01 Мая. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

01 Мая. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым», 01.05.2022 г.

Ведущий: Запад стремится сделать конфликт с России необратимым, пытаются ослабить и нанести вред мировой державе. Америка ещё до начала спецоперации находилась в состоянии войны с нами, но просто боялась это официально объявить.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Запад ведёт свою игру и надо сказать, что ведёт её довольно удачно и добивается своих целей. Министр иностранных дел Великобритании объявила целями Запада новый глобализм, новый колониализм, полную победу и доминирование Запада во всём мире. Они это декларирует для того, чтобы люди, которые находятся с ними, они понимали их цели. Это более важно чем даже то, что противник будет знать эти цели. Их цель, это – тотальное поражение России с её разделением. Я думаю, что и западная Беларусь в их планах должна войти в большую Польшу.

Их задача – поражение России, а у нас сверхзадача – ничья, и в этом большая разница между нами и Западом. У нас сверхзадача – как-нибудь выстоять и потом может быть каким-то образом договориться. У них, как у наследников Рима, цель одна – «Карфаген должен пасть!» После этой победы историю будут писать они и мы в этой истории просто канем в Лету.

Нам надо реально смотреть на вещи и понимать всю сложность ситуации. Их империя находится на закате, но этот их последний всплеск очень опасен, потому что они могут пойти на всё. Военные союзы не устарели, они, оказывается, весьма эффективны и добиваются своих целей. Запад укрепляет НАТО, создаёт новые союзы и нам тоже надо идти к созданию каких-то больших союзов. Китай и Индия, где есть серьёзные прозападные настроения, не смогут отсидеться в стороне, потому что, если Россия в этой борьбе не выдержит, то им тоже конец, их не пощадят и никакие экономические связи им не помогут. Запад ради победы готов идти на жертвы, он всегда был дерзким и если они победят, то на долгие годы весь мир станет принадлежать им, и они себе всё компенсируют.

Я понимаю, что мы должны как можно меньше терять своих людей в ходе спецоперации, но с другой стороны, чем дольше она длится, тем менее это выгодно для нас, потому что это воспринимается как элемент слабости и у них могут возникнуть разные мысли. Например, «отрезать» нашу группировку в Сирии. Это хорошо, что мы проводим спецоперацию малыми силами, но такими силами взять Одессу или Киев очень сложно и тогда встаёт вопрос, как проводить денацификацию, не взяв Киев или Одессу? Может быть всё-таки надо усилить группировку, которая работает на Украине? Спецоперация всё-таки идёт достаточно тяжело, хотя нет сомнений в героизме наших солдат и офицеров, но возможно нам не хватает каких-то дополнительных сил.

Американцы говорят об ослаблении России и понятно, что процесс войны ослабляет. Мы тратим свои ресурсы и у Запада возникают идеи о том, что может быть им вмешаться в этот конфликт. Может быть они и вмешиваются в тот момент, когда почувствуют, что у нас уже есть определённый лимит в каких-то силах. Это всё реальные вещи, и мы должны правильно оценивать ситуацию.

У нас нет другого выхода, кроме как победить, но мы должны для себя определить, что есть наша победа, где мы должны её объявить, каким образом мы должны декларировать, что мы добились своих целей. Хорошо бы отрезать Украину от Чёрного моря, но для этого надо взять Одессу. Я не очень понимаю, почему мы не можем решить вопрос Мариуполя и не очень верю в эту псевдо-гуманность. Если уж начали войну, то надо понимать, что война есть война и чем скорее она закончится, тем лучше для всех, но для этого нам нужен реальный военный успех.

Что касается вопроса импортозамещения, то у нас пока есть товарные запасы и все санкции реально скажутся через 6-8 месяцев. Если не будет налажено отечественное производство или найдена какая-то другая замена западным поставкам, то мы, например, можем в этой студии больше не встретиться, потому что всё оборудование в киноиндустрии и теле-индустрии является импортным. Мы должны плюнуть на патентное право и копировать западную продукцию, как это делали Советский Союз и Китай. Это надо решать, но пока я не вижу никаких попыток что-то сделать в этом направлении. Наоборот, есть ощущение, что кто-то рассчитывает, что этот период закончится и потом всё будет нормально. Нет, нормально уже ничего не будет! Спецоперация закончится, а санкции останутся. Вопрос импортозамещения надо решать принципиально и радикально.

Михеев Сергей Александрович:

Мы за эти долгие годы, потеряв внутреннюю идентичность и погрузившись в какую-то бесконечную вторичность, пытались из себя кого-то изображать. Кого-то того, кем мы не являемся. Не надо казаться тем, кем ты не являешься! Будь самим собой! У тебя есть Богом данный, опытом наработанный набор качеств и сильных сторон, которые позволяют тебе побеждать. У нашей страны очень древняя история и есть свой набор качеств, который позволял нам побеждать. Наша попытка объявить эти качества пережитком, попытка стать кем-то иным, уйти от самих себя и отказаться от того, что позволяло нам много веков побеждать, является самоубийством. Надо понимать свои сильные стороны и их использовать!

