08 Сентября. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Кедми Я.И., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

08 Сентября. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Кедми Я.И., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 08.09.2021 г.

Ведущий: Запад упорно проигрывает разные сценарии столкновения с Москвой. Бывший посол США в России Макфол всерьёз рассуждает о том, что будет с Россией, если случится переворот и российские силы захватят власть в Черногории. Или второй вариант, чем закончится драка между русскими и эстонцами на границе с Россией, когда одного из русских убьют.

На этом фоне сегодня «Си-Эн-Эн» выпустили фильм о так называемых «вагнеровцах», в котором они по сути признали, что ЦРУ причастно к операциям против россиян в Минске. То есть, спецслужбы Украины и США спланировали похищение граждан России на территории третьей страны. Это попытка совершения акта государственного терроризма.

Шахназаров Карен Георгиевич:

По поводу Сталинграда лично я думаю, что было бы правильным назвать Волгоград Сталинградом, но я думаю, что это вызвало бы очень отрицательную реакцию в наших кавказских республиках. Если мы хотим сохранить страну, то мы должны идти на компромиссы. Зачем нам на ровном месте порождать какие-то конфликты. Я думаю, что именно в этом причина того, что руководство нашей страны занимает в этом смысле взвешенную позицию. Это переименование совершенно неприемлемо для многих народов Кавказа: чеченцев, ингушей и целого ряда других народов, которые пострадали в те времена и очень резко к этому относятся.

Интересно, что, например, в Мексике изъяли из истории Эрнана Кортеса – конкистадора, который завоевал Мексику, но при этом был основателем современной Мексики. В моём понимании это не очень правильно, но мексиканцы говорят, что, учитывая, что у них очень много людей с индейскими корнями, им лучше иметь стабильную страну и пусть пройдёт время, чтобы это как-то улеглось. Поэтому, это очень сложные вопросы и здесь не надо рубить сгоряча.

По поводу талибов. Помните, как Наполеон, когда он понял, что может вернуться к власти и когда он высадился в Каннах, тогда парижские газеты писали о нём, что «корсиканское чудовище высадилось на юге Франции». Потом без всякого сопротивления все войска переходили на его сторону, он через неделю пришёл в Париж и парижские газеты писали, что «Его Величество император прибыл в столицу страны». Большевики до 17-го года были разыскиваемыми террористами, а потом, когда они пришли к власти, их стали признавать и они построили великую страну. Я думаю, что примерно то же самое сейчас происходит в Афганистане.

В наших интересах, чтобы Афганистан прежде всего был един и стабилен. Но войной пахнет всегда и есть такое ощущение, что на Западе есть планы спровоцировать в Афганистане гражданскую войну, потому что видно, что народ поддерживает талибов, судя по тому, как они пришли к власти. Да, они жёсткие, но видимо в этой разоренной стране, в которой 50 лет шла война нужна именно такая власть. То же самое и в России выбрали большевиков, потому что они были единственные, кто демонстрировал намерение вернуть государственность.

Талибы сегодня не демонстрирует то, что они хотели бы какой-то экспансии, хотя понятно, что надо держать ухо востро. Если они продемонстрируют, что они контролируют ситуацию, что могут реально объединить страну, вернуть ей суверенитет, спокойствие, прекратить гражданскую войну, то для нас это выгодно, потому что в этом случае они и с нарка-трафиком справятся, и дадут массу вариантов для нашего усиления в этом регионе, который очень важен и который не хотят терять на Западе. А, кто талибы были до этого, то в истории много примеров, когда сегодня его считают террористом, а завтра он лауреат Нобелевской премии. Например, Нельсон Мандела или Ясир Арафат.

Поэтому надо исходить из интересов своей страны, который сегодня на мой взгляд состоит в том, чтобы Афганистан был спокоен. Мы можем оперировать только историческим опытом, который нам говорит о том, что не было случая, чтобы Афганистан на кого-нибудь нападал. Почему мы должны считать, что сейчас обязательно талибы должны на кого-то напасть? Да, у них были грехи по отношению к нам, когда они обучали террористов, которые действовали против нас, но почему мы должны исходить из того, что это непременно будет, когда собственно такого опыта нету? Я не говорю, что мы должны быть безбрежно легкомысленны, но мы должны исходить из реальности и из своих интересов. На сегодняшний день нам интересно, чтобы власть талибов была сильной, чтобы они объединили Афганистан и прекратили гражданскую войну. Потому что гражданская война – это терроризм и экспансия террористических групп в том числе и в центрально-азиатские республики.

