11/02 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

11/02 Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 11 февраля 2021 г.

Ведущий: Протесты в Москве, Гонконге, Белоруссии организовывались по одному и тому же сценарию. Деятели культуры – музыканты обратились к властям с «Открытым письмом накануне гражданской войны».

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я извиняюсь, но я 30 лет назад сделал картину, в которой происходит вот всё, что сейчас рассказывается. Называлась она «Город Зеро», 1989-го года выпуска, и там всё это было: либералы, патриоты, власть, которая пытается и с теми, и с другими наладить отношения, и даже прообраз нашего берлинского пациента в лице повара Николаева, который становится сакральной жертвой. Это не потому, что я пророк, это потому, что у нас в России ничего не меняется. В целом мы всегда информационно слабее Запада. Надо сказать, что в этом есть доля истины, потому что у нас власть всегда каким-то образом предпочитает больше западников, чем патриотов. Есть такая тенденция и про это в общем-то я снял этот фильм.

Надо признать, что вообще-то Западу удалось превратить Навального в какую-то важную политическую фигуру. Вот этот повар Николаев в этом фильме превращается в такую важную фигуру. Вся эта история была удивительно хорошо организована. Хорошо сплочённая небольшая группа людей в России, которая у нас называется западниками, она вообще очень успешно всё сделала.

Разница в том, что в конце восьмидесятых, когда я делал мой фильм, в стране не работала экономическая модель, было общее ощущение того, что всё надо менять, было больше объективных оснований для протеста. И эта группа, фактически возглавившая движение, добилась в этом хаосе, когда всё было поломано, того, что мы в середине девяностых обнаружили, что страной правит не президент, а те, кто быстро состряпали свои капиталы.

Эта же задача стоит сейчас перед этой группой и она получает поддержку с Запада. При этом не очень понятно почему мы всё время пытаемся каким-то образом соблюсти баланс между западниками и патриотами. Власть должна определиться, что она хочет для того, чтобы появилась некая ясность. Мне кажется, что эта проблема всё время стоит перед Россией.

Интеллигенция пишет жалобные письма, а вы введите настоящие рыночные отношения в сфере культуры. Я, например, сторонник этого. У нас странная ситуация, мы из советского вышли, а в западное не пришли. Ни одна страна в мире в такой степени не оплачивает ни кино, ни театр, ни культуру. Введите хотя бы частично реальные рыночные отношения в культуру.

Я известен своими социалистическими взглядами, но я считаю, что должны быть какие-то реальные стимулы. Надо помогать культуре, но нельзя её всё время держать на содержании. Когда у вас культура на содержании, то люди совершенно по-другому относятся ко всему, что происходит. У нас весь театр полностью на содержании. Во Франции государство содержит только два театра. И кинематограф должен быть в большой степени, хотя бы на 50% реально рыночным, как это во многих странах.

Понятно, что эта мысль настолько непопулярна, что она вряд ли в ближайшее время осуществится. Но, я имею в виду, что чего мы тогда удивляемся? Ведь это совсем другая психология у людей, когда они на содержании! Им не надо ничего искать, у них есть ощущение, что государство должно всё предоставить, потому что это вроде как народные деньги. Но государство, это ещё и те люди, которые были нами избраны, и они определяют культурную политику. Поэтому я считаю, что не должна быть такая абсолютная безалаберная раздача денег, как это у нас часто происходит в культуре.

Если разобраться по существу, то прошли митинги, и масштаб их был неизмеримо ничтожен. Тут начались разговоры, что это вся молодёжь, потом выяснилось, что никакая это не вся молодежь, но из этого устроили какое-то мощное событие. Почему, с какой стати? Объясните.

Ведущий: Могу объяснить. Это отвлечение на ничтожный объект. Навальный – мелкий кировский воришка и все, кто с ним, все ничтожные персонажи. Но, мы видим, как этих паяцев натягивает «железная пятерня», и мы как раз пытаемся вычленить истинных кукловодов. И вы абсолютно правы, что власть должна сказать с кем она и какой она видит Россию. Власть должна быть с народом и народ должен это знать и понимать.

Лично я не считаю Навального глупцом. Пока они не стали детей вызывать на протесты, я думал, что такой несистемный оппозиционер вполне себе может существовать и даже это полезно. Он перешёл ту черту, которую не надо было переходить, но он не глупец. Поэтому я лично абсолютно уверен, что он не мог не просчитывать ситуацию, что когда он вернётся, его посадят. Это значит, что этот человек авантюрист, дерзкий, смелый, готовый отсидеть. Он отсидит и это будет сопровождаться дикой информационной кампанией, и я вас уверяю, что он из этого рассчитывает выйти уже с другим капиталом. Ничего с ним не случится, они будут его охранять так, как охраняют президента страны.

