03 Июля. Гости передачи: Кедми Я.И., Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

03 Июля. Гости передачи: Кедми Я.И., Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым», 03.07.2022 г.

Ведущий: Мечты Запада о победе над Россией на поле боя становятся всё призрачней. Объявив нашу страну угрозой, Запад пытается максимально демонизировать Россию. Вашингтон предпочитает не замечать начала формирования многополярного мира.

Кедми Яков Иосифович

Глядя на то, что сейчас происходит в Литве, стоит оценить мудрость российского политического и военного руководства, которое использовало в операции на Украине только небольшую часть российских войск. На восточных границах Европы в Польше, Румынии, Финляндии накапливаются силы НАТО и России надо было сохранять свои основные силы против них.

Если результаты спецоперации на Украине будут как можно ближе к тому, что ожидает народ России, то это будет победа. Если они будут далеки от этого, то это будет расценено российским народом как поражение и никакие заявления о том, что было поставлено целью освобождение Донецкой и Луганской республик не помогут. Если у народа есть ожидание полной и окончательной победы над Украиной, то любое отклонение от этого будет расценено как поражение со всеми последствиями для России.

Все отмечают небывалую поддержку Путина в связи с проведением этой операции, которая основана на полной уверенности народа России в том, что он обеспечит полную победу. Вся вера в руководство страны и лично в президента основывается именно на этом и меньше чем полную победу народ не примет и не простит. В истории России были примеры того, как реагирует народ, если руководство не оправдывает их ожиданий. С той же силой, с какой он поддерживал руководство, он его растаптывал в грязь.

Так что, все ждут именно такой победы и если в какой-нибудь части Украины, включая Львов, останется что-то похожее на майдановскую власть, то это не будет народом России расценено как победа. Главное, это насколько результаты соответствуют ожиданиям. Победа – это когда на территории Украины не будет больше ничего похожего на нынешний режим, потому что всё, что там останется в виде этого режима будет направлено против России.

Я уже говорил, что происходящее на Украине является прелюдией к основной борьбе, которая определит судьбу всего мира. Эта большая схватка будет развиваться по результатам событий на Украине, и Россия не имеет права нигде проиграть, потому что поражение будет означать смерть.

Шахназаров Карен Георгиевич

Я абсолютно согласен с вопросом, зачем мы до сих пор продаём товары, нефть, газ, лес на Запад и при этом мы у них за эти деньги ничего не можем купить? Нам проще газифицировать Россию и заниматься развитием внутреннего потребления. У нас многих товаров не хватает, есть много, что нам надо, но, чтобы заниматься этими вопросами нам по-другому нужно устроить экономическую систему. Нам нужно взять лучшее из советской системы, но для нашей нынешней элиты, которая тридцать лет воспитывалась в антисоветском духе, это звучит чудовищно – для них это крах всего, во что они верили.

Сейчас речь идёт о том, чтобы не просто выжить, а победить в этой принципиальной войне с Западом, которую он ведёт в том числе и за ресурсы. Там, где рынок не работает, там нужен Госплан и другие государственные структуры. Для этого нужно менять сознание и обновлять политическую элиту! Многие из них этого принципиально не понимают! Мы действительно находимся в революционной ситуации. Мы исторически должны выиграть, но для этого нам нужны очень серьёзные изменения, в том числе в сознании. Нам нужно прилагать исторические усилия.

У меня складывается впечатление, что «автор» нынешнего «сериала» мировых событий сегодня сам не знает, куда двинуть сюжет: к ядерной войне или к счастливому концу, когда вдруг все прозрели, сели за стол переговоров, пошли на какие-то компромиссы и договорились.

Путин много лет убеждал Украину и Запад выполнить Минские соглашения, которые были выгодны Украине, а не России. Более того, если бы они были исполнены, то для Путина это представляло огромную опасность как для политика, потому что его бы обвинили в том, что он предал интересы русских, что он сдал Русский мир. Поэтому бессмысленно обвинять Путина, что он готовил эту войну.

Хочу сказать, что Эрдоган поражает своей невероятной харизмой и вообще умом. Он сначала как-будто пропустил шведов и финнов в НАТО, а потом сказал, что сейчас давайте семьдесят курдов возвращайте в Турцию. В этом есть не просто его политическая выгода, но и его внутреннее состояние презрения к Западу. Он их сейчас выставил полнейшими политическими проститутками. Запад дал этим людям убежище, потому что у него есть «ценности» и теперь он будет вынужден их выдать Турции!

