12 Сентября. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А., Кедми Я.И. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

12 Сентября. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А., Кедми Я.И.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 12.09.2022 г.

Шахназаров Карен Георгиевич

Я прежде всего хотел бы, чтобы мы не подавались никакой паники на фоне того поражения, которое мы потерпели в районе Харькова. Надо это признать, потому что поражение имеет смысл, когда его признаёшь и делаешь из него выводы. Надо понимать, что ситуация действительно сложная и мы сражаемся с мощнейшим противником.

Эту войну уже никто не может остановить, потому что в ней есть некая историческая необходимость. Эта война может закончиться только поражением одной из сторон и для нас поражение в ней может закончиться фатально. Этого не надо стесняться и надо говорить о масштабе стоящих перед нами задач.

Эта война в определённой степени напоминает советско-финскую войну в 1940-м году, когда Советский Союз предлагал Финляндии часть территории взамен того, чтобы отодвинуть границу от Ленинграда. По существу, это была оборонительная война – первая кампания будущей Великой Отечественной войны и если бы граница оставалась там, где она была на тот момент, то вероятно мы бы потеряли Ленинград, что имело бы для нас катастрофические последствия. По форме формально эта война считалась некой агрессией со стороны Советского Союза. Красная Армия сперва потерпела поражение, но потом она реорганизовалась, было сменено командование, было проведено довооружение и в дальнейшем Красная Армия выиграла эту битву. В этом смысле напрашивается аналогия с нынешней ситуацией.

Нам надо делать выводы, пора переходить в совершенно другой режим. Надо перестать крутить по телевидению американские фильмы. Все говорят, что у нас сражается малое количество солдат, а вся остальная страна отдыхает что ли?! Надо это сознание менять, потому что это просто непорядочно по отношению к нашим солдатам.

В войне нужна прежде всего железная дисциплина. Я не исключаю, что может произойти прямое боестолкновение с НАТО и к этому надо готовиться. Они воспринимают ситуацию, что они побеждают, что Россия слабее, поэтому у них могут возникать мысли о вводе своих войск и ядерное оружие их не испугает. Поэтому необходимо делать выводы из сложившейся ситуации. Мы должны обязательно победить, у нас нет другого шанса, но для этого надо понимать сложность и важность задачи.

Нужна какая-то ясность в политическом решение украинского вопроса. Надо признать, что украинский народ существует и надо на освобождённых территориях предложить организовать дружественное России украинское государство, потому что нам нужно привлечь ту часть украинского народа, которая настроена к нам дружественно, но хочет иметь свою страну. Надо доверять своему народу, наш народ хочет победы, но он хочет определённости в этом смысле.

Михеев Сергей Александрович

Харьковская ситуация – это серьёзная неудача. Если это является перегруппировкой на Донецкое направление, тогда продемонстрируйте успехи на Донецком направлении. Это за прошедшие полгода первый серьёзный успех противника.

О готовящемся контрнаступлении украинской армии в этом направлении все говорили несколько месяцев, но мне кажется, что главными целями были всё же Херсон и Запорожская АЭС, где российская армия сумела отразит атаки. И поэтому украинская армия включила план «Б» на Харьковском направлении, где им было легче добиться успеха.

Наша неудача может быть даже полезна, потому что теперь говорить о том, что у нас в армии всё замечательно стало невозможным. Неудачи заставляют умных людей принимать серьёзные решения и проводить изменения. Сама по себе специальная военная операция требует радикального переосмысления и это совершенно очевидно. Кроме этого весь механизм построения жизни в стране требует поиска более оптимальной модели обеспечения поставленных задач СВО, начиная от кино и культуры и заканчивая военным делом. Приграничные с Украиной регионы России должны перейти на военное положение. Мы там получаем обстрелы, нападения диверсантов, но до сих пор в этом плане ничего не изменилось. Там должен быть создан рубеж обороны на тот случай, если что-то случится и все приграничные регионы должны жить в другом режиме. Об этом говорят наши военные, вышедшие из боя.