Теперь по поводу Макфола. Вообще на Западе что-то произошло за 30 лет их безбрежного господства. Такое ощущение, что они – избалованные дети из приличных семей. Он абсолютно искренне пишет, что Путин хочет уничтожения НАТО. Во-первых, откуда он знает, что хочет Путин? Он что, говорил это Макфолу? Во-вторых, в устах Макфола это звучит как какой-то невероятный грех. То есть, ему даже предположить трудно, что вообще в Российской Федерации может быть кто-то, кто желает аннулирования НАТО как военного союза, который направлен напрямую против нашей страны. Почему в России должен кто-то мечтать, чтобы НАТО было в добром здравии?

Дальше он пишет, что «если в какой-то стране придёт пророссийское правительство, то, что же нам делать?» А, почему не может прийти пророссийское правительство, если оно пришло согласно воле народа этой страны? С одной стороны, это давняя западная традиция, но с другой стороны это результат тридцатилетнего тотального западного господства в мире, когда они к этому привыкли и их элита выросла с мыслью, что вообще всё, что в интересах западной элиты, это всё правильно, а всё то, что против, все те, кто с чем-то не согласны, это все бунтовщики, смутьяны и с ними надо что-то делать.

Я не думаю, что мы сегодня на грани войны и что Запад готов вообще воевать хоть в какой-то степени. Но, в рассуждениях Макфола есть интересная вещь. Он говорит, что в России всё меняется, что после каждого лидера приходит новая группа, которая меняет политику страны. Вот это самое интересное! Маргарита Симоньян сказала, что поколение сорокалетних будет твёрдо стоять на национальных интересах, но я не уверен и думаю, что не всё поколение сорокалетних, к сожалению, занимает такую позицию. Наше поколение шестидесятилетних потеряло страну, но мы её и вернули. Я ничего не имею против поколения сорока-пятидесятилетних, хотя, честно говоря, то, что я вижу в отечественной культуре, я вижу то, что они абсолютно тотально антинациональные и в поколении тридцати-сорокалетних не осталось уже ни грамма народного.

У Макфола есть какие-то основания для того, чтобы вот так заглядывать вперёд и именно этим они будут заниматься, туда будет удар в после-путинское время и в этом смысле господин Макфол очень показателен. Вся борьба будет идти за умы 25-40-летних, тех, кто реально будут обеспечивать безопасность страны через 20 лет. И, к сожалению, в этой области, в борьбе за умы у меня есть ощущения, что у нас большие проблемы. К сожалению, на мой взгляд мы уже сейчас эту борьбу проигрываем, потому что не занимаемся ни культурой, ни образованием, а это и есть основа общества и сюда будет нанесён главный удар. А, горячей войны на мой взгляд не будет.

Кедми Яков Иосифович:

Войной не пахнет. Постоянные враждебные действия против России, это исторический факт.

Я не хочу вмешиваться в вопрос Сталинграда, но, если будет смыт позор надругательства над именем этого города и это уродство, когда драпируют Мавзолей, то будет такая же положительная реакция в России, какая была на приход Наполеона в Париж. Точно такая же, насколько я знаю Россию и насколько я знаю всю эту публику. Так что, бояться тут нечего, народ это примет и с удовольствием, а кто не принмет, те заткнутся и будут молчать.

По поводу этих «33-х богатырей». Там было две операций. Операция по заманиванию ребят для того, чтобы устроить провокацию против России была базовой операцией. А потом американским хозяевам пришла более глубокая мысль: «А, давайте мы это используем для того, чтобы «взорвать» отношения между Беларусью и Россией!» И тогда они всё это переквалифицировали. Почему это не получилось? Когда иностранная разведка планирует кого-то завербовать, то служба безопасности всегда проводит проверку оснований того, что объект может быть подвержен вербовке. Проверяют, что они знают об этом человеке, на основании чего они решили, что это удастся. Тоже самое и здесь. Какие были основания у американцев, чтобы подумать, что Батька подвержен вербовке? Он же на это клюнул! Поэтому проблема здесь намного глубже. ЦРУ делали то, что они должны делать, Украина делала то, что она должна делать, потому что это её политическая позиция. А, вот делала ли Россия всё необходимое, что она должна была делать для того, чтобы этого не произошло? Всё ведь сорвалось в последнюю минуту, случайно! Это более важный вопрос.

