14 Декабря. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

14 Декабря. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 14.12.2021 г.

Ведущий: Блинкен откровенно формулирует позицию США: Америка не откажется от лидерства и сделает всё возможное, чтобы страны соблюдали установленные правила, нормы и соответствовали стандартам. Наши либералы – вообще патриоты, правда не нашей страны, а демократической партии Америки.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Мы тут затеяли разговор о либералах, а я хочу вообще-то взять под защиту этот термин. Кто против большой меры свободы для человека? Как сказал Бальзак: «Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого». В принципе мы либералы, но мы отдали этот термин, а они не либералы, они – западники. Я не знаю ни одного российского либерала, который хоть один раз выступал бы с позиции сугубо национальных интересов страны. Я знаю таких либералов в Англии, в Америке. Собственно, и Трамп, и Байден – либералы, но это им не мешает жёстко отстаивать национальные интересы, а российские либералы почему-то всегда отстаивают не российские интересы. Поэтому мы зря отдали термин либерализм, его надо использовать, в нём есть свои положительные вещи.

Я посмотрел фильм Кондрашова «Россия. Новейшая история». Очень хороший фильм. Передо мной пролетела вся та история. Вообще России свойственно всегда прибедняться, и я не представляю себе, какая нация вообще могла выкарабкаться из такого положения. Я не знаю такой нации. Мы исключительная нация! Понятно, что были заслуги президента, но каждый вносил свою лепту: миллионы офицеров бесплатно служили, врачи делали бесплатные операции, учёные продолжали свои разработки. Если бы учёные не продолжали трудиться, то наверно мы бы не имели сейчас все эти достижения. И то, что страна в общем-то по историческим меркам так невероятно быстро вышла из этой ситуации и опять стала сверхдержавой, это колоссальное достижение нашего народа.

То, что сейчас происходит на Западе говорит о том, что у них не осталось никаких рычагов, чтобы бороться с Россией. Байден пугает нас какими-то самыми страшными санкциями, но сами американцы сделали величайшую глупость с Украиной. Они сделали из неё свой протекторат и стали заложниками ситуации. Если они теперь применят какие-нибудь санкции, то они развяжут России руки и тогда нам нечего терять. Поэтому они на это не пойдут, но они всё время говорят, что Россия нападёт и тем самым создают прецедент. И самое главное, что они теперь должны постоянно пребывать в этом состоянии.

Проблема Соединённых Штатов в том, что это империя, которая перешла к состоянию удержания, они не способны сегодня всерьез применять силу. Когда Блинкена спросил журналист о том, готов ли американский народ к какой-либо зарубежной войне, то Блинкен стал говорить, что мол да, конечно готов, но в самой постановке вопроса и в ответе видно, что это очень серьёзно терзает американскую элиту. В принципе для них уже очевидно и Байден это понимает, потому что он неглупый человек и очень опытный, что американцы сегодня не способны где-то воевать. За себя они конечно будут воевать, если на них нападут, но они уже не способны на экспансию, а значит они уже становятся заложниками той ситуации, которая сложилась на Украине. Их хаотические обвинения и угрозы как раз свидетельствуют о слабости их позиции. Понятно, что в этой ситуации они будут делать всё, чтобы разрушить нас изнутри.

У нашей страны есть удивительная способность. Наша страна действительно время от времени впадает в кризис и в состояние как-бы распада. Но у неё есть другая особенность – она удивительным образом после этого собирается. Вообще ни одна империя так не собиралась, как Россия. Это было много раз: и после «смутного времени», и во времена Петра I и после 1917-го года, когда казалось, что Россия «слиняла в три дня», но через двадцать лет сумела разгромить всю континентальную Европу. В 90-е годы я помню «разговоры на кухне», когда говорили, что вот сейчас уже конец России, но Россия собралась. Это удивительное свойство нашей страны.

Я уже говорил свою версию. Причина этого в том, что Россия была создана как империя без торговых путей. Все империи создавались на морях и океанах, а смысл нашей империи всегда состоял в том, чтобы искать эти торговые пути и это как ни странно сплачивает страну лучше, чем любая идеология. Потому что, если отделится любая территория России, то она просто не сможет выжить. После Второй мировой войны все империи распались и исчезли, а мы всегда восстанавливались. Поэтому, это всего лишь видимость, что нашу страну можно легко разрушить и мы знаем, что некоторые граждане нашей страны хотели бы этого добиться. Это сделать невозможно, но это не значит, что нам не надо ничего делать по этому поводу.