Эта ситуация поднимает вопрос военной концепции. Вся военная реформа, начатая при Сердюкове оказалась неэффективной. Разговоры о создании маленькой компактной армии оказались несостоятельными. Представьте, если на Россию нападут сразу с нескольких сторон! Да, у нас есть ядерное оружие, но Украина показывает нам как можно создать ситуацию, в которой применение ядерного оружия станет невозможным и придётся воевать на больших фронтах. Силы спецназа решают точечные проблемы, спецназ не берёт города и не держит линию фронта. Он решает специальные задачи.

Если бы у нас были только успехи, то никто бы про это не говорил, но наша ситуация требует переосмысления. Надо признать, что многие вещи были неправильно проанализированы и спланированы. Ситуация на Украине была оценена неправильно. Мы подарили украинцам государство, которого у них не было и просили у них только одного – не создавать нам проблем с безопасностью. Мы подарили им ощущение того, что они – народ. Но вместо того, чтобы пользоваться этим, они стали военной базой против России. Можно было бы построить нейтральное государство Украина, если бы не было Америки и блока НАТО. Они никогда не позволят построить нейтральное украинское государство.

При всём при этом некоторым нашим людям хочется сказать: не «разводите сопли»! Все эти мессенджеры и соцсети «выносят мозги» огромному количеству людей и раздувают проблемы. В 1941 году за паникёрские настроения ставили к стенке! На Харьковском направлении у нас была откровенная неудача, из неё надо делать выводы, но раздувать её до уровня катастрофы – такое же зло, как если не делать из неё выводы.

Что касается экономики, то обращаю ваше внимание, что мы до сих пор никаких санкций ни против кого не ввели. В Европе говорят, что будет страшная зима, но мы позволяем им более мягко пройти эту зиму, мы создаём им более мягкие условия, мы продолжаем с ними торговать в то время, как они нас давят по полной программе. Это совершенно недопустимо и людям это непонятно.

Также не надо увлекаться очередным геополитическим фантазированием. Выборы в конгресс США ничего не изменят, Европа зиму переживёт, никакие конфликты Зеленского с Залужным в расчёт брать не стоит. На эти вещи надеяться и рассчитывать на них совершенно бессмысленно.

Кедми Яков Иосифович

В Совете Федерации и в Думе есть комиссии по безопасности, которые определяют достаточный ли уровень снабжения российской армии или нет. Если они видят, что уровень недостаточный, то они поднимают вопрос перед исполнительной властью. Если эта система работает, то у вас не должен возникать вопрос о степени обеспеченности армии.

В отношении того, что произошло на Харьковском направлении. Официальная информация должна отвечать потребности населения в знании того, что происходит на полях сражений. Она должна быть построена так, чтобы люди ей верили и искали информацию в первую очередь из государственных источников, а не какую-то другую из интернета.

Если разобраться глубоко, то вы должны знать, что в России есть 12 армий, одна из них танковая ударная и плюс ещё один корпус, который является почти армией. Это огромная сила, которой нет ни в одной стране. Эти армии были созданы в России, чтобы противостоять НАТО – основному врагу, с которым придётся воевать. Российский военный бюджет составляет 10% от американского и на эти деньги России удалось из ничего, из той катастрофы, которая была в армии в 2000 году, создать великолепные стратегические ядерные силы, которые превосходят американские. Удалось создать вооружения, превосходящие все имеющиеся в мире! За эти деньги создать такую армию – это чудо! Россия должна этим гордиться. Россия должна была восстанавливать государство, экономику, промышленность. Поэтому при всех претензиях и пожеланиях, чтобы в армии было всё необходимое, есть реальность. И можно ли было из той реальности за 22 года создать такую армию, какая сегодня есть у России? Я думаю, что никто кроме России этого бы сделать не смог! Поэтому относитесь к этому с достаточным уважением.

