10/02 Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

10/02 Гости передачи: Михеев С.А., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 10 февраля 2021 г.

Ведущий: Боррель заявил, что Россия не оправдала ожидание Евросоюза, так и не став современной демократией. Но мы поумнели и поняли, что нас рассматривают как проигравших в войне, поэтому мы обязаны взять на себя позорные условия поражения. Сегодня даже уже либералы признают, что нужно отцепить свой вагон от европейского поезда и строить свой мир.

Михеев Сергей Александрович:

По поводу Борреля мне кажется, что ситуация раздута изнутри, в том числе и здесь. Нам говорят, что Боррель приехал сюда с оливковой ветвью мира. Я почему-то этого не заметил. На самом деле он перечислил все стандартные претензии Запада, что Россия не выполняет минские соглашения, должна освободить Навального и так далее.

А, что касается позиции России, то я не заметил, что она жёсткая, мне кажется, что мы просто впервые отказались разговаривать на их языке. Мне кажется вся претензия и обида в том, что Боррель думал, что с ним будут разговаривать на ничего не значащем дипломатическом языке, а мы поговори с ним по-мужски, по-человечески, он «поплыл» и вернулся в Евросоюз ни с чем.

А в Европе началась кампания давления на Борреля, возможно его там хотят вытеснить, возможны там есть какие-то внутренние интриги и он, оправдываясь за это всё, мне кажется, хочет реабилитироваться за то, что приехал в Москву и не сделал чего-то. А, чего они от него хотели? Чтобы он провёл манифестацию или ударил кулаком по столу? Мне кажется, что этот скандал раздувается намеренно с целью показать, что якобы Боррель вёз сюда что-то невероятно важное, а страшная Россия его не услышала и теперь она виновата в том, что Европа должна быть еще более жёсткой с Россией.

Это классическая совершенно комбинация. Мы впервые хотели сыграть в свою игру, а они хотели сыграть в свою обычную беспроигрышную игру, когда они учат нас жизни, а мы это проглатываем, как мы это всегда делали, и они получают от нас какие-то уступки. Они думали, что ситуацией вокруг Навального они размягчат позицию российской власти, но мы просто попросили сравнить факты, и это им не понравилось. А теперь, так как этот базовый вариант не прошёл, то Запад обвиняет Россию в том, что она сама виновата в том, что Запад вынужден быть к России более жёстким.

Я считаю, что первым шагом было бы действительно правильным сказать, что мы – не они. Потому что мы много-много лет и в досоветское время всё время ищем у них понимания и любви и никогда этого не находим. Мы всё время как-то рассчитываем на разговор по душам, на уважение и понимание. Но, по-людски с ними вести себя оказалось невозможно, а последние 30 лет это приобрело форму крайнего национального унижения: мы постоянно рассказываем всем, что мы всего лишь «задняя нога» европейской цивилизации. Если у нас что-то есть, то это только подражание Западу и больше ничего.

Этот подход разворотил огромное количество умов, наделал огромное количество бед во внешней и внутренней политике и абсолютно лишил нас способности к оригинальным, самобытным, творческим решениям. От этих вещей надо избавляться и для этого важно очень четко обозначить на всех этажах, что мы уважаем западные возможные достижения и понимаем, что у них есть чему поучиться, но мы – не они. Мы – не они ни в каком смысле вообще!

Поэтому мы не должны строить свою жизнь, глядя на них, а мы многие реформы берём у них и натягиваем на себя, как кастрюлю на голову. То, что работает у них, то возможно является продуктом закономерного развития их стран, но почему мы должны уродовать себя ради того, чтобы быть на них похожими? Это уродование во всём: в экономике, культуре, в смыслах, оно и приводит к немощи. Эти мысли сидят в головах огромного количества наших чиновников, политиков, экономистов, бизнесменов, артистов, философов и прочее.