Другой момент состоит в том, что когда-то я на «прямой линии» спросил президента о том, не считает ли он возможным создание военно-политического союза с Китаем. Он тогда ответил уклончиво, что сейчас не время союзов, что у нас отличные отношения с Китаем и они развиваются. Но, мне кажется, что всё-таки дело должно к этому каким-то образом прийти. Я понимаю, что здесь самая большая сложность, это взаимоотношения с Индией, поскольку у китайцев с Индией свои проблемы, но их в конечном счёте можно решить. Сегодня США и Запад всеми силами пытаются удержать своё место, которое они на самом деле уже покинули и наносят основной удар по России, потому что без России будут сломлены и Китай, и Индия.

Ещё я бы сказал, что и Трамп, и Байден – это одно и то же. И в этом смысле можно сказать, что эта часть их элиты удивительно консолидирована. У них есть другая часть элиты, которую они беспощадно подавляют, и взаимные претензии Байдена и Трампа заключаются не в том, чтобы менять политику, а в том, чтобы её ужесточить в отношении России и добить нашу страну. Поэтому иллюзии по этому поводу совершенно неуместны. Это одна не очень большая компания, которая уже тридцать лет находится у власти, а сейчас уже заговорили о том, что Мишель Обама собирается пойти в президенты.

Михеев Сергей Александрович:

С одной стороны, американцы действительно хотят убрать Россию из числа мощных факторов глобального уровня, но с другой стороны, они не могут это сделать военным путём и в то же время не могут оставить эту ситуацию, как она есть. Поэтому я не сильно верю, что мы найдём какой-то консенсус по обозначению гарантий безопасности для нас. В лучшем случае это будет игра и как долго она продлится и с какими результатами – это другой вопрос, но в любом случае это будет не более чем временная комбинация.

Мы слышим, что российская сторона предоставила некоторым западным странам наше видение, какими могли бы быть гарантии нашей безопасности, но интересно то, что мы об этом не знаем. Если лидеры стран НАТО могут на них посмотреть, а граждане России и эксперты на телевидении этого не могут, то я не очень это понимаю. Я считаю, что у нас здесь есть определённая проблема в работе с общественным мнением. Мы очень тщательно и внимательно относимся к тому, что о нас подумают на Западе, но иногда мы не очень внимательно и совсем не тщательно относимся к тому, что о нас подумают здесь наши люди. Мы сегодня говорим, что на многих уровнях идёт информационная война, а она как раз представляет собой борьбу в первую очередь за общественное мнение. Мы говорим, что американцы нехорошие люди и хотят подорвать стабильность внутри России, но они хотят это сделать, склонив общественное мнение в свою сторону. Мы конечно работаем с нашим общественным мнением, но здесь ещё остаётся очень много вопросов.

Получается так, что власти нам говорят, что это не вашего ума дело, у нас тут большая политика. Но такой политики, при которой вы упускаете общественное мнение собственных людей уже давно не существует. Наши противники в первую очередь работают именно с общественным мнением, с образованием, с культурой, с информацией, а уже потом с деньгами, ракетами и так далее. У нас в этом смысле есть перекос. Большие люди считают, что они ведут большую политику, я многих из них уважаю, но большая политика очень сильно изменилась. Поэтому, если вы что-то имеете сообщить президенту Байдену, то может и нам что-то расскажете, чтобы мы понимали, что там происходит.

По поводу гарантий безопасности я лично считаю, что их Россия может обеспечить себе только сама. Можно о них говорить с Западом, но бессмысленно их выпрашивать. В ситуации, при которой американцы не могут решить вопрос с Россией военным путём, они будут искать тех, чьими руками они смогут это сделать. Этот странный суетливый ответ Блинкена, что американский народ якобы готов воевать, это косвенный признак того, что Америка не хочет и не может воевать, но им надо найти тех, кто готов стать для этого «пушечным мясом». На сегодняшний день это – Украина, потому что там есть люди, которые готовы стать «пушечным мясом» и есть ещё несколько таких точек.

Я считаю, что при всём стратегическом балансе нам необходимо будет в любом случае где-то нейтрализовать тех, кто готов с нами воевать. Это не обязательно должна быть война, для этого есть масса разных способов, но если мы не решим эту проблему, то американцы и дальше будут пытаться втянуть нас в различные локальные конфликты. Армию Украины они будут совершенно однозначно продолжать накачивать и нам так или иначе придётся решить эту проблему хотя бы для того, чтобы показать, что у вас это не пройдёт. На уровне большого противостояния у вас это не пройдёт потому, что у нас есть передовые виды вооружения и мы модернизировали свою армию, а на уровне локальных конфликтов это у вас не пройдет по другим причинам.

