14 Декабря. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

14 Декабря. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович

Передача «Полный контакт», 14.12.2021 г.

Ведущий: Израиль всегда был готов нанести удар по Ирану, а сейчас вероятность этого удара резко возрастает?

Иран представляет потенциальную угрозу, которая станет реальной, если у Ирана появится ядерное оружие. Мы не заинтересованы, чтобы у Ирана было ядерное оружие. Наша страна и армия готовятся к этому.

Я не думаю, что сегодня есть реальные шансы военного удара по Ирану, есть громкие заявления политиков и тех, и других, которые иногда бывают частью переговоров. Военная угроза является формой давления на Иран для того, чтобы они были сговорчивее на переговорах, но насколько я понимаю, США не заинтересованы сегодня в военном конфликте с Ираном. Пару лет назад Пентагон дал оценку, что военный удар по Ирану не остановит иранскую ядерную программу, а может только её задержать на пару лет. А результаты военных действий будут совершенно непредсказуемы и могут нанести непоправимый ущерб Соединённым Штатам, их положению в мире и на Ближнем Востоке.

Нанесение удара по Ирану конвенциональным оружием не принесёт никаких результатов, а начиная с 1945 года не было случая, чтобы страна, обладающая ядерным оружием, атаковала не конвенциональным оружием страну, не обладающую ядерным оружием. Но, здесь всё зависит от здравого смысла и нравственных норм тех людей, которые принимают решение. В Израиле была борьба между частью военных, которые считали, что Израиль должен быть готов нанести удар по Ирану в любой момент и другой частью военных, которая говорила, что нечего сейчас тратить на это деньги – когда это будет актуально, тогда этим и займёмся.

Ведущий: После беседы Путина и Байдена мир подошёл ближе к краю пропасти или замедлил своё движение к нему.

А, я не видел никакой пропасти! Переговоры и контакты перешли на Западе из области истерической пропаганды в область реальных шагов к тому, чтобы разрешить конфликт. Россия объявила в чём с её точки зрения заключается суть конфликта и весь тон высказываний профессиональных кругов изменился. Политические заявления на Западе остались такими, какими и были в меру испорченности их авторов, а профессиональный подход изменился. Например, разговор Путина с Джонсоном шёл совершенно в другом ключе.

Сегодня Россия чётко объявляет и объясняет, что она ожидает дипломатическое решение проблемы продвижения НАТО на восток и проблемы реальных угроз российскому государству. То, что раньше было ясно российской армии, сегодня об этом Россия говорит открыто и требует решить эту проблему. Вчерашнее заявление заместителя Министра иностранных дел России только подчёркивает полную решимость России решить эту проблему. Переводя его слова с дипломатического на обычный язык, он повторил то, что сказал ещё более дипломатично Путин в разговоре с Байденом: или мы решим эту проблему дипломатическим путём, или Россия сама в одностороннем порядке решит эту проблему.

Ведущий: Рябков использовал формулировку «военные и военно-технические меры». Что обозначает «военные меры»?

Военные меры означают решение проблемы силовым путём. То есть, эту проблему решат российские вооружённые силы. Эта проблема заключается в присутствии тех или иных вооруженных сил противника или его военных баз на слишком близкой к России территории и это присутствие будет ликвидировано военным путём или будет сделано так, что окажется невозможным использовать это присутствие для создания реальной угрозы России. Какие базы, на каком расстоянии от российской границы, в каких государствах, входящих или не входящих в НАТО, представляют эту угрозу, это зависит от оценки генерального штаба. По тем документам, которые Россия должна представить Соединённым Штатам со своими требованиями к переговорам об устранении угрозы безопасности России можно будет понять, в каких местах Россия считает нетерпимым присутствие вооруженных сил НАТО и Соединённых Штатов и какие виды вооружения там не должны быть.

На основании этого можно будет прийти к выводу, против чего будет применена военная сила России, против каких мест, каких баз и каких государств. Я не уверен, что это будет относиться только к странам, не входящим в НАТО. Это будет также и в отношении стран, входящих в НАТО. Россия не раз и не два указывала на опасность нахождения американских военных баз в Румынии и Польше, на опасность нахождения прежде всего авиации на аэродромах в Прибалтике. По логике, эти места могут быть обозначены для воздействия на них военным путём и таким образом будет решена проблема присутствия в этих местах вооруженных сил НАТО и Соединённых Штатов, угрожающих России.