В отношении Афганистана я хочу сказать такую вещь. Не надо относиться к Афганистану, как к национальному государству. Афганистан – это сегодня эмират, исламское государство, которым владеет исламская, фундаменталистская, террористическая идеология. Как можно радоваться тому, что афганский народ их принял? Я не понимаю, в какой стране я это говорю! А немецкий народ не принял фюрера?! И что?! Весь немецкий народ принял фюрера и что, тогда это законно, это имеет право существовать?! Египетский народ завтра на любых выборах приведёт к власти «Братьев мусульман». «Братья мусульмане» – это ХАМАС, если кто не знает. В Алжире исламисты пришли к власти в результате выборов, но алжирская армия начала против них борьбу, более ста тысяч убили и до сих пор борьба продолжается. Народ хочет, а те, у кого есть разум и сила – не дают! То же самое в любой стране.

Фундаменталистский реакционный ислам никогда не останавливается в границах государства, у ислама нет границ. Для них все мусульмане – один народ. Вопрос, когда и как начнётся инфильтрация этого фундаменталистского ислама на север. Это вопрос времени и обстоятельств. Она начнётся, когда закончится первый восстановительный и укрепительный период в самом Афганистане. Это не национальное государство, не государство пуштунов, это государство экстремистского террористического фундаменталистского ислама в своей самой крайней форме. У Аль-Каиды не было государства, у талибов сейчас есть.

То есть, проблема будет. Для Китая это не проблема, Китай их не боится. Китай – это не Россия. Китай их сотрёт с лица земли и не моргнёт! Почему в Синьцзяне тихо? Потому что китайцы ведут эффективное противодействие террористам и плевать им на то, кто что будет говорить! Поэтому уйгуры и сидят тихо после последней поножовщины, которую они устроили в Синьцзяне 5 лет назад. Они воюют где угодно, в Чечне, в Сирии, а в Китае они сидят тихо в прямом и переносном смысле.

А, вот с Россией, это проблема. Всё зависит от того, какой будет политика России. Я хочу сказать только одно, что северная граница ислама проходит возле Оренбурга. И пусть мне никто не рассказывает о мирных казахах, которые никогда не были подвержены исламу. И о киргизах тоже. В Киргизии за последние 10 лет построили сотни мечетей, а киргизы никогда не были исламистами. Сколько мечетей построили в Казахстане? Это не проходит бесследно, это вопрос времени, а у них много времени, они никуда не торопятся.

Когда строят мечети, скажем, в Чечне, где всегда был сильный ислам, это одно. Когда строят мечети народы, которые формально были мусульманами, но никогда там не было сильного ислама, это совершенно другое. Да, мечети не всегда будут рассадниками терроризма, но все исламские террористы вышли из мечетей. Я никого исламом не пугаю, но я видел, что начинается с мирной мечети. Если дать свободу экстремистскому исламу, тогда из нормального ислама вылезает это чудовище.

Я никогда не говорил против ислама, я говорю, что с экстремистским исламом надо бороться только с помощью нормального, уравновешенного ислама. Я знаю, как начинался ХАМАС, я знаю, как наши умники говорили, что это религиозное движение, которое занимается взаимопомощью. Так он и возник! Я никогда не говорил, что каждый мусульманин – это террорист, наоборот. Но, если потакать фундаменталистскому террористическому исламу, то он разрастётся, а Талибан – это фундаменталистский террористический ислам согласно законам вашей же страны!

Теперь по поводу этой американской свистопляски. А, меня это радует! Этот Макфол, вы посмотрите, какое у него убожество мыслей! Это был посол великой державы в России! То, что он говорит, это даже не детский лепет, это полный, окончательный бред! Но, этот бред формировал американскую политику!

