02 Февраля. Гости передачи: Кедми Я.И., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

02 Февраля. Гости передачи: Кедми Я.И., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 02.02.2022 г.

Ведущий: Лавров предупреждал, что мы не обнародуем ответ американцев, но он всё равно «утечёт». И действительно, испанская газета опубликовала ответы США и НАТО на предложение России по гарантиям безопасности.

Кедми Яков Иосифович:

Я напряг все свои мозги и ничего не нашёл, что надо было скрывать в этом ответе на российские требования. Там ничего не было, что могло как-то навредить их государственным интересам. Это говорит о том, с какой безответственностью и легкомысленностью они относятся к такого рода документам. Ни с того ни с сего они решили его объявить секретным, потому что им так захотелось без всякого основания.

События развиваются так, как сказал Трамп – Соединённые Штаты катятся в ад. На семь с половиной триллиона долларов увеличился американский дефицит за 4 года. Если так пойдёт, то к концу президентского срока Байдена дефицит будет 40 триллионов долларов (сейчас 30), а это говорит о состояние всей экономики.

До конца марта вероятно будет ясно куда и как хотят в Москве разруливать ситуацию с гарантиями безопасности. На фоне того, как единым фронтом выступает Запад, вероятно будет опубликовано совместное заявление России и Китая по этому вопросу. В конце марта заканчиваются параолимпийские игры, и Олимпиада перестанет быть фактором международной политики. С другой стороны, темп развития событий ведёт к тому, что сейчас стороны будут обмениваться мнениями и окончательное решение Россия будет принимать к концу марта, но оно будут чётко скоординировано с Китаем. Китай заявил, что поддерживает требования России и теперь вопрос – в какой форме он будет их поддерживать: только политически или какими-то реальными действиями, скоординированными с Россией.

Михеев Сергей Александрович:

Мы в России до сих пор мечемся между воспоминаниями об идеальном и примате материального, который был нам навязан в девяностых годах после распада советской системы. Философское осмысление нашей миссии должно быть предметом серьёзной работы философской мысли, которая должна формулировать в том числе и национальные интересы. Мы всё ещё находимся в парадигме, сформулированной в 91-м году и должны из неё выйти, а мы до сих пор не понимаем, что будет, когда уйдёт Путин.

Мы должны сделать простейший вывод, что западные институты устройства общества нам не подходят. В девяностых годах мы обзавелись институтами страны, которой ничто не угрожает. Главным лейтмотивом девяностых был постулат, что мир теперь другой, врагов больше нету, не надо ничего развивать, мы всё купим. Нам говорили, что нам не хватает крепких демократических институтов – таких, как на Западе. Но в том-то и дело, что те институты, которыми мы обзавелись в девяностые, они категорически не соответствуют нашей российской реальности и реальному положению России в этом мире.

У американцев их система работает в этот конкретный исторический период именно потому, что они находятся в своём географически уникальном положении (на своём «острове»), но не факт, что их система будет работать всегда. А у нас своё уникальное положение и нам надо выработать такие институты, которые будут чётко соответствовать реальной специфике нашего положения и эти институты могут быть абсолютно непохожими на то, что есть у нас сейчас и что есть в Америке и Европе. Разве есть такая дискуссия в нашей академической среде? Обсуждение того, что Путин хороший или плохой и что у нас мало демократии не является историческим творчеством достойным философской мысли.

Я слышал, что готовится обновлённая концепция нашей внешней политики. Если мы не можем с внутренней политикой разобраться, то давайте мы застолбим принципы внешней политики, о которых все у нас беспокоятся, например, на 50 лет вперёд и запишем это в Конституцию. Мы смеёмся над Украиной, а им по совету американцев специально записали в Конституцию пункт, что они стремятся в НАТО для того, чтобы никто, невзирая на фамилию президента, не смог бы от этого увильнуть. Нам надо сейчас институционально, законодательно прописать хотя бы принципы нашей внешней политики, чтобы не задавать себе вопрос, что будет после Путина. Чёткий свод правил и ориентиров во внешней политике будет автоматически в какой-то части форматировать и внутреннюю политику, экономику и всё остальное.

Что касается Китая, то при всей моей симпатии к нынешнему партнёрскому отношению к Китаю нам нельзя позволить, чтобы ситуации выглядит так, что мы не можем справиться со своими проблемами без Китая. Мы и китайцам должны продемонстрировать такую модель поведения, при которой они должны понять, что они нам дороги, но мы и без них справимся, а за кадром – что мы и с ними справимся!

Пролистать наверх