01/03 Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А., Шахназаров К.Г. – ПОЛИТ-АНАЛИТИК

01/03 Гости передачи: Кургинян С.Е., Михеев С.А., Шахназаров К.Г.

Передача «Вечер с Владимиром Соловьёвым», 01 марта 2021 г.

Ведущий: Надо признать, что интернет и соц. сети – это уже новая реальность. Мы столкнулись с новыми реалиями, каждый шестой американец относит себя к ЛГБТ, причём ты должен разбираться в направлениях этого движения. Запад вынужден признать, что нет ни одной религии, которая хотела бы изменить себя под это. Мы уходим от проекта модерн, в котором была культура, к разрыву поколений, когда не будут слушать церковные проповеди.

Кургинян Сергей Ервандович:

Классическая демократия предполагает, что есть человек и есть права человека, в том числе право быть человеком. Главный постмодернистский лозунг – это конец проекта человек. Проект человек кончен, проект гуманизм кончен полностью, история кончена!

Теперь представляем себе пост-исторический, пост-человеческий, пост-гуманистический мир. Что должно быть главное ликвидировано? Остаётся патриархальное общество, а у этого общества есть покровитель Логос. Что такое пятидесятые годы XX века американского общества? Это общество, где сажали за сексуальные трансформации, а в восьмидесятые годы XX века уже трансформанты говорили, что они будут сажать тех, кто их сажал. Прошло всего лишь 30 лет и всё настолько изменилось без потрясений!

Мы живём в сетевой цивилизации, а субъект в этой цивилизации есть? Все эти сексуальные трансформации происходят в новой социальной среде, которую формируют законодательно, репрессивно, при помощи культурного насилия, с детского возраста, что заканчивается для человека ранним сексуальным повреждением, локальной сексуальной патологией, переводом её в системную патологию, подавлением всей эмоциональной сферы, защитами, которые превращают это всё в окаменелого человека, прорывами через эти защиты с помощью супер экспрессии, опустошением через прорывы и заполнением этих опустошений новой метафизикой социальных сетей!

Ведущий: А, кто сейчас более влиятельный, Папа Римский или Дорси, владелец Twitter?

За каждым Дорси стоит та или иная метафизическая фигура. Я отвечаю, что у западной элиты слово контр-инициация является основным. Как только разговор становится конфиденциальным, сразу же фигурирует слово контр-инициация, то есть тяга вниз. Христиане не понимали, что следом за де-коммунизацией пойдёт де-христианизация. Теперь они хотят лишить Байдена евхаристии, потому что этот закон о равенстве будет следующим шагом к демонизации общество. Надо запрещать всё, все классические религии, а дальше врагом становится Зевс: греки установили патриархальное общество, которое теперь вернётся к матери – сырой земле. Новые адепты начинают выть на луну, потому что Логос запрещён, дальше появляется культ волка против Зевса, а дальше каннибализм.

Будет растабуировано всё, что касается основ человеческого существования! А человек, выделенный из природы не может существовать без этих табу; культура не может быть без табу. Значит им нужно запихнуть человека назад в эту природу, но он слишком давно из неё вышел и поэтому, вернувшись назад, он сразу становится фигурой ада, не природы, а её ещё более тёмной вершины.

Эта логика неумолимо разворачивается на всём европейском пространстве, и уже никто её не останавливает, её бояться. Они уже боятся тронуть гей-парады и всё прочее. Новая демократическая идеология – это демонтаж власти национальных государств, это халифаты и терроризм на Ближнем Востоке и по всему миру, это абсолютный террор и демонизация инакомыслия, это разврат, возведённый в доминирующую систему и это упоение насилием. Подождите, всё это ещё оформится политически, и оно придёт. Оно этим насилием упивается! А вообще было ли когда-нибудь в христианской Европе настоящее сопротивление всему этому или эти инквизиторы всегда были жалкой частью чего-то гораздо более тёмного?!

Михеев Сергей Александрович:

Я согласен со всем, что здесь было сказано, потому что сатанинская сущность современной цивилизации, которая выдаёт себя за прогресс, она становится всё более очевидной. Это происходит везде, от молодёжной субкультуры, до академических элит. Что касается упоения насилием, то посмотрите западную массовую культуру, центральным элементом, который давным-давно стало насилие, и показ насилия всё больше напоминает его смакование. Это перестало быть негативным. Насилие стало целью, процессом, источником удовольствия, им переполнены все американские фильмы.