Мы видели позор американской и британской армии в Афганистане, это не военные действия, это была элементарная логистическая операция – надо было эвакуировать себя и своих людей. Это простая элементарная логистика и любой хороший офицер-интендант с этим справится, а здесь вся американская армия и англичане «обделались жидким поносом»! Какие они союзники? Кто кому больше набил морду: британские парашютисты американским морпехам или наоборот? Они же дрались между собой, офицеры дрались! И эти союзники собираются против кого-то воевать?!

Я говорю о государстве, об армии, о военном руководстве и командовании, которые не способны в довершение к тому, что они – «калеки» с точки зрения оценки международной ситуации и определения политики, они также «калеки», которые не могут осуществить простую операцию. И, вот это более важный факт. Пусть они говорят эти глупости, но пусть попробуют что-нибудь из этого сделать. Какой извращенной фантазией надо обладать, чтобы представить сценарий, что Россия начнёт войну с захвата Черногории или с драки с эстонскими хулиганами?! Так может рассуждать пьяный журналист из какой-то захолустной газеты в США, но это же заявил бывший посол!

То есть, надо внимательно смотреть. Да, они говорят, но кто говорит? Самое главное, что сказал Макфол это то, что Россия сегодня, приложив колоссальные усилия, имеет большое превосходство в области стратегического ядерного оружия и поэтому никто не готов сегодня воевать с Россией. Вот это главное, что он сказал!

Михеев Сергей Александрович:

Я скажу немного про абстрактные вещи. Мы здесь обсуждаем письма Макфола, то, что себе позволяют американцы, что они поступают, как капризные дети и теперь не хотят от этого отвыкать. Я бы здесь обратил внимание на ту часть проблемы, которая касается их внутреннего мессианства.

Несмотря на очевидную деградацию и развал христианских основ западной цивилизации, всё-таки они представляют из себя протестантскую культуру, в которой земной успех является свидетельством богоизбранности. Они считают, что Бог на их стороне. В их концепции распад Советского Союза, победа в холодной войне, их успехи по всему миру, это на самом деле знак буквально свыше о том, что их миссия правильная и они в этом глубоко убеждены. Это явление на самом деле гораздо более масштабное и глубокое, чем непрофессионализм какого-то Макфола. Хотя я тоже думаю, что он манипулирует этими вещами, потому что он на самом деле достаточно профессиональный человек.

Таким же подтверждением для них является их финансовый глобальный успех. Они весь мир поставили на службу доллару, через доллар контролирует весь мир и считают, что это тоже признак того, что они Богом избранная цивилизация, что это их миссия. И вот когда мы к этому подключились, это было для них знаком нашего признания этого факта. Мы по факту признаём, что успех западной цивилизации неоспорим и мы признаём их доминирование через своё собственное коммерческое целеполагание.

Я много раз говорил, что отношение к России как к коммерческому бизнес-проекту, это наше поражение в том числе геополитическое. Поэтому Макфол и рассуждает, что же будет после Путина, потому что они абсолютно убеждены, что на уровне условно правящего класса мы до сих пор признаём их победу. Мы признаём их доминирование, потому что демонстрируем двойные стандарты в отношении всех геополитических точек, о которых сейчас говорим. Для Украины, например, мы остаёмся первым торговым партнером, потому что де-факто мы говорим, что деньги важнее. А, если деньги важнее, то значит вопрос в личности. Путин, который из постсоветского стихийного западника вернулся по крайней мере к наиболее фундаментальным основам российской государственности (что было его экзистенциальным выбором) – это просто эксцесс, это просто единичный случай, а в целом российский правящий класс даже на уровне установок признаёт доминирование Запада, что подтверждается (и далее по списку): вот вам Украина, Россия даже заняла Крым, но в итоге деньги оказываются главнее всего. Это позволяет им строить подобные прогнозы, и они во многом правы.

