01 Июня. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

01 Июня. Гости передачи: Шахназаров К.Г., Михеев С.А.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 01.06.2021 г.

Ведущий: Байден заявил, что демократия – «душа» Америки – находится в опасности. Все думали, что Байден – это понятно: «жёстко давим». А выясняется, что по «Северному потоку», по Украине, по Ирану, по Афганистану, по правам человека произошёл откат.

Шахназаров Карен Георгиевич:

Я всегда играл роль в какой-то степени защитника господина Байдена, всё время говорил, что он вообще-то опытный и мудрый, но в принципе я уже не нахожу слов, чтобы объяснить эту историю с этой речью про демократию. Я скажу, что когда человек дряхлеет и стареет, то весь мир ему кажется нехорошим. Примерно это происходит с Американской империи. Это всё действительно очень напоминает конец СССР, только надо поменять демократию на коммунизм и будет всё тоже самое.

Я должен сказать, что я не такой принципиальный критик демократии, как мой друг Сергей Александрович (Михеев), который очень последователен в этом направлении, но я думаю, что демократия, нравится она или не нравится, это единственный способ сегодня организовать общество. Даже если мы введём анархию, то всё равно монарха придётся избирать. Другой вопрос, что мне не совсем понятно какую демократию имеет в виду господин Байден. Ведь все знают, как прошли последние выборы президента в США и что для того, чтобы избраться президентом нужно потратить как минимум полтора миллиарда долларов. Что это за такая демократия?!

Я другое думаю, что мы напрасно отдаём эту демократию Соединённым Штатам. Мы как-бы издеваемся над демократией, оппонируем ей, но мне кажется, что наоборот мы должны говорить по-ленински, что это буржуазная демократия, что это совсем не та демократия, которая отражает истинные интересы народа. Мы сейчас обращаемся к советскому периоду, когда много чего было хорошего. Я его отнюдь не идеализирую, там много было проблем и многое из того, что привело к развалу СССР было объективными процессами. Но, на мой взгляд, например, система Советов по своей сути была во многом правильной. Она была довольно продуманной и то, что она не работала в Советском Союзе это не значит, что она неправильная. В Советском Союзе было много, что работало и много, что не работало. Поэтому я бы посмотрел, что можно взять из советской системы. Кстати, насколько я помню, Владимир Ильич (Ленин) тогда многое взял из швейцарской демократии, так как он довольно долго прожил в Швейцарии.

Во всяком случае мне кажется, нам совершенно не обязательно вставать в оппозицию и отдавать американцам эту демократию. На мой взгляд у нас общество устроено гораздо более демократически, чем в Соединенных Штатах. У нас президент избран подавляющим большинством населения, чего не скажешь о господине Байдене. Поэтому мне кажется, мы очень слабо используем такие мотивы, мы как-бы вообще уходим в отрицание демократии и в этом наша слабость. Я бы несколько изменил риторику в этом смысле и в информационной войне я бы прибегал к нашим отечественным примерам, о которых есть смысл говорить.

Что касается общей ситуации, то вообще-то у меня нет ощущения, что встреча Байдена и Путина состоится. Всё как-то так происходит, что такого ощущения нет. Я всё же остаюсь при своём мнении, что на мой взгляд эту встречу проводить совершенно не обязательно. Не обязательно отказываться, но можно сказать, что мы не готовы, что давайте подготовимся, давайте посмотрим, как будет развиваться ситуация. Я очень сильно сомневаюсь, что есть какие-то тайные, закрытые договорённости, которые вдруг оглушат весь мир на этой встрече.

Всё выглядит так, что господин Байден собирается в Европе встретиться с НАТО, с Евросоюзом и потом как-бы к нему в Европу приедет президент Российской Федерации и Байден будет с ним разговаривать от имени всего Запада. В этом смысле Байден продемонстрирует, что он – лидер всего западного мира, к которому приехал не очень хорошо себя ведущий политический лидер, и которому он будет выговаривать от имени всего Запада. Я не знаю насколько это вообще нужно нашему президенту. Так разговор не получится, но выглядеть это будет именно так. Более того, мы сплошь и рядом читаем в западной прессе, что уже не Байден хочет встретиться, а Путин хочет встретиться и наверняка это так и будет представлено.

