05 Апреля. Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

05 Апреля. Гости передачи: Кургинян С.Е., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 05.04.2021 г.

Ведущий: Миру глубоко наплевать на слёзы ребенка, он заинтересован только в жесточайших манипуляциях, мир не про душу, не про сострадание. Это колоссальный водораздел между нами и Западом. Запад видит для себя две главные угрозы: нас и Китай. Мы для них враг, а Китай – конкурент и соперник.

Кургинян Сергей Ервандович:

Расхождение в методологии оценки жизни очень сильно отличает русских и западный мир. На Западе всё, что находится за рамками позитивизма воспринимается как от лукавого. За приданием значения жизненным мелочам стоит русское взыскание целостности.

Есть такие вещи, отличающие нас от Запада, кажущиеся мелочью, а они совсем не мелкие. В православии нет чистилища: жизнь закончилась, у тебя есть её итог, либо ты находишься в Раю, либо в аду, никакого чистилища нет. В католицизме есть чистилище, что меняет мышление, когда можно всё переиграть, купить индульгенцию и мало ли что ещё.

Дальше, протестантскую цивилизацию от православной отличает фундаментальная разница в присутствии Бога в мире. Этот абстрактный и трудноулавливаемый тезис меняет всё: суть цивилизации, способ её существования, язык, ментальность, глубину человеческой личности. Русской душе присуще ощущение, что потустороннее, божественное присутствует здесь в жизни, а в протестантизме абсолютно решено, что Бога в мире нету. Это ужасно глубокое отличие между двумя цивилизациями.

Дальше возникает вопрос о том, как должен жить человек. Взыскание целостности вообще обернулось в эпоху протестантизма отрицанием гармонии личности. Именно попытка реформировать католицизм в сторону понимания связи с античностью, целостности мира породило бесконечное дробление наук, появление механизмов, конвейеров и всего остального. Это всё есть части дробления, которые и есть Запад после Ренессанса. Недаром коммунисты повторяли, что мы создаем ренессансного человека.

Дальше возникает вопрос доверия к симфонии, полифонии, к разнообразию голосов, к чужому, самому маленькому, которое должно войти в эту цветущую сложность, а это неотъемлемая часть русской психологии.

Человечество пережило три крупные эпохи. Мы пережили огромную эпоху Бога, когда Бог был в основе всего и никаких сомнений по этому поводу не было. Потом была довольно короткая эпоха Царства разума, просветителей и всё прочее. И потом мы пережили эпоху истории, когда Богом по существу стала история, и русские от этого так и не отказались. Конец истории на Западе, это когда нет ни Бога, ни разума, ни истории. Когда метафизика кончается, то приходит последняя метафизика, это воля к власти, которая и пришла на Запад. В их представлении Мефистофель хороший, с ним надо заключать договор. Понятно, что русская душа отрицает этот сговор.

Поэтому мы становимся конкурентами Западу в этой части истории человечества, мы альтернативный вариант. Запад боится, что, когда они будут добивать гуманизм окончательно, вдруг высунутся русские и помешают им закончить это дело. Это для них опаснее любой экономической мощи Китая, любого военного потенциала.

Запад – это цивилизация тотального отчуждения от родовой сущности, от человеческой сущности, то есть дегуманизация. Как только появилась другая цивилизация, которая объединяла родовую сущность с человеческой, Запад чудовищно испугался, ибо правящий класс не может удержать власть иначе, как за счёт тотального отчуждения и расчеловечивания. Мешая этому, мы создаём проблемы самой формуле будущего западного мира.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Гумилёв определял Запад, как романо-германскую цивилизацию, которая возникла из Древнего Рима, когда его покорили германские племена. Затем возникли основные романо-германские страны: Франция, Англия, Германия, Испания, Италия, Скандинавия, которые и есть романо-германская цивилизация, которые создали США, Австралию, Новую Зеландию. Польша, Чехия и другие не принадлежат к этой цивилизации, эти народы были присвоенные ей и в этом есть суть Запада. Древний Рим оказал огромное влияние на формирование западной политики, мировоззрения, взглядов, движение мысли. Сейчас на Западе огромный интерес к эпохе заката Древнего Рима, они анализируют почему Рим закончился, и в этом видно некое их беспокойство. Мы уже говорили, что мы считаем, что западная цивилизация идет к упадку. Это не значит, что она завтра исчезнет, ещё много чего предстоит пережить.