Михеев Сергей Александрович:

Реагируя на слова, что надо искать компромисс, и что противостояние в обществе обостряется. Во-первых, я бы напомнил к вопросу о компромиссах замечательное начало нашей постсоветской государственности. Октябрь 1993 года, расстрел из танков прямой наводкой в центре Москвы законно избранного Парламента, который до этого узаконил Ельцина. А, что там не было компромисса? Куда он делся тогда? Компромисс был в стрельбе прямой наводкой, а потом всех людей в Белом доме посадили. Они сидели довольно долго, и никто не просил компромисса, никто не говорил, что они были политзаключенными, а они были политзаключенными, а не уголовниками! Так у кого же учиться компромиссам?

Многие из тех, кто сейчас требует компромисса, в те времена поддерживали Ельцина, совершенно незаконный распад Советского Союза, расстрел Парламента, «раздербан» экономики, но тогда это было другое, это шло в правильную кассу, и тогда не нужны были ни компромиссы, ни честные выборы. Тогда коррупция закладывалась как системообразующий элемент новой государственности, тогда господин Ходорковский скупал регионы пачками, а избирательные комиссии как мусор целиком заметали его люди. Тогда компромиссы были не нужны, а сейчас подайте им компромиссов!

А, вот на самом деле путинская политика, которую я во многом не поддерживаю внутри, она была сплошным компромиссом, и до сих пор является сплошным компромиссом. Поэтому на встречи с Путиным ходят представители откровенно оппозиционных изданий (которые тут же поливают Путина грязью), поэтому у Навального два условных срока. И не надо рассказывать сказки, что он такой независимый! Его ведут спецслужбы и ещё зарабатывают на этом. Поэтому, компромисс есть сейчас, и может быть его надо было бы поменьше! И опять же, компромисс с кем?

Теперь к вопросу о технологиях. Они хотят сделать Навального лидером всех недовольных, но на самом деле в нашей стране огромное количество разных людей, имеющих разные взгляды и разные претензии к власти. Например, я жёстко выступаю против миграционной политики, против проведённой пенсионной реформы, я против всех реформ, которые проводило правительство Медведева, которые в основном бьют по лояльному Путину большинству.

Есть самые разные люди, но Запад хочет, чтобы мы поверили, что Навальный лидер всей оппозиции, потому что Запад хочет, чтобы вся оппозиция была подконтрольна Западу. Западу не нужны недовольные, как токовые, им нужен человек, который будет выполнять команды Запада. Как это произошло на Украине, куда приезжал господин Байден и показал идеал «хороших отношений» с Западом. Его посадили в кресло президента, всё правительство Украины село вокруг, и записывало указания. Вот, что им нужно! Им нужен человек, который будет выполнять их команды.

Я не согласен, что не надо вообще на это реагировать. Они создают видимость массовой поддержки. Если мы думаем, что этому достаточно противопоставить, при всём уважении, вашу передачу, а также официальные мероприятия, то этого мягко говоря крайне мало. И одна из проблем нашей власти в том, что эти технологии направлены как раз-таки на неё. Письма недовольной интеллигенции нужны, потому что наша власть на них реагирует. Среднему мужику на Урале имена этих интеллигентов и пианистов ни о чём не говорят, а наша власть на их заявления будет реагировать. Есть плохие традиции, есть хорошие. Так вот, одна из наших плохих традиций, это то, что наша власть любит иностранных педерастов больше, чем собственный народ. И они прекрасно знают, что эта традиция сохранилась.

Нашей власти надо апеллировать к большинству, но она это делать боится, потому что надо будет нести определенные обязательства, а также потому, что все предыдущие 20 или 30 лет она занималась реформами, которые были поперёк интересов этого большинства по совету лучших друзей из-за рубежа. А теперь из людей, выходящих на площадь, делают видимость большинства, вот и вся технология! А настоящему большинству говорят, что вы и так потерпите.

Наша насущная задача – апеллировать к народу, разговаривать с большинством и менять концепцию социально-экономического развития страны так, чтобы этому большинству и развитию государства это было выгодно.

Я согласен, что эти протестующие представляют меньшинство, молодёжь есть такая, сякая, а среднему россиянину это не очень интересно, и в целом он патриотически настроен. Я хочу сказать, что эти 30 лет прошли не зря, и как в 91-м году, так уже не будет. Не будет так, что всякие западники придут к власти, а все остальные, включая армию, спецслужбы и всё остальное большинство, будут просто сидеть и смотреть на происходящее, поджав хвост. Я лично считаю, что у армии должно быть больше политического влияния. Раньше это не было принято, потому что не было того, что они называют демократией. При царе, при советской власти это было не нужно, а сейчас нужно. Я не сторонник такого развития событий, потому что и это будет вписываться в западный сценарий, которому всё равно каким способом, но главное устроить здесь бучу.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Традиция прихода армии к власти в России очень богатая. Хрущева поставила армия, между прочим.

Пролистать наверх