Этот конфликт всё больше приобретает очертания глобального конфликта между Западом и Востоком. Никаких этнических или конфессиональных ограничений в нём нету: все против всех, идёт война между православными славянами, нам сочувствует и помогает мусульманский мир. Идёт конфликт между двумя вечными соперниками и место Турции на стороне Востока. Если Россия проиграет, то проиграет весь Восток и они это прекрасно понимают.

Михеев Сергей Александрович:

Бог не пишет сериалов, он даёт людям свободу действия и чаще всего с печалью взирает на то, как они эту свободу используют. Здесь нет фатальной предопределенности. Может ли нынешнее противостояние закончится концом света? Может. Но это всё зависит от того, как мы повернём развитие событий.

Противостояние идёт скорее между теми, кто верит в Бога и теми, кто не верит в Бога. Здесь проходит водораздел. Формальное православие и славянство не означает реальной веры в Бога. Можно быть славянином по крови и при этом говорить, что мне стыдно быть русским, а многие мусульмане скорее на нашей стороне, потому что они в западном мире видят авангард разрушения традиционного общества, основанного на вере в Бога.

Формально говоря, постсоветская Украина, как и постсоветская Россия, это страны, получившие шанс возвратить православие, но вовсе не обязательно его возрождающие. Я не вижу сегодня в руководстве Украины православных христиан, там нет таких людей! А люди внутри Украинской православной церкви боятся или не могут высказываться, но находятся скорее на нашей стороне. Поэтому те, кто готов верить в Бога или метафизику, те находятся скорее на нашей стороне, а те, кто считает, что это – атавизм, они скорее на той стороне. У нас в России основная масса условно либеральных оппозиционеров, это люди скорее не верующие или люди, настроенные активно атеистически. Те, кто на этой стороне, они скорее или верующие, или по крайней мере уважают традицию. На мой взгляд, именно это находится в глубине противостояния.

Мы должны чётко понимать, что если на Украине применение ядерного оружия невозможно, то в конфликте с Западом оно будет гарантированно. Запад должен понять, что они могут предпринять попытку уничтожить Россию, но для Европы и Америки это будет дичайшей катастрофой, которая похоронит концепцию западного общества процветания.

Запад сейчас избрал Россию в качестве основной цели, потому что Россия действительно являет какую-то альтернативу их господству и потому что параллельно американцам нужно удержать при себе Европу. Бесконфликтная ситуация на Евразийском пространстве в любом случае оттаскивала бы Европу от американцев и разрушала бы их глобальное доминирование.

Стратегически нашего конфликта с Западом избежать было нельзя, потому что Запад в своей борьбе за глобальное доминирование любой рост воспринимает как вызов. Например, Китаю Запад сейчас предъявляет то, что он стал «слишком успешным и сильным». Китай никому не угрожает, но он «слишком хорошо стал жить», поэтому его надо «гнуть»!

Исходя из этого, большие вопросы вызывает наша тридцатилетняя ориентация на выстраивание всей экономики, политики, культуры в сторону интеграции с Западом. Мы сейчас находимся в такой сложной ситуации, потому что строили всё только в эту сторону. Это было определено нежеланием быть хозяином своей исторической судьбы. Для того, чтобы выстраивать цивилизацию надо делать гораздо больше, чем просто заключать выгодные контракты. Для этого нужно историческое творчество огромного масштаба, которого не хватало нашей элите все этих тридцать лет, когда наша жизнь была глубоко идеологизирована западной идеологией.

Сейчас в экономике нам не нужна идеология. Для нас главное – это достижение результата. Надо поставить себе цель и определить инструменты, которые дают результаты независимо от того, насколько они вписываются в ту или иную школу или как они назывались в прошлом. Одна из проблем экономического блока состоит в том, что он до сих пор живёт в идеологемах прошлого. Тот, кто этого не понимает должен освободить свою должность. Нам серьёзно не хватает открытой дискуссии по вопросам экономики. Наши финансово-экономические власти не разберутся в нынешней ситуации сами, потому что они уже не разобрались!

Одна из больших проблем, которая сейчас есть в ходе военной спецоперации, случилась в следствии либеральных экономических реформ в стране, когда произошло сокращение армии, сокращение военных расходов, а сейчас оказалось, что нам не хватает её численности. Поэтому, это означает, что была сделана масса ошибок в стратегии и тактике и надо радикально менять подходы ко всему и делать это таким образом, чтобы общество почувствовало эти изменения.

Пролистать наверх