Я ни в коем случае не советую, это моё частное художественное мнение, но мне кажется, что встреча не очень выгодна в нынешней ситуации ни президенту Путину, ни Российской Федерации. Напротив, возможно было бы более правильным отстраниться и показать, что мы готовы встречаться, но тогда, когда мы получим повестку переговоров. Сейчас это выглядит так, что Байден будет читать нотации нашему президенту. Я не отношусь к людям, которые призывают к конфронтации, я считаю, что всё равно нужно находить компромиссы с Западом, хотя я сторонник китайского направления. В этой ситуации нам можно было бы проявить определённость.

Последнее, что хочу сказать. Сегодня в принципе Запад израсходовал все возможные варианты давления на нас. Кстати, все наши бизнесмены уже говорят, что ничего особого не произойдёт, если отключат Свифт. В принципе у Запада уже нет никаких рычагов давления на Россию, а вот вопросов, которые нельзя решить без участия России очень много. Сейчас для США назрел вопрос Афганистана, потому что при выводе американских войск есть высокая вероятность, что Российская Федерация может с Афганистаном наладить отношения и тем самым усилить себя геополитически. Иран, климат и много других вопросов США должны сегодня решать и в этой ситуации нам вполне можно было бы уйти от этой встречи и сказать им, что вы подумайте о том, что вы хотите сказать, подготовьте нам ваше предложение, чтобы мы его изучили, и если это действительно будет нам интересно, то мы с удовольствием с вами встретимся. А наша позиция известна: это миролюбие, это мир во всём мире, что известно ещё со времён XX Съезда КПСС.

Михеев Сергей Александрович:

По поводу борьбы за демократию и того, что бы мы её не отдавали Западу, хочу сказать, что если смотреть на эти вещи в лабораторных условиях, то можно и о демократии поговорить, хотя я не сторонник демократии. Но здесь важно сформировать и, если хотите, навязывать свой терминологический язык, потому что в нынешней ситуации, как только вы начинаете говорить о демократии, вы тут же попадаете в западную систему измерения того, что такое демократия. Запад давно построил систему аргументации и обоснования демократии и присвоил себя право определять, где есть демократия, а где её нет. Можно конечно попытаться это всё дело перевернуть на себя, но усилия будут титанические и скорее всего бесплодные, а вот что нужно сделать, так это переосмыслить все эти вещи в своей терминологии. Здесь может быть свой минус в том, что это может не читаться за пределами условно русского мира, но и с этим надо поработать.

Нам надо сформировать свою собственную модель через собственный язык, через собственные подходы и к хозяйству, и к народовластию, к чему угодно и здесь любое слово подходит, в том числе и Советы. В этом надо двигаться дальше, используя всё то, что работало и дополняя это тем, что нужно. Но внедряться в западную терминологическую матрицу не имеет смысла и будет вредно.

В этом смысле у нас не хватает хорошей консервативно-прогрессивной школы академического сообщества, которое разрабатывало бы и продвигало эту тему на достойном профессиональном уровне, потому что пока это продвигается усилиями убежденных энтузиастов, а не системной работой. Нужны свои высшие учебные заведения, свои диссертации и это важно для академического обоснования и разработки своей теории. Когда мы боремся с условными либералами, которые представляют из себя не то, что предполагалось в теории, а ту данность, которую мы имеем, мы сталкиваемся с огромной фундированной, невероятно мощной системой, которая подпитывается Западом, а мы с вами практически одиночки, которые собрались на передаче, поговорили, где-то что-то сделали, кто-то что-то может быть написал, выпустил книгу, но этого мало, не хватает системой работы для переосмысления новой терминологии и подачи собственной идеологии.