Также Россия предложит определить чёткие правила в отношении Балтийского и Чёрного моря, которые Россия потребуется соблюдать, а иначе в противном случае она применит военную силу. Эти правила будут касаться военно-морского флота и авиации стран, не входящих в Черноморский и Балтийский бассейны. Будет также обозначено воздушное пространство соседних с Россией стран (Прибалтики и Украины), которое может быть использовано для удара по России, где полеты военной авиации будут для России нетерпимыми.

Ведущий: То есть получается, что мы можем по территории стран НАТО нанести точечный ракетный удар. Разве это не приведёт к активации пятой статьи и началу военных действий с блоком НАТО, которые приведут к ядерному конфликту?

Я основываюсь на том, какие места были обозначены российским военным и политическим руководством, как представляющие угрозу России и часть этих мест находится в странах НАТО. Пятый пункт в договоре НАТО не действует автоматически, и я не уверен, что Германия, или Португалия, или другая страна НАТО захочет участвовать в столкновении с российской армией из-за военных баз в Румынии, Польше или Прибалтики. Россия не начнёт устранение этой угрозы с введения туда российских войск. У войны есть разные стадии.

Смысл того, что говорит Россия заключается в том, что Западу придётся «проглотить эту пилюлю», что Россия решит этот вопрос военным путем, если они не сделают это дипломатическим, потому что на ядерную войну с Россией в Европе никто не готов.

Ведущий: Запад стал говорить, что санкции будут направлены против российского народа, а уже не против политического руководства. Могут ли быть Западом введены санкции настолько страшные, что станет вопрос существования России?

Во-первых, вероятно именно поэтому Россия поменяла тон и стала называть вещи своими именами. Я бы это рассматривал в том ключе, что если санкции или экономическая блокада России будут представлять угрозу российскому государству, то Россия может применить военную силу для того, чтобы прорвать эту блокаду и оказать воздействие для её отмены. Поэтому, как я понимаю, это – диалог. Вряд ли это понимают, как диалог те люди на Западе, которые поднимают вопрос санкций против России.

Санкции всегда были направлены против народа и это никогда не скрывалось. Санкции всегда направлены на то, чтобы заставить население страны, возмутившись тяжёлым или ухудшающимся положением, поменять власть. Для этого надо привести народ в состояние, в котором ему станет нестерпимо плохо. То есть, это всегда было направлено против народа, а то, что эти санкции оказались неэффективными – это другой вопрос, это говорит о степени понимания этих людей.

Другая причина того, что они угрожают санкциями, заключается в том, что решение вопроса с Россией военным путём они сняли с повестки дня и им остаётся только давить на Россию экономически. Политики могут орать сколько угодно! Я уже говорил, что в истории было, что экономическое давление, которое удушает страну, приводило к силовой военной реакции для того, чтобы снять это давление.

Возможны также ответные экономические меры, направленные в том числе и на третьи страны. Например, прекращение поставки электроэнергии, угля, газа и нефти на Украину является одной из таких мер. Прекращение поставки нефти и газа в Европу, это другая мера.

Ведущий: Запад сам грозится отрезать Россию от поставок газа и нефти в Европу, правда никто не считает к каким последствиям это приведёт сам Запад.

Я не думаю, что серьёзные руководители на Западе говорят об этом сегодня. Они говорят о том, что надо стремиться к тому, чтобы они могли себе позволить это в будущем. Сегодня они не могут обойтись без российского газа и нефти, а Украина не продержится и суток, если Россия и Белоруссия выключат рубильник поставок ей электроэнергии.

В ответ Россия также может заблокировать своим военным флотом порты Черноморских стран и туда не попадёт ни одно судно: ни в Болгарию, ни в Румынию, ни на Украину. Может быть заблокирована часть портов Балтийского моря.

В своё время была такая тактика давления через запрещение полётов над какой-то территорией. Это применялось в Ливии, в Югославии, пытались это применять в Сирии. Поэтому, «палка всегда о двух концах»! То, что можно было применить в Ливии, можно применить и в отношении стран Европы. Это чисто экономические меры, которые подкрепляются военной силой.

То есть, Россия уже перешла тот барьер, когда она заявляла, что не будет пользоваться угрозой применения военной силы для того, чтобы пресечь незаконные и угрожающие действия враждебных ей стран. На войне, как на войне! Я никого не пугаю, я только объяснил, как я понимаю вчерашнее заявление российского руководства – оно намного более понятное, прозрачное и серьёзное, чем вся трепотня в американском сенате.

Пролистать наверх