Поэтому я неоднократно говорил, что если мы не можем договориться по каким-то внутренним вопросам, то давайте жёстко на сто лет вперёд договоримся о внешнеполитической концепции России для того, чтобы не давать нашим потенциальным соперником надежды на то, что с уходом одного лидера всё может перевернуться с ног на голову. Так действительно происходило и они действительно имеют основания так считать. Это одна из основных наших проблем, а их одна из надежд на то, что всё переменится. Давайте на законодательном уровне подумаем о том, как нашу внешнеполитическую стратегию прописать лет на сто вперед, когда все уйдут, уйдёт Путин, мы с вами все исчезнем, но, чтобы была какая-то рамка, которая определяла бы инструменты для геополитического позиционирования России. А эти инструменты и во внутрь страны будут работать, создавая определенную систему предпосылок для того, чтобы внутренняя система так или иначе под это подстраивалась.

В этом смысле основная наша война ведётся за будущее тех, которым сейчас не только 40, но и 20, 30 лет, и именно сюда направил свои устремления и взгляды Запад. Они работают с мозгами и в том числе через все эти фетиши новых технологий. Мы тоже сами себе рассказываем, что новые технологии, это супер-прорыв, не понимая простую вещь, что заниматься этими технологиями надо, обеспечив интеллектуальную, культурную, образовательную, творческую и прочую безопасность. Не обеспечив это, мы схватились за инструменты, мы максимально насыщаем всё техникой, а о её содержании мы «подумаем потом». Нет, друзья мои! О содержании надо думать или одновременно, или раньше этого. Иначе через эту технику (и мы видим это сейчас) работают с мозгами людей и выворачивают эти мозги наизнанку. Это, мне кажется – основное направление войны – о чём и надо думать!

Пару слов по Афганистану на теоретическом уровне. Я совершенно не являюсь любителем всяких «талибанов», но я думаю, что американцам важно будет устроить гражданскую войну в Афганистане не только по чисто практическим соображениям, но и по соображениям концептуальным. Одни из вещей, которые американцев в этом мире очень раздражают, это более-не-менее успешные недемократические модели. Они считают их опасной альтернативой. Когда они видят что-то, что построено не по тем принципам, которые они закладывают, но при этом справляется с ситуацией, это для них концептуальной вызов. Поэтому вызовом является Китай, Иран и многие другие. Для Запада крайне важно, чтобы весь мир был «изнасилован» условно демократией. Хотя реальная ситуация показывает, что для огромного количества народов демократия в американском и условно западном стиле равно гражданская война. Поэтому талибы будут строить что-то своё, а американцы их своё будут разрушать для того, чтобы, не дай Бог, они не построили что-то, что покажет свою эффективность, например, в разрешении проблем гражданской войны.

Насчёт того, что они будут экспортировать рано или поздно эту нестабильность. Даже если они сами её не будут экспортировать, то конечно она будет экспортироваться в постсоветскую Среднюю Азию автоматическим путём. В этом смысле мне кажется крайне важно переосмыслить нашу миграционную политику. Вот сейчас пришёл момент и уже хватит играть с этим! Наша миграционная политика, это коммерческий проект, который зациклен только на деньги: «то, что выгодно, то и хорошо, а как это учитывает вопросы безопасности с точки зрения внутреннего конфликта и переноса сюда различных экстремистских идеологий – никак!» Никак, потому что главное – зарабатывать деньги.

Далее, пришло время переосмыслить интеграционную концепцию на постсоветском пространстве, потому что она исчерпала себя и многие вещи, которые мы собирались продвигать, они не продвигаются. Мы видим, что вся эта концепция фактически свелась к тому, что здесь в России много мигрантов, отсюда уходят деньги, а взамен мы не получаем ничего. Мы рассчитывали, что экономическая интеграция приведёт к политическим надстройкам. Этого нету, и никто на это не согласен. В таком случае пришло время переосмыслить эти дела и поставить военно-политические условия для многих процессов или переосмыслить вообще все эти процессы. Это крайне важно и ситуация в Афганистане к этому нас подвигает.

И самое последнее, возвращаясь к демократии. Мне кажется, что Запад рассматривает демократию, как рамку вхождение в портал любой страны и как механизм внесения туда своего влияния и управления ситуацией. Здесь для России важно выбрать оптимальную модель. Надо понять, что демократия во многом и равняется войне в том числе гражданской. Где наше решение этой проблемы? Оно на системном уровне так и не проработано и это концептуально крайне важно.

Пролистать наверх