Мы часто говорим об экономике, упоминали возможность формирования базового дохода, который даст возможность малоимущим покупать товары первой необходимости и это всё хорошо, но это точечные проектные вещи. А должна быть система, выраженная в институтах, куда может поступить студент, защитить диплом, где соответствующий профессор может написать диссертацию, где этим будут заниматься люди увлеченные и встроенные в систему. Это очень важно, но этого сегодня нету. Сегодня мы боремся одиночными усилиями с огромной машиной, которая корнями растёт из США и Европы, где давно создан огромный пласт теоретической мысли, системного и ресурсного обеспечения. И то, что нас ещё до сих пор не раздавили, это чудо, благодаря которому Россия и живёт все эти века, как будто под каким-то божественным покровом, потому что в логике западного человека от России давно уже ничего не должно было остаться, а она не просто есть, а каждый раз как Феникс возрождается из пепла.

По поводу встречи Путина и Байдена. Многие говорят, что пусть они встретятся – хуже не будет. А, вы знаете? Может быть и хуже! Эти вещи надо просчитывать. Есть шанс на то, что станет лучше, но он мизерный, потому что мы видим со стороны американской администрации и лично Байдена такую «подготовку» к саммиту, которая вообще исключает возможность улучшения. Всё, что они говорят и делают не создаёт благоприятной обстановки для проведения саммита. Второй вариант, это то, что всё останется как есть и они просто друг другу изложат свои позиции. Может быть и так, но не надо упускать из виду и то, что может стать хуже, например, в ситуации, когда Байден приедет и станет выставлять себя хозяином мира, станет выставлять нам ультиматумы и пытаться говорить с Путиным в той тональности, в которой американцы говорили с китайцами в Анкоридже. К сожалению, это возможно! И тогда поле для поиска компромисса очень серьёзно сузится и это радикализирует ситуацию. Это имеет смысл учитывать. Лидеры государств могут быть детерминированы этой встречей и её тональностью и вынуждены будут следовать в этом русле. Хотя оба президента очень опытные люди и скорее всего встреча состоится.

Кстати я думаю, что скорее всего «Белавиа» будет летать в Крым. Белорусы не будут связывать это с политическим признанием Крыма, но летать придётся. «Белавиа» сейчас теряет доходы, а если они начнут летать в Крым, то это хоть какие-то, но деньги.

По поводу авторитаризма и демократии на мой взгляд американцы пытаются найти несколько новых парадигм и концептуальных основ для обоснования своей борьбы за глобальное господство. Старые модели отработали своё, уходят в прошлое и Запад ищет вещи, которые будут действовать на всех в мире. Конечно, универсальной ситуацией является борьба с коррупцией, которая была, есть и будет везде и всегда и можно любому обывателю в любой стране сказать, что чиновники твоей страны залезают тебе в карман, что есть хороший борец с коррупцией и если ты его поддерживаешь, то ты поддерживаешь нас. Но эта схема плохо работает на глобальном уровне.

Далее, мне понятен заход Байдена по поводу борьбы авторитаризма и демократии, но я не сильно верю в её эффективность, это недостаточно актуально для того, чтобы достучаться до каждого гражданина. А вот две вещи, которые они сейчас запускают, это коронавирус и борьба за климат и экологию, вот это действительно серьёзные концепции, с которыми можно дойти до каждого человека в каждой стране независимо от его идеологических предпочтений. Нужны вещи, которые касаются конкретно здоровья и жизни каждого человека. Это коронавирус, который запустили китайцы, поэтому Китай очень плохой и этот подход работает и в США, и за их пределами. И это климат, откуда все эти разговоры, что российский газ самый грязный, а это то же самое здоровье и прочее. Через эти вещи могут решаться любые задачи, например, технологическое ограничение Китая, потому что, как можно помогать стране, которая в своих лабораториях с помощью технологий выводит смерть для всего мира? Или в работе с Индией в геополитическом плане, которая сейчас находится в страшном положении по коронавирусу, в чём тоже виноват Китай. Поэтому мне кажется, американцы сейчас будут переходить на уровень идей, которые могут дойти до любого человека в любом конце Земли.

Шахназаров Карен Георгиевич (2-я часть):

Буквально два слова в продолжение мысли Сергея Александровича. Мне кажется, что Запад ищет аналог конфликта демократии с коммунизмом поскольку это, по их мнению, работало. И мне кажется, что борьба между демократией и авторитаризмом гораздо сильнее влияет на мир, чем борьба за экологию, которая не будет работать в той степени, как работало противостояние демократии с коммунизмом.

Пролистать наверх