепления можно было бы брать голыми руками. Да, это требует другой состав войск, который надо вводить для проведения такой операции. Может быть такая операция привела бы к бóльшим потерям на первом этапе, но её успешное проведение спасло бы намного больше жизней. Тогда не надо было бы штурмовать украинские укрепления в лоб. Сегодня российские танки используются не по назначению, потому что пехота поддерживает танки, а не наоборот. Танки – это огромное преимущество России. У России также есть огромное количество самоходной артиллерии, которая обеспечивает бронетанковым войскам большую подвижность.

Было ли это военное или политическое решение не применять такой подход, я не знаю, потому что выйти на восточный берег Днепра, это прежде всего политическое решение. Там же ведь не было укреплений украинской армии. Поэтому я не знаю, почему не используется огромное преимущество российской армии в маневренных бронетанковых войсках. Их отсутствие у украинской армии мешает ей сегодня развивать какое-нибудь контрнаступление. Контратаковать они могут, но без слаженных бронетанковых бригад и дивизии невозможно развить контрнаступление.

Ведущий: Американцы считают, что тактика насыщения украинских войск «Джавелинами» может сработать.

Мы знаем, что такое «Джавелины». Ни одна противотанковая оборона танки остановить не может. Бронетанковые части, которые идут в бой вместе с артиллерией никто остановить не может. Эффективность противотанковых средств резко падает при правильной тактике танкового боя. Противотанковые ракеты попадают в цель только при неправильном движении танков и неправильном планировании боя. Те места, где есть «Джавелины» накрываются огнём самоходной артиллерией, которая идёт за танками. Есть много разных способов борьбы с противотанковыми системами. Например, «Джавелины» надо навести на цель, поэтому пускают дымовую завесу и в российской армии это отлично умеют применять. Сегодня любой бой является комплексным и должен быть спланирован.

Ведущий: Как ты видишь ближайшие недели и месяцы развития операции?

Я не могу видеть, потому что это зависит от двух вещей: рамок и целей поставленных политическим руководством и их исполнения российской армией. Ни того, ни другого я предсказать не могу. С военной точки зрения необходимо выйти к Приднестровью, потому что по дороге решается проблема Запорожья и Черноморского побережья Украины. Вторая задача, которая должна решаться параллельно с этим, это скорейшее освобождение потерянных территорий. Освобождение этих людей является первоочередной задачей не с военной, а с политической, государственной, человеческой точки зрения, даже если это может привести к большим потерям. Это – война.

Ведущий: Тогда надо наращивать группировку.

Не надо наращивать группировку, надо ей пользоваться по-другому. Когда есть достаточное количество манёвренных войск, тогда войска концентрируются на том участке, где необходимо, а на других участках устанавливается заслон и нужна очень хорошая армейская разведка. Вслепую воевать нельзя. Надо знать где находятся войска противника и все пути их снабжения, тем более при отсутствии украинской авиации в воздухе. Военная разведка должна давать ответ на все вопросы, которые задаются и неожиданностей быть не должно.

Пролистать наверх