Насчёт того, что было на фронте. Очень мало людей знают, что такое война, что такое бой. Ещё меньше людей бывали в боях, особенно в командирских танках или бронемашинах, когда вокруг нечеловеческая ситуация, когда приходят десятки донесений в минуту и вам надо их оценить, когда динамика бешеная, огромнейшее нервное напряжение, которого нет нигде и никогда и огромная ответственность за людей. В таких условиях не бывает без ошибок. Я видел десятки таких ошибок у отличных командиров, но это – война, полная неизвестность. Поэтому не надо резко судить тех офицеров и генералов, которые допустили ошибки. Нет идеальных людей, нет идеальных военных. Это живой человек, который устал, который не ел, который не спал трое суток. Он может ошибиться. И если он обнаружил ошибку, то он решает проблему.

Было то, что на определённых участках российское командование не рассчитало, что украинские части могут создать численное и огневое превосходство. Украинской армии удалось на 2-3 участках сконцентрировать больше сил чем рассчитывал противник и, используя это, им удалось прорваться. Что оставалось делать российскому командованию? На сколько часов боя хватит боеприпасов? Что делать с ранеными? А подкрепление не подходит, потому что оно не была готово. Через час закончатся патроны, надо выводить людей и поэтому отступали несмотря на все примеры героизма.

Есть предел, когда можно противостоять превосходящим силам противника. То, что вовремя не подготовили возможность переброски подкрепления – да, это ошибка. Не рассчитали, фронт большой. Не придали значения мобильным танковым подразделениям, которое могли бы перебросить на нужный участок для подкрепления. Война-то уже несколько месяцев не маневренная и поэтому решили, что не надо этого делать, потому что сил мало. А то, что мало сил, то это не армия решила. Это другие власти сказали, чтобы не использовать больше сил чем есть. А те силы, которые были они распределили так, как посчитали нужным.

Когда противник прорывает фронт, то проблема не в том, что он прорвал фронт, а в том, что в этот прорыв ворвутся новые силы противника, закрепятся и продолжат наступление. Здесь этого не было, потому что нету у украинцев новых дивизий. У них хватило сил только для того, чтобы прорвать фронт, а послать туда для развития наступления им больше некого.

То есть, просчёт был не в том, что украинские войска будут атаковать превосходящими силами, а в том, что с военной точки зрения эта атака лишена смысла, они просто убили своих солдат. Украинское командование положило тысячи своих солдат, но военного успеха это не принесло, кроме как на страницах газет. Нету у них войск, чтобы послать дальше через прорыв! Всё, что у них было они отправили в прорыв! Российское командование не приняло во внимание безответственность и степень бесчеловечности украинского командования по отношению к своей армии. Ошибка – да, была.

Поэтому проблемы нет. Теперь российская армия укрепит те позиции, где есть опасность создания перевеса со стороны украинских сил. Российская армия соберёт силы для нового наступления, которое скоро будет и будет совершенно другим чем планировалось до сих пор. Там будут для украинцев большие неожиданности. Так что нужно с большим уважением относиться к своим солдатам.

Что касается Европы, то Соединенные Штаты будут выстраивать украинскую и польскую армии. За 5 лет они хотят собрать там огромные танковые силы, с новейшей артиллерией и большие ВВС на современных американских самолётах. Военно-промышленный комплекс и финансовая мощь США дадут Украине и Польше всё, что нужно для войны. Из украинцев и поляков будут формировать боеспособные дивизии с современнейшим оружием и это будет огромный кулак против России, чтобы удержать её от вмешательства, когда начнётся главная война Соединенных Штатов с Китаем.

Отличие специальной военной операции от войны заключается в том, что СВО можно закончить, когда угодно обычным соглашением, а война заканчивается только капитуляцией. Цель войны – разгром армии противника, лишение её боеспособности если не на века, то на десятилетия. Стоит ли перед российским руководством цель уничтожить и разгромить украинскую армию, чтобы никогда не исходила угроза для России с территории Украины или достигнуть какого-нибудь промежуточного соглашения – это вопрос. Для соглашения нужна специальная военная операция, для уничтожения врага нужна война.

Пролистать наверх