01 Апреля. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

01 Апреля. Гость передачи: Кедми Яков Иосифович

Передача «Полный контакт», 01.04.2021 г.

Тема: Самое сложное в спецоперациях – понятие неизвестности

Ведущий: Спецназ штурмовал дом мытищинского стрелка и наши либералы стали обливать грязью его действия, говорят, что всё было неправильно, слишком долго и так далее. У нас теперь все знают, как должен действовать спецназ.

Тут смесь полного, абсолютного невежества и желания всё обгадить. Успех операции определяется двумя основными факторами: первое, были жертвы или нет, второе, нейтрализованы преступники или нет. Всё остальное, это технические мелочи, которые могут анализировать только профессионалы, если у них в руках будут все необходимые данные. Если жертв не было и преступники нейтрализованы, то считается, что операция проведена успешно. Всё остальное будет анализироваться и даваться оценка внутри самого подразделения на основе тех данных, какие были.

Самое сложное в таких операциях, это неизвестность, когда не знают, что внутри и какие там средства есть. Операция занимает столько времени, сколько нужно в зависимости от её сложности и опасности. Всё остальное, это попытка замарать успех. Операция прошла тихо, спокойно, успешно.

Когда много стрельбы и взрывов, то могут быть ранения, всё может быть. Даже на обычной пробежке можно подвергнуть ногу. Главное в спецоперации, чтобы не пострадали люди в ней не замешанные. Когда кто-то ранен из спецподразделения то, это вопрос профессионализма и какие были при этом обстоятельства. Но это обычная вещь, сотрудники спецподразделений знают, что они рискуют. Самое главное то, что штатские не пострадали, и на это всегда обращается внимание. Поэтому здесь может быть только благодарность за то, как была проведена эта спецоперация.

Я не знаю ни одной спецоперации, когда не были совершены ошибки. Ошибки всегда есть и из них всегда делаются выводы. Бывает, когда за доли секунды принимается не самое оптимальное решение. Это всегда анализируется и всегда делаются выводы.

Ведущий: Яков Иосифович, тебе понравился звонок американского генерала нашим генералам с вопросом о том, что там происходит на границе с Украиной? Из Европы им бежать или оставаться?

Ну, во-первых, бежать, потому что оставаться под прицелом российского наступательного оружия в Европе граничит с самоубийством. Если они разместили военные базы в Европе на случай военного конфликта, то наибольшая вероятность заключается в том, что эти базы будут уничтожены в первые секунды войны или их уничтожение может начаться даже несколько раньше, чем американцы планировали. Когда время на реакцию сводится к минутам, то шансов на встречный удар практически не остаётся. Тогда, чтобы избежать рисков вся игра переходит к превентивному удару. Тогда всё зависит от того, когда сторона, чувствующая угрозу, решит, что пришло время нанести превентивный удар. Он всегда будет до того, как рассчитывает другая сторона, в этом его смысл.

То есть, вероятность такого удара повышается. Та страна, против которой может быть направлен превентивный удар находится в очень опасном положении. В первую очередь получат превентивный удар те базы, которые представляют опасность. Поэтому сами американские базы, атакующий или разведывательные, и те, кто дал им место для размещения подвергают себя смертельной опасности.

Попытки играть на напряженности, когда существует самая высокая вероятность превентивного удара намного более опасны, потому что никто не гарантирует как именно воспримут происходящее на той стороне. Они что, должны считать, что это шутки? Что это просто бряцание оружием? Они что, должны полагаться на то, что скажет даже президент другой страны? Он будет говорить, а ракеты будут лететь.

Здесь вероятность начала войны повышается в разы и поэтому это требует намного более осторожного обращения с военными угрозами и самим расположением военных баз. Если дислокация наступательного оружия в Европе представляет угрозу российской обороне и с этих территории за несколько минут может быть нанесен удар по территории России, то я не знаю сколько времени эти базы смогут существовать. Под таким риском ни одна страна жить не будет, а дальше пусть они решают, каким должно быть безопасное расстояние для того, чтобы противоположная сторона не совершила ошибку в оценке ситуации и не нанесла превентивный удар. Это становится более важным, чем всё остальное. Речь идёт об уничтожении страны, а те, кто отвечают за её оборону не имеют права полагаться на здравомыслие противника.

Ведущий: Как ты оцениваешь вероятность начала вооружённого конфликта между Украиной и Россией?

Вероятность конфликта по решению украинских властей очень низка. Во-первых, на Украине нет украинской власти, они находятся под внешним управлением, а те отлично понимают, что происходит. Могут начаться военные действия по причине безответственного поведения какого-нибудь местного атамана. Это может быть по любой случайности, из-за любого безответственного выстрела.

Я это знаю по ситуации в Израиле. Не дай Бог, один снаряд прилетит из Газы и ударит по детскому саду и погибнут дети или женщины! Они это отлично знают, поэтому очень часто, когда летит какая-то шальная ракета, вместе с ней они звонят и говорят: «Извините, это по ошибке, это не мы, мы ничего не хотели! Вы не подумайте!» Потому что для них это будет катастрофой! То есть, такие вещи могут быть. Снайпер может убить человека, но если мина или снаряд упадёт в детский сад, то дальше всё будет происходить автоматически.

Ведущий: Как ты считаешь, какой может быть сценарий, насколько протяжёнными могут быть боевые действия, как они будут развиваться?

Я могу сказать, не углубляясь в детали, что будет дальше, если это будет у нас (в Израиле). А, как спланировано всё на Донбассе я не могу сказать, но такие планы должны быть.

Ведущий: Как сравнить военный потенциал двух стран?

Вообще нечего сравнивать. С одной стороны – государство, а с другой стороны – «гуляй поле», там нечего сравнивать! Можно одеть хорошо скроенную американскую или натовскую форму, но от этого боеспособность не увеличится.

Оставьте российскую армию в стороне. Огневая мощь Донбасса превышает огневую мощь украинской армии в артиллерии в 3 раза, в танках в 2 раза. Невозможно сравнить соотношение сил с точки зрения боеспособности и подготовки солдат на Донбассе и на Украине. На Украине кроме бандитских банд от «Азова» и дальше, это солдаты срочной службы, а на Донбассе – люди, которые держат оружие в руках более 10 лет и 7 лет участвуют в боевых действиях. Они все давно уже позабыли то, чему учат украинских новобранцев. Я не говорю уже об отношении и поведении на поле боя новобранца и бойца с опытом 5-6 лет, это небо и земля.

В руках Донбасса находится возможность без участия российской армии решить проблему случайных обстрелов с украинской стороны раз и навсегда. Подавить все украинские артиллерийские установки и танковые части, которые находятся рядом, Донбасс может сам.

Пролистать наверх