Еще одна тенденция голливудского масскульта, это то, что больше невозможно выбирать между добром и злом. Добро для идиотов и лохов, фигура священника полностью исчезла, её просто нету. Вы выбираете между вампирами и оборотнями, а нормальные люди – это для них мясо. Поэтому человек должен выбрать для себя не добро или зло, а какой вид зла он выбирает: добро бессмысленное, оно идиотское, а зло всесильное, оно всепоглощающее, непобедимое. Бороться с ним не имеет никакого смысла, и ты должен или стать ему на службу, или позорно погибнуть.

В молодежной субкультуре агрессия или депрессия давно стали основными состояниями, давно нет ни радости, ни печали, как таковой. Есть или истерическое веселье, или агрессия и невероятная депрессия, приводящие к самоубийству или к убийству других и так далее.

Здесь, как вы сказали, уже мало быть простым извращенцем, нужно в градациях разбираться и это закономерный процесс. Как только вы согласились с этим, дальше вас как воронкой затягивает всё ниже, и вы сходите с ума. Американская статистика показывает, что процент сумасшедших среди трансгендеров, гомосексуалистов и прочих в несколько раз выше и как следствие в несколько раз выше число самоубийств. Все говорят, что курение убивает, а вы на этих явлениях напишите, что они убивают! А, они убивают молодых людей не только с точки зрения духовной, но и с точки зрения физической.

По опросам ассоциирует себя с извращенцами абсолютно небольшое количество людей, даже в современной Америке это всего лишь 5,6%. Это не много на самом деле, но это подаётся массовой культурой так, как будто такими стали все, а кто не стал, тот должен срочно к этому присоединиться. Это ложь и откровенное передергивание, подающиеся в качестве прогресса.

Но, этого явления в разы больше среди молодёжи, потому что их обрабатывают с детства, внушая им, что так надо и так правильно. Им подаётся это под лозунгами свободы, и они становятся психопатами. Под лозунгом раскрепощения на Западе людей загоняют в ситуацию, когда ад уже с ним здесь.

Если переходить в политическую плоскость, то это подаётся как прогресс, чему надо подрожать и перенимать. Уже не получится просто бороться за демократию, а от этого всего просто отстраниться! Вы можете сколько угодно проводить ультра-супер-честные выборы, но если вы это не примите, не пройдете эту инициацию, то никто вас демократами не признает.

А по поводу культа ведьм, то на Украине ведьмы правят бал – это совершенно очевидно!

К вопросу о детях, появилось много одежды и символики с мертвецами, черепами, пауками, паутиной и прочее, это насаждается как мода и это неслучайно, это совершенно очевидная целенаправленная политика, и не надо думать, что эти вещи можно будет как-то от себя отстранить.

Для меня самое главное, что этому самоубийству и убийству подвергается в первую очередь христианский мир белых, что для меня между прочим является доказательством истинности веры. А его место займут другие. Многие нынешние пособники этого процесса сами падут его жертвой и придут те, кто не будут слушать ваших академических лекций, они не будут с вами дискутировать и спрашивать, что вы думаете, они поставят вас к стенке в лучшем случае, и на этом кончится ваш смех!

Шахназаров Карен Георгиевич:

По поводу ведьм, я должен вам сказать точно, ведьмы есть. Я их видал, ведьмы бывают, не дай Бог! По поводу социальных сетей, я вот чем больше пребываю вне социальных сетей, тем больше чувствую, как много у меня преимуществ. Я нигде не состою, никакие сети не читаю, я вам искренне говорю, чем меньше там пребывать, тем лучше. Лучше читайте Пушкина, Достоевского, Толстого, всю классику.

Замечательные здесь были выступления, но я в силу своей старомодности вернусь к материалистическим вещам, которые мне лично объясняют, что, куда движется, а это безусловно марксизм, который мы с вами часто упоминаем.

Когда мы говорим, что западная цивилизация летит в стену, то мы летим вместе с ней, потому что мы вообще-то туда переехали и там остаемся! Между прочим, может быть впервые в своей истории мы по-серьезному переехали к Западу, потому что ни Российская империя не позиционировал себя, как часть западной цивилизации, ни тем более Советский Союз. Это была своеобразная Евразийская цивилизация, она была другой, но сейчас то мы находимся в Западной цивилизации. Другое дело, что они чуть впереди нас, надо признать, во многих отношениях. Поэтому в большой степени мы должны думать, что в эту стену мы летим вместе с ними. Поэтому нам надо куда-то пересесть.