У нас в экономическом подходе продолжается борьба двух начал. С одной стороны, сейчас изменилась ситуация, стоят другие задачи и надо действовать быстрее, решительнее, по парадоксу, где-то может быть поперёк всех правил, но с другой стороны, у нас есть идеологический подход наших финансовых властей, что всё равно они правы. Запад своровал наши финансовые средства, а мы всё равно продолжаем платить по долгам. Это есть мировоззренческая проблема вторичности у части наших людей, которая поддерживается идеей о своей исключительности. Они много лет рассказывали, что они лучше всех разбираются и вдруг случился такой облом!

Этот внутренний конфликт между тем, что с одной стороны, на самом деле оказалось, что их мнение о своей исключительности ничем не подкреплено, а с другой стороны, гонор и желание доказать, что они всё равно идеологически правы, мешает находить оптимальные решения. За этим стоит «боль о потерянном рае», когда они были самые умные и делали всё, как хотели и им хочется вернуться туда. Но это абсолютно ущербная позиция, потому что вернуться обратно невозможно. Нужны новые, быстрые, парадоксальные решения, отталкивающиеся от задач. И в этом смысле я не считаю, что у нас есть безграничный лимит времени, потому что последствия от санкций будут настигать и нам нужно сейчас решать эти вопросы.

По поводу тех территории на Украине, которые мы уже контролируем. Там несомненно надо пытаться реализовывать эти новые подходы. Так хотели сделать в Крыму и на Донбассе, но тогда это не получилось, потому что выяснилось, что если бы получилось, то тогда и во всей России надо было бы делать по-другому, а по-другому делать им не хочется, потому что они и так самые умные и всем управляют. Надо сейчас переступить через это и показать в том числе и жителям Украины, что можно строит экономику по-другому и пусть это и здесь для кого-то станет неприятным сюрпризом и тогда надо менять кадровую политику. Пусть они не мешают и не лезут в идеологию принятия решений! Сегодня слишком опасное время и действовать полумерам не получится.

По поводу больших потерь украинской армии хочу сказать, что радоваться этому может только душевнобольной человек. Это западная школа, это они смотрят на садизм и радуются. С точки зрения морально-этической деградации Украина действительно стала авангардом Европы. Культ насилия, смерти, каких-то совершенно диких извращений, радость и смакование по этому поводу, превращение этого в шоу и удовольствие является магистральным путём развития западной субкультуры, а Украина является тем местом, где эти вещи реализуются.

Я считаю, что на Украине живут наши люди, которых обманули и насильно загнали в это положение. Я считаю, что нашей целью является как минимум воссоединение восточнославянского православного этноса русского, белорусского и украинского народов. Можно сколько угодно говорить о том, как это будет выглядеть юридически, но де-факто это должно быть именно так. И это не будет игрой вничью, это будет нашей серьёзной победой. Запад этого боится, они боялись этого веками и поэтому они сейчас так «рвут копыта».

Они действительно в перспективе хотят видеть уничтожение России, но и воссоединение восточных славян для них имеет очень важное значение, они веками этому уделяли внимание. Эта территория их всегда очень беспокоила, потому что это водораздел между одним пониманием мира и другим пониманием мира. И они понимают, если хотите, метафизическую важность единства славян на этой территории. Это является исторической задачей выживания и роста также для Белоруссии, потому что для неё объединение славян, это перспектива роста вверх. Запад боится России как исторической судьбы, как вызова, как альтернативы. Это их страшит много веков и их цель – если не подчинить, то уничтожить её. Поэтому задачи у нас сейчас должны ставиться очень масштабные.

Пусть все знают, что у нас в стране многие мыслят гораздо радикальнее президента Путина. Если кому-то кажется, что президент Путин очень жёсток, то вы ошибаетесь! Мне недавно один дед сказал, что мол хватит играть в «Зарницу», надо было уничтожить всех этих президентов, когда они приезжали к Зеленскому! И не было бы украинского государства и некому было бы помощь оказывать! Вот, как думает в своей массе условной русский мужик! Подходы массового условного российского гражданина гораздо более жёсткие и радикальные.

Сейчас произошла первая за 30 лет попытка бросить вызов западному геополитическому доминированию и абсолютному их хамству на этой планете. Поэтому все притихли и смотрят за тем, как это дело идёт. Нам не надо никуда торопиться, но фактор времени существует.

Для нас важно, чтобы наши противники или враги не погибли, а прозрели. В этом смысле для меня, как для верующего человека, возрождение Святой Руси является фактом прозрения, потому что с той стороны я вижу только чертей, которым эта Святая Русь жить не даёт! Она им стала, как кость поперёк горла.

Пролистать наверх