Начать с этого обозначения и аргументированно это осмыслить было бы крайне важно. Потому что дальше есть масса путей для поиска симбиоза, это по поводу того, что же нужна делать. Нужен симбиоз разных идей и подходов, основанный на национальной, исторической, культурной, религиозной традиции с учётом конкретной специфики нашей страны, и на этой базе необходима выработка золотого срединного пути, по которому можно двигаться по крайней мере в каком-то историческом отрезке времени.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я немного хочу стать на сторону Запада и взглянуть с их точки зрения, потому что иногда полезно стать на противоположную точку зрения, чтобы понять, что происходит.

Я абсолютно согласен, что мы, это не они, но мы в этой полемике немножко забываем такой вопрос, что 30 лет назад мы пришли к ним и сказали, что мы – это они. Они ведь нас не звали к себе, но приняли, а мы через некоторое время начали своё самостоятельное существование.

Вспомните, как мы пришли к этому. Мы перечеркнули всё своё прошлое и сказали, что мы хотим быть такими как они и вообще, что мы должны быть какой-то одной общей байдой от Лиссабона до Владивостока. Чего мы тогда сегодня удивляемся? Поэтому, если это не учитывать, то это всё выглядит сюрреализмом и бредом сумасшедшего.

Всё-таки в позиции Европы есть элемент того, что мы их обманули. Они вообще не звали нас к себе, они не любили нас, хотели нас разрушить, хотели часть Европы забрать, но разговора, что приходите к нам и будет Европа от Лиссабона до Владивостока, такого не было.

Наш законно избранный президент Ельцин приехал в Америку и сказал, что вот наконец я понял, что такое свобода. Это сказал человек, который был членом политбюро ЦK КПСС! Почему они должны не верить ему? Более того, мы сдали всех своих союзников, сотни тысяч людей пострадали, в первую очередь в разведках дружественных нам стран. Вьетнам сдали, Кубу, Афганистан, всё сдали, а потом мы удивляемся, что у нас нет союзников! Многие помнят об этом, в том числе и те, которые хотели бы быть нашими союзниками.

Мы сейчас говорим, что мы другие, но откуда они знают? И в принципе мы же остаемся в системе их ценностей, поэтому они на это говорят, что чего вы мол выступаете? «Почему вы не ведёте себя так, как мы вам говорим? Мы вас не приглашали к себе, вы пришли и сказали, что мы будем делать, всё что вы скажете». И мы делали! Сейчас не хотим, но до этого же делали! И чем они должны быть довольны? Это не в том смысле, что я на их стороне, но их логику я понимаю.

Мы до сих пор ни от чего не отреклись. Мы замазывали своё советское прошлое и от этого не отреклись, более того, эта тема до сих пор продолжается. Мы говорим об идеологии, но в политическом смысле есть только правая и левая идеологии, других нету. Крайняя форма левой идеологии, это коммунизм и более мягкая форма, это социализм. В правой идеологии есть либерализм и крайняя форма – нацизм. Не надо путать с национал-социализмом, о котором в своё время Сталин сказал целую речь, что нацисты приставили слово «социализм» для того, чтобы переманить на свою сторону мощнейшее в то время коммунистическое движение в Германии.

Если совсем просто, то с одной стороны есть либерализм и капитализм, как можно больше индивидуальности, как можно меньше государства, кто выиграл, тот выиграл – довольно эффективная система, но несправедливая. В левой части, это важная роль государства, общества в экономике, в рыночной экономике. Никакой другой идеологии не существует. Религия занимается моралью, она не занимается политическим устройством мира.

Нам надо определиться, что мы хотим, потому что до сих пор это непонятно. Либо мы движемся в сторону Китая, кстати, экономически на самом деле я смотрю, мы движемся в эту сторону, у нас государство всё больше начинает проникать в разные сферы экономики, а это и есть форма социализма, но мы не хотим признаться в этом. Мы никак не можем реабилитировать советскую идеологию и остаемся в западной идеологии, а это промежуточное состояние есть самое плохое!

Надо определиться, что мы хотим, и кто мы есть, и какую систему мы принимаем. Я считаю, что наша страна по существу всегда была левой и путь России всё равно в сторону социализма, скорей такого, как китайцы сумели построить. Они рыночную экономику соединили с социалистической идеологией. Нам в любом случае надо определяться, иначе нас просто разорвёт на части.

Пролистать наверх