Мне кажется ничего нового в мире в этом смысле нету, такие признаки раньше были перед серьезными революционными катаклизмами. Посмотрите, что было во Франции в конце XVII века, когда французская революция отменила летоисчисление, христианство, всё отменила, был абсолютный шок. Тоже самое было и у нас в преддверии 1917-го года. Тогда было всё: и свободная любовь, и морфинисты, и кубизм, и я понимаю, что для людей того времени это был абсолютно какой-то сатанизм.

Поэтому для меня это признак того, что мы и Запад находимся в преддверии серьёзной революционной ситуации, которая началась в Америке летом прошлого года. Революция происходит долго, десятилетиями, она готовится, вызревает, меняет весь уклад. Сейчас мы видим симптомы движения, которое ведёт к серьезному переустройству мира. Связано это с простой гениальной формулой Маркса: современное политическое устройство общества не отвечает тем технологиям, которые появились, технологически – это уже другой мир. Вся политическая система с её моралью, взглядами осталась старой, которая была на протяжении последних 100 лет, как классический капитализм.

Чем это может закончиться? На мой взгляд, это может закончиться тоталитарным обществом, диктатурами, приходом сильных мощных лидеров, то есть тем, чем всегда революции заканчиваются. После французской революции пришёл Наполеон, который всё отменил, всех революционеров посадил, «затянули гайки», объявили цензуру. Тоже самое было и в нашем замечательном историческом опыте большевиков, когда в двадцатые годы пришёл Сталин. Тогда началась совсем другая история, отменяются все перегибы, возвращается ёлка, Новый год, вводится жёсткая цензура, кого-то отправляют на Колыму, кого-то расстреливают.

На мой взгляд весь мир идёт в эту сторону и к этому надо быть готовым. Все диктатуры появляются не потому, что приходит плохой лидер, а потому что этого требует ситуация, сами нации требуют этого. После полного хаоса революции и гражданской войны в России в двадцатых годах непременно требовалось «закручивание гаек», и с этим ничего не поделаешь. Поэтому не был бы Сталин, был бы кто-то другой, но это было неизбежно, и мне кажется, что сегодня идёт всё именно к этому. А ЛГБТ, весь этот идиотизм, который мы видим, это та пена, которая возникает в преддверии революционного процесса, это как показатель, когда волна ещё не упала, а пена уже пришла.

Мне кажется это будет очень глобальный процесс, и какие-то государства здесь не уцелеют, будет переустройство всего мира. Очевидно уже, что Китай себе зарезервировал место в новом мире. Он выстроил хорошо управляемую систему, которая блокирует интернет, ЛГБТ, они занимаются своим воспитанием, они сохранили всё то, что было у Советского Союза и при этом превратились в экономически развитую успешную систему. Молодцы, это было умно! Правда, посмотрим, что дальше будет.

А нам на мой взгляд надо вообще всерьез думать, какое место занимать, потому что «поезд», в который мы сели в 91-м году, это не наш «поезд»; все ценности, которые нам навязываются, это всё из другого мира. Нам надо менять этот «поезд», потому что вместе с ним можно влететь в эту стену.

Кургинян Сергей Ервандович (2-я часть):

Мы видим, что нет единства рода человеческого, есть посягательство на единство рода человеческого. Идёт противопоставление слова цифре, но не может существовать компьютер, который заменит человека в том смысле, что человек оперирует метафорическим языком, а компьютер метафорами оперировать не может.

Что касается марксизма, то история продолжится, но вопрос в том, будет ли отчуждение человека от родовой сущности или нет? Нету уже ни индустриального пролетариата, ни всего того, что должно восставать при коммунистах. Уже всё человечество является эксплуатируемым объектом, и исток этой эксплуатации – отчуждение от родовой человеческой сущности. Маркс – единственный, кто осмелился о ней говорить.

И наконец, я бы не стал приравнивать просвещение к постмодерну, там есть огромная внутренняя борьба и на этом этапе это будет политическая борьба. Многие призывают постмодерну объединиться с архаикой, но любой постмодерн будет объединяться с модерном пока есть человек. Все прогрессы реакционны, если рушится человек. Если нет восхождения человека, то будет нисхождение!

Пролистать наверх