Приднестровье однозначно является еще одной точкой конфликта, где после прихода новой власти в Кишинёве планомерно «закручивают гайки». Мы им неделю назад дали скидку на газ, а они буквально через несколько дней демонстративно задержали делегацию наших наблюдателей и выслали их из страны. Они совершенно точно будут душить Приднестровье и это ещё одна провокационная точка, а там пятьсот тысяч наших граждан, которых они фактически держат в заложниках. Я считаю, если честно, что у нас нет никакого плана действий по Приднестровью. Если он есть, то он находится под семью печатями. Не решив проблему с Украиной, мы не решим проблему с Приднестровьем, а это те точки, где американцы решили повоевать с нами чужими руками. Поэтому эти вещи в любом случае решать придётся.

Ещё одна такая точка назревала в Белоруссии, но это у них не получилось. Белоруссия должна была стать второй Украиной и дополнить пояс Польша-Литва-Белоруссия-Украина-Грузия и вот вам готовая условно восточнославянская, но при этом антироссийская, коалиция для конкретной войны. Я думаю, что они планировали развязать большую войну по этой линии фронта. С геополитической точки зрения потеря Белоруссии для нас означала бы очень близкую войну от Чёрного моря до Балтийского.

Для Запада было бы идеальным заставить украинцев убивать русских, русских убивать белорусов и так далее. Это вековая мечта Запада, чтобы славяне уничтожили друг друга! Они этим занимались много веков в разных вариантах. Поэтому с Беларусью у них не получилось, но Украина в большей степени и Приднестровье в меньшей степени остаются «горячими точками». По поводу Грузии я не верю, потому что всё, что я знаю по внутренней ситуации в Грузии, они не готовы к каким-то серьёзным действиям.

Наш союз с Китаем действительно крайне важен, но вопрос в том, как это обозначить. Мы прекрасно понимаем, что мы друг от друга зависим и китайцы понимают, что падение России будет означать начало удушения Китая, но мне кажется и Китай, и Россия здесь немного притормаживают, потому что бояться впасть в слишком большую взаимозависимость. Я лично считаю, что стратегически эта взаимосвязь крайне важна, но как может выглядеть военный союз? Представьте, если Китай начнёт конфликт с Тайванем, то какова будет наша позиция? Если мы военные союзники, то это надо продумать очень серьёзно, глубоко в это вникнуть и тонко прописать. Здесь важно продумать возможные формулировки, чтобы Западу было ясно, что Китай не оставит Россию, а Россия не оставит Китай. Это очень тонкий и сложный вопрос, но над ним надо работать.

Индия здесь тоже очень важна и очень хорошо, что Путин съездил в Индию перед разговором с Байденом и перед саммитом демократии. Очень хорошо и то, что сразу после саммита демократии, на который Индия была приглашена, она проголосовала в Совбезе ООН против прозападной резолюции по климату. Не будем это переоценивать, но это совершенно точно является символом. На саммите для американцев Индия была «вишенкой на торте», но она в Совбезе ООН не воздержалась, не сделала вид, что это немножко не её и проголосовала против. Это знак того, что с Индией нам есть о чём говорить. Сложный вопрос, можем ли мы стать посредником между Китаем и Индией, но можно было бы хотя бы попытаться.

По поводу остальных стран, участвовавших в саммите демократии, я думаю, что американцы надорвутся, подгоняя под себя в одно лицо сто с лишним стран мира. Эти страны мира не любят американцев. Надо понимать страны Востока. Они в лучшем случае немножко не любят американцев, а в худшем случае просто их ненавидят, даже получая от них помощь и участвуя в каких-нибудь форматах. Это означает, что есть определённые границы, до которых они могут дойти, а дальше их не пойдут. Я понимаю, что американцы очень сильные, очень хитрые, очень умные, они «надувают» эти мелкие страны невероятной значимостью и как нам к этому относиться – надо ещё подумать. Но, тем не менее, поверить в «Пакс Американа» после всего того, что сейчас произошло очень сложно.

Самое последнее. Еврокомиссия собирается к 2049 году «продавить» отказ от долгосрочных контрактов по газу, чтобы Европа никогда не покупала газ по долгосрочным контрактам. Наш ответ должен быть только одним – воссоздание собственного производства. Мы до сих пор критически много не можем делать сами – в этом главная наша уязвимость. Мы всё ещё много надеемся на мировую кооперацию, и критически много не делаем из сырья готовой продукции. Только это в реальности будет снижать наш уровень зависимости от Запада и от всего, что нам угрожает. Нужна другая концепция управления экономикой с большим государственным участием, потому что многие вещи сами по себе без центрального руководства никак не получатся.

А, что касается молодого поколения, то для них нужны рабочие места и перспективы их личной реализации. Хватит рассказывать нашему молодому поколению, что все они могут стать «звёздами» шоу-бизнеса, знаменитыми блогерами и вообще ничего не делать. На этом мы совершенно точно конкуренцию не вытянем.

Пролистать наверх