Я много говорил, что идеология очень важна. Как говорил Наполеон: слово имеет власть над людьми. Но, я остаюсь приверженцем марксизма и считаю, что даже если Россия завтра примет протестантизм, то Запад с нами не помирится и не перестанет нас ненавидеть. За их ненавистью стоит простой материальный интерес, который двигал Запад на протяжении столетий. Они шли в Африку за рабами для создания своих богатств, они покоряли Южную Америку под предлогом обращения варваров в христианство, но вывезли оттуда всё золото, совершили первоначальное накопление капитала и отстроили свои города.

Тоже самое Запад пытался сделать и с Россией, но это единственная страна, которую он на протяжении всего своего периода экспансии не смог покорить. В этом есть объективные и субъективные причины, но это факт. В принципы России достались очень тяжёлые земли и настоящее колоссальное богатство России стало очевидным только в XX – XXI веке.

Запад полагает, что Россия менее устойчива, чем Китай. Такие огромные империи, как Китай и Россия развалить можно только изнутри. Китай сегодня уже неслабый в военном отношении, у него есть достаточно возможностей, чтобы нанести США непоправимый урон. Но, Китай внутренне по мнению Запада гораздо более устойчивый, чем Российская Федерация. Они полагают, что в 91-м году нанесли смертельный удар Российской империи и то, что сейчас продолжается, это в определенной степени агония. Они полагают, что Россию легче развалить, и если это сделать, то с Китаем будет однозначно проще справиться.

Что касается союза России и Китая, то Лавров недавно сказал, что наши отношения возможно более крепкие и близкие, чем то, что мы раньше называли союзом.

То есть, на мой взгляд интересы Запада материальные, он как был, так и остается прагматичным, смысл его действий заключается в экспансии и, говоря по-простому, в грабеже, которым он занимался на протяжении веков.

Говоря об информационной политике, мы сегодня говорим, что демократия никому не нужна, но это неверно. Мы не можем пока придумать никакого другого устройства, кроме демократического, но и демократию мы отдаём Западу. Что касается движение БЛМ, то Африка – наш природный союзник, мы потеряли Африку, когда отказались от места освободителя африканского континента, а теперь мы встаём на сторону людей, которые несут полную ответственность за работорговлю.

Запад в своей войне против России использует любую щель, чтобы разделять наше общество. Нам сама ситуация в США даёт шанс воспользоваться разломом американского общества, а мы каким-то странным образом становимся на сторону белых. Это наши враги, они нас объявили врагами. Мы должны научиться в информационной войне брать для себя правильные приоритеты.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

Нас не победили, потому что русские – такие люди. А человека создаёт не экономика, а метафизика и уже сам взгляд на Маркса сегодня меняется. Главный Маркс, который сейчас важен для будущего, это тот, который писал об отчуждении родовой сущности, потому что именно оно и есть главная угроза XXI века. Это тотальное уничтожение гуманизма и человека, и к этому сейчас идёт Запад. Сейчас вопрос об эксплуатации не так важен, как об отчуждении, потому что фактически в этом смысле отчуждаемым становится всё человечество, рабом становится человечество. Кто хозяин – это отдельный вопрос, но всё идёт в эту мрачную сторону.

Дальше. Китайский вариант полностью подтвердил справедливость марксизма. Азиатский способ производства Маркс изучал в России, это была русская община. Энгельс действительно был русофобом, а с Марксом вопрос очень сложный, странная была личность. Маркс был последним философом, который сказал о сущности, о том, что существует духовная смерть. Маркс описал капитализм практически как метафизическое зло, и этот Маркс с моей точки зрения актуален, с таким Марксом Запад не сойдётся.

Простите, я должен это сказать. Мы не выиграем эту войну с Западом с нашей гибридной элитой. Как говорил Ленин: либо вши уничтожат социализм, либо социализм уничтожит вшей. Либо гибридность, и тогда – проигрыш, либо ликвидация этой гибридности.

Следующий вопрос, буржуазная демократия как таковая, это власть олигархической элиты. Соответственно, если сказать, что мы будем воевать за буржуазную демократию, потому что она наша, это значит, что мы будем воевать за олигархат. Окончательную демократию получить здесь в России хотел Ходорковский, потому что он говорил, что он скупит Думу. И на этом всё кончается.

Разгромленным в холодной войне оказался не Китай, который на площади Тяньаньмэнь всё сделал правильно, разгромленными оказались мы. Мы оказались маленькой страной, со своими 150-ю миллионами, которую люто ненавидят. И наша задача сейчас, это построение такой меры сплочённости и такой степени внутреннего единства, при которой наш разгром будет искуплён, наше будущее будет восстановлено, наша правда восторжествует, ложь будет изгнана, элита наша будет сжата в «железный кулак», а демократию мы будем обсуждать потом, когда победим